Приветствую тебя в мире Мистик Фантом | Группа "Послушник" | RSS
                                                       Ср 28.10.2020 15:27




[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]

  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Мистическая литература » Гильдия переводчиков » Джилл Майлз - Дневники суккуба - #2 Суккубы любят погорячее (вампиры, суккубы, ангелы, падшие ангелы 13/23)
Джилл Майлз - Дневники суккуба - #2 Суккубы любят погорячее
1
Елена_ЧумаДата: Пт, 28.02.2014, 01:48 | Сообщение # 1
Хранительница ПЗ, первородный эльф
Группа: Хранительница
Сообщений: 1403
Награды: 12
Репутация: 37
Статус: Оффлайн
Джилл Майлз - Дневники суккуба - #2 Суккубы любят погорячее




Со сногсшибательной фигурой, работой ее мечты, и двумя великолепными парнями -- ангелом и вампиром -- для удовлетворения своих сексуальных аппетитов, Джекки полностью освоилась с жизнью суккуба. А затем своим прикосновением она случайно ввела в беспробудный мистический сон разносчика пиццы. Просто великолепно -- черт побери! -- она проклята. Чтобы снять проклятье, наложенное хитроумным демоном, Джекки и ее лучшая подруга Реми отправились доставить зашифрованное послание самому древнему суккубу. К сожалению, ни один из ревнивых дружков Джекки с ней не разговаривал, а наложенное проклятье только усиливало ее потребность в удовлетворении. С каждой милей их путешествие становилось все более странным -- демоническая одержимость, очаровательный преследователь, таинственное предупреждение -- и когда они наконец-то добрались до Нового Орлеана, Джекки обнаружила, что попала в опасную ловушку. Кто-то желает ее смерти -- опять. Сможет ли сообразительная девушка в мини-юбке перехитрить силы Зла?

Джилл Майлз "Суккубы любят погорячее", 2011

Оригинальное название: Jill Myles "Succubi like it hot", 2010

Перевод:1-5 главы Рэд Хельга, Talamaska; с 6 главы Chuma, asya_nikky

Коррекция:1-5 главы Talamaska; с 6 главы Chuma

Обложка: Talamaska

Активный перевод переведено 7/24


Прочесть первые книги серии можно здесь



- Одет/одета: джинсы, разноцветные кеды, объемная футболка, бандана с черепами.
- Состояние: приподнятое настроение, немного простужена насморк замучил
- При себе: рюкзак, Беда - мой хорек тоже при мне.
- Способности: телепортация, способна отличать иных от людей.
 
2
Елена_ЧумаДата: Сб, 01.03.2014, 14:07 | Сообщение # 2
Хранительница ПЗ, первородный эльф
Группа: Хранительница
Сообщений: 1403
Награды: 12
Репутация: 37
Статус: Оффлайн
Глава 1


Я почувствовала пробуждение "Зуда" во время благотворительного ленча после приема. Как раз в тот момент, когда я пожимала руку одному богатому спонсору из университетского археологического департамента, внезапный голод охватил все мое тело. Даже без зеркала было ясно, что мои глаза цвета тусклого серебра сейчас пылают голубым огнем.
И эта перемена означает следующее -- мне крайне необходимо заняться сексом, и чем быстрее, тем лучше. "Зуд" -- это неотъемлемая часть жизни суккуба. Своеобразный барометр насыщения, принуждающий нас выходить "на охоту" за мужчинами каждые сорок восемь часов, чтобы заняться изумительным, умопомрачительным сексом. Когда "Зуд" начинает вступать в свои права, твои глаза меняют цвет с серебристого на ярко, а потом и темно-голубой, кожа становится столь чувствительной, что даже одежда вызывает дискомфорт, и как апогей, тебя заводит все что угодно. Любое касание. "Зуд" не дает тебе возможности забыть о потребности в сексе -- ты живешь, дышишь, ешь и пьешь этой потребностью. Эта жажда сродни той, что испытывает твой организм по воздуху и воде.
И эта жажда прямо сейчас требовала немедленного утоления.
-- Джеки Брайтон, как приятно видеть тебя, -- сквозь шум в ушах слышался голос моего собеседника. Он взял меня за руку, чуть выше локтя, и потянул за собой, уводя в сторону.
Доктор Морган был моим новым боссом и главой археологической группы университета Нью Сити. Все, кто когда-либо работал в университете Вайоминг, работали в его команде, и я трепетала от того, что тоже была включена в этот список.
Мужчина мне улыбнулся.
-- Как тебе этот вечер, дорогая?
Я улыбнулась в ответ, задаваясь вопросом, не будет ли оскорблением выдернуть свою руку назад? Его прикосновение к открытой коже сводило меня с ума.
-- Замечательно, доктор Морган, спасибо. Я не ожидала увидеть вас.
-- Вы выглядите немного взволнованной. Что-то случилось?
Вообще-то, случилось. Я кстати не просто девушка, я -- суккуб. Превращенная несколько недель назад, когда впала в депрессию из-за того, что мое повышение по службе в музее отклонили. И теперь мне, горячей штучке, которую ты откровенно пожираешь взглядом, срочно необходимо заняться сексом, иначе будет худо. Вот почему мои глаза пылают синим, тело пульсирует, и я чувствую непреодолимое желание сорвать с себя платье и оседлать ближайшего мужчину прямо на ковре, чтобы заняться с ним жарким сексом.
Но я, конечно же, не могу всего этого сказать моему новому боссу, потому что никто не поверит, что суккубы действительно существуют. Ну, кроме других суккубов. И их создателей. Поэтому я расплылась в фальшивой улыбке и ответила:
-- Все хорошо, доктор Морган. Вы так любезны.
Рука доктора Моргана скользнула вниз по моему локтю и стала нежно поглаживать запястье.
-- Я просто наблюдаю за моим любимым членом команды.
Если бы я была нормальной девушкой, такое сексуальное домогательство сподвигло бы меня идти прямиком к юристу. Но с тех пор как я стала суккубом -- вожделение лавой струилось по моим венам. И судя по маслянистому взгляду на мою вздымающуюся грудь и собственническим жестам, доктор Морган это заметил.
-- Вам не кажется, что здесь жарковато?
Я отняла свою руку из его захвата и помахала на лицо. Отступив на пару шагов, я схватила бокал шампанского с подноса у проходящего официанта и осушила его одним глотком. Пришло время незамедлительно покинуть прием.
-- Вы не видели моего друга, Ноа Гидеона?
Шесть футов падше-ангельского блондинистого великолепия с татуировкой на запястье?
Ноа был одним из двух мужчин, превративших меня в суккуба. Вторым был Зейн -- вампир. Несколько недель назад я была невзрачной "серой мышью" с коричневатыми кудряшками и располневшей талией, впахивающей на бесперспективной должности экскурсовода в музее искусств Нью Сити и подчинявшейся стерве-начальнице, которая меня ненавидела. Но в одну ночь все изменилось: в моей жизни появились Зэйн и Ноа. Я умерла пухлой и неряшливой, а воскресла стройной и ошеломляюще-прекрасной. Мои волосы превратились в великолепную ярко-рыжую шелковистую гриву, в размере моей груди было больше D (прим. ред.: Имеется в виду американская система оценок. D -- неудовлетворительно. Размер Джекки же стал 34 DD, соответствующий российскому четвертому), чем в самом плохом табеле успеваемости, зато мужики теперь не могли отвести от меня взгляда.
Против таких видоизменений я ничего не имела против, но была и обратная сторона медали, навечно привязывающая меня к моим создателям -- Зейну и Ноа. Мне приходится беспрекословно повиноваться им обоим, как какой-то озабоченной героине фильма "Я-мечтаю-о-Джинни".
На сегодняшний прием я пришла в компании Ноа, и это было здорово. Помимо того, что Ноа был одним из спонсоров археологического отдела, его присутствие будет держать доктора Моргана и его чрезмерно жадные руки на порядочном расстоянии от меня, тем самым не позволив нам обоим совершить то, о чем пришлось бы сожалеть. Например, устроить сексуальные скачки прямо на полу в кабинете босса.
Пыл Доктора Моргана поугас при упоминании имени Ноа. Мой босс был большим поклонником женского бюста, но финансирование археологии стояло на ступеньку выше в пирамиде его желаний, а предстоящие раскопки руин майя под его начальством нуждались в дополнительном финансировании.
-- Мистера Гидеона? Кажется, я не так давно видел его в восточном крыле. Хотите, чтобы я...
-- О нет, нет, -- сверкнув улыбкой, прервала я его, ставя бокал на стол. -- Я сама найду его.
Я поспешила через толпу, чувствуя, как пульсация в моей крови становится все сильнее с каждым моментом. Это значило, что "Зуд" мог проявить себя в любой момент. И от такого взрыва похоти мне стало не по себе, потому что большую часть времени этот голод был результатом постепенного изменения химических процессов в теле.
И пока я не удовлетворю свой "Зуд", мое тело будет все более чувствительным, а волны вожделения внутри меня будут расти и нуждаться в выходе. А что будет, если я стану сопротивляться этой нужде? Ну, больше чем на несколько дней меня не хватало, потому что это был путь безумства, боли и смерти. Именно в таком порядке.
Не слишком печальная участь, если под рукой имеется горячий мачо, ну а мне досталось аж два таких. Но с последнего насыщения "Зуда" прошло лишь несколько часов -- прошлой ночью я занималась сексом с вампиром -- Зейном, -- и по всем правилам "Зуд" не должен был просыпаться еще минимум сутки.
Восточное крыло отдела археологии было переполнено спонсорами и их женами, кружащими вокруг своих трофеев -- древних ваз и глиняных фигурок, -- и, черт побери, так распевающихся о них соловьем, как если бы понимали о чем говорят. Я искала высокую фигуру Ноа с блестящими блондинистыми волосами в море светлых и обесцвеченных шевелюр, но все они были лишь слабым подобием на бесподобную прическу моего мужчины, а его самого нигде не было видно.
Я нашла Ноа в дальней галерее, с бокалом в руке разглядывающего большую картину. Ноа Гидеон был потрясающе великолепным мужчиной -- не удивительно, учитывая, что он был самым настоящим падшим ангелом. Его светло русые волосы были тщательно уложены, несмотря на преднамеренное взъерошивание. Дизайнерский смокинг обтягивал его широкие плечи, и я не смогла не остановиться, чтобы полюбоваться на Ноа сзади. Потому что, черт побери, вид сзади был шикарный. Меня бросило в жар только от одного взгляда на моего кавалера.
Потом я перевела взгляд на картину, заинтересовавшую его, и затаила дыхание. Это была картина, исполненная в темных тонах, в классическом жанре светотеневой живописи (поясню для тех, кто не знает -- "светотень" -- это наблюдаемое на поверхности объекта распределение освещенности). В углу картины был изображен сокрушенный ангел в ворохе сломанных перьев, окрашенных кровью с разорванной плоти. А нарисованные алые небеса словно кровью заливали мрачные полутоны холста. "Отпадение от благодати Божией", прочитала я на табличке. Это была картина, которую один из профессоров реставрировал для Смитсоновского института; ее поместили в галерею, что бы все богатые спонсоры могли видеть результаты нашей работы.
Взгляд Ноа, пристально смотревшего на холст, заставил меня задуматься, что даже спустя столько лет он не забыл ту часть своего прошлого. Как падший ангел, он не любил напоминания о Небесах. Изначально высшие ангелы, такие как Уриэль, наслали на своих сородичей, имевших несчастье влюбиться в земных женщин, проклятие Серимов, тем самым обрекая их на жизнь среди смертных на веки вечные. Изгнанные на Землю, серимы теперь каждое полнолуние испытывали непреодолимое страстное желание с обязательным условием в первую очередь доставить удовольствие своим партнерам. То есть почти то же самое, что у меня, только наоборот: если мне в обязательном порядке нужен добровольный партнер и оргазм, то серимам надо доставить партнеру как можно больше удовольствия, иначе голод будет только расти.
Насчет последнего пункта лично я очень даже не жалуюсь (еще бы, будучи получателем грандиозных оргазмов), но Ноа, казалось, был опечален своей потерей.
Дерьмо. Как же я забыла про эту картину? Ноа никогда не говорил мне о своем прошлом, как он пал, поддерживал ли он контакты с другими ангелами, которые пали, или что-нибудь подобное. Я не знала, сколько ему лет (хотя я понимала, что он можно сказать древний). Тема о Небесах была слишком личной, поэтому я и не спрашивала. Я полагала, что он сам решит, когда мне открыться, и поэтому не лезла ему в душу.
И судя по опустошенному взгляду на лице Ноа, рассматривающего картину, этого момента мне еще ждать и ждать.
-- Ноа? -- тихо позвала я, подходя к нему и мягко вкладывая свою руку в его ладонь. -- Мы можем уже уйти?
Он повернулся ко мне; его лицо было совершенно бесстрастным, ни намека на тоску, так что я на мгновение задумалась, а не показалось ли мне все это.
-- Уйти? Но я думал, что ты хотела...
Ноа замер на полуслове при виде моих ярко-синих глаз и испарине на пылающей коже.
Я слабо ему улыбнулась:
-- Похоже, возникла небольшая проблемка.
Я непроизвольно провела ладонью по его груди, испытывая желание ощутить под рукой его обнаженную кожу. Глаза Ноа вмиг потемнели, его привычный серый цвет глаз исчезал, наливаясь глубокой синевой, и через пару секунд он сам уже горел от сильнейшего желания.
-- Ты никогда не была проблемой, Джекки, -- ответил Ноа низким, глубоким голосом и его тембр заставил все мое тело задрожать от вожделения.
Я инстинктивно подалась ему навстречу, прижимаясь всем телом к моему падшему ангелу, и подняла лицо для поцелуя.
-- Не здесь, -- сказал он, бросив косой взгляд по сторонам.
Ох. Я хмуро посмотрела на мистера Пристойность, но не могла с ним не согласиться. Просто я не очень любила, когда он напоминал о подобном.
-- Куда тогда? Нам лучше найти не такое открытое место, или я устрою непристойное представление для всех... -- я многозначительно скользнула по нему взглядом. -- Вместе с тобой.
Ноа взял меня за руку и повел за собой через толпу, бормоча извинения тем, кто хотел перехватить нас для приветствия.
Когда мы в итоге вышли в свободный холл, Ноа направился к двойным стеклянным дверям.
-- Лимузин подойдет?
-- Лимузин? И топать до него в самый конец автостоянки? У меня есть идея получше... -- и я потянула его в сторону профессорских офисов.
-- Один из них твой? -- спросил Ноа, прерывисто дыша, в то время как его рука скользнула по моему бедру вопреки его сдержанности. Мое тело покрылось мурашками от желания, становясь непослушным. Мне нужен секс, сейчас же!
-- Нет. -- Хорошо, что холл был пуст, и никого поблизости не наблюдалось -- все были на приеме, посвященному привлечению спонсоров. Я подошла к первой двери -- она была заперта. Подошла к следующей -- ура, нам повезло! Открыв дверь, я оказалась в кабинете доктора Моргана. Не мешкая ни секунды, я втащила Ноа вовнутрь, и закрыла за нами дверь.
-- Джекки, я не уверен, что это хорошая идея, -- предупредил Ноа.
-- Не переживай по поводу Моргана, -- отмахнулась я, хватая Ноа за галстук и пальцами пытаясь расслабить узел. -- Он уже подозревает, что я сплю с тобой на благо археологического отдела. Пусть думает, что я пытаюсь найти некое финансирование на стороне. -- Я толкнула Ноа к массивному деревянному столу, стоящему в центре небольшой комнаты, и чуть не упала в обморок от восторга, когда мои бедра прижались к его возбужденному паху. О, да!
-- Не могу сказать, что я одобряю впечатление, которое у него сложилось о тебе, -- мрачно заметил Ноа, в то время как его руки начали блуждать по моим бедрам, дразня меня еще больше.
Из моей груди вырвался стон, и я жадно набросилась на его сердито сжатые губы, слегка их прикусывая.
"Зуд" захлестнул меня с головой и все, о чем я могла думать, было выпуклостью в брюках Ноа и предвкушением удовольствия от его восхитительно огромного члена внутри меня.
Наши губы сомкнулись в глубоком поцелуе, от которого у меня закружилась голова. Я вложила всю страсть в этот поцелуй, скользя языком у него во рту и пробуя его на вкус. Руки Ноа скользнули ниже и крепко сжали мою попку, после чего я ощутила, как его пальцы уже скользят у меня под юбкой. Моя кожа откликнулась на эти прикосновение приятным покалыванием и чем выше поднимались его руки вверх по моему телу, тем больше я погружалась в пучину страсти.
-- Где твои трусики? -- спросил Ноа, издавая легкий стон, когда его руки опять вернулись к моей, теперь уже обнаженной, попке.
-- Дома, -- ответила я, покусывая его за нижнюю губу. -- Не хотела лишних швов.
Я выгнула спину, чтобы его руки снова могли проскользить по гладкой коже, как бы намекая о продолжении.
Это было последней каплей в трезвом самоконтроле Ноа и его жгучее желание выплеснулось через край. Он свирепо зарычал, впиваясь в мои губы яростным поцелуем, и обхватив меня за бедра, поднял вверх, я же только с нетерпением обхватила его ногами вокруг талии. Спустя пару секунд я лежала на столе, прижатая твердым телом Ноа, которое сводило меня с ума. С одной стороны от меня лежала стопка бумаг, но мне было не до них. Мои жадные пальцы потянулись к его рубашке и начали расстегивать крошечные белые пуговички. Мне нужно было чувствовать как его теплое, горячее, обнаженное тело прижимается ко мне. Я с силой выдернула рубашку из-за пояса и засунула под нее руки, пытаясь притянуть его тело еще ближе, еще сильнее ко мне.
-- Я польщен тем, что ты выбрала меня, -- прошептал Ноа, теплым дыханием лаская мою чувствительную кожу.
Упс... Он подумал, что я два дня ждала, когда увижу его снова, чтобы заняться с ним сексом? Мило конечно, за исключением того, что это было не так. Сейчас не время и не место разуверять его в этом, но все же... Скользнув пальцами по соскам Ноа, я начала играть с ними, пытаясь отвлечь моего мужчину, но Ноа не позволил мне уйти от этой темы. Он немного отстранился от меня и с серьезным видом спросил:
-- У тебя с Зейном возникли проблемы?
Я подумала бы, что он действительно озабочен этим, если бы не намек на самодовольство в его голосе. Ноа ненавидел моего любовника-вампира. Больше всего он ненавидел делиться мной.
Вампиры и падшие ангелы ладили постольку поскольку, так как обойтись друг без друга вовсе они не могли. Оба были привязаны к смертным, когда их изгнали с Небес. Но в то время как Серимы надеялись в конце концов вернуть благосклонность Небес, то вампиры не стали дожидаться прощения и ступили на другой путь. Они продали свои души Люциферу в обмен на крылья и погрязли в пучине себялюбия и разврата.
Я спала с вампиром и у него была чертовски развращенная фантазия.
Так что, да. Серимы и вампиры не ладили. В добавок к этому, между Ноа и Зейном еще существовало какое-то странное напряжение -- старое соперничество, которое они не хотят обсуждать со мной. И вот я застряла между ними. Оба хотели, чтобы я сделала свой выбор, но я отказалась.
Также как и сейчас. Я подняла подбородок, пытаясь дотянуться до лица моего падшего ангела, чтобы Ноа снова поцеловал меня.
-- Ты действительно хочешь прямо сейчас говорить о Зейне?
Ноа посмотрел на меня испытывающим взглядом:
-- Скажи мне, когда ты в последний раз видела Зэйна?
Это было низко с его стороны. Ноа только что дал мне прямой приказ, поэтому я была вынужден повиноваться ему. Я вздохнула, не в силах сопротивляться указу моего создателя.
-- Несколько часов назад, он спал в моей постели.
Мой ответ быстро свел разговор на нет. Красивое лицо Ноа свела судорога гнева.
-- Понятно.
Он начал отстраняться.
-- Нет, ты не понимаешь. Ты никогда не понимаешь. Зачем тогда спрашивать, если не хочешь знать правду?
Честно говоря, это было глупо -- перетягивать меня, словно канат, между собой. Они так страстно ненавидели друг друга, что иногда у меня возникала невеселая мысль, что им больше по душе борьба за меня, нежели я сама.
-- Я думал, что мы сможем хранить верность друг другу.
Оппаньки, вот оно -- слово на букву "В"... Я в шоке уставилась на него.
-- Ноа, я суккуб....
-- А я серим, -- прервал он меня.-- Это моя сущность -- хотеть тебя только для себя. Я тот, кто я есть. А вампиры мои враги. И думать о том, что из моей кровати ты прыгаешь к нему...
Он не закончил предложение, а я не спешила продолжать этот тяжелый разговор.
Ну что я могла сказать? Вид Ноа погружался в сон с закатными лучами солнца и не просыпался следующие двенадцать часов до зари. А вампиры наоборот, спали в дневное время и просыпались только с наступление ночи.
Я же не спала вообще, существуя в обоих мирах. Мое мнение, что иметь в любовниках серима и вампира это самый идеальный вариант для суккуба. Хотя, судя по сердитому лицу Ноа, он мое мнение не разделял.
-- Я не могу этого сделать, Джекки,-- проговорил он, качая головой, как золотой сердитый лев. -- Мы больше не можем продолжать играть в эти игры. Я не собираюсь больше закрывать на это глаза.
Что же получается -- я не смогу спать с Ноа пока не буду ему верной, а значит, я не смогу больше спать с Зейном? Такую клятву я дать не могу.
Полный абзац! Я приподнялась на локтях, когда Ноа оторвался от меня, поправляя рубашку. Он избегал моего взгляда, но и не отодвинулся до конца. Он ждал моего ответа; ждал, что я скажу ему что-то, что он хочет услышать. Но я не собиралась ему потакать. Я тоже не двигалась с места.
Я вздохнула и нежно толкнула Ноа в плечо:
-- Если мы не собираемся заниматься сексом, то пусти меня. Мне кажется, я лежу на степлере.
Он бросил на меня разочарованный взгляд и отстранился. В порядок нашу одежду мы приводили в полном молчании. Мое тело все еще пылало от неудовлетворенного желания ж, но движения Ноа были злыми и прерывистыми. Ему-то легко забыть о сексе -- ведь сериму это нужно только раз в месяц.
Я постаралась проскользить руками по его рукам, когда он поправлял свой пиджак.
-- Ноа, все хорошо?
Обычно Ноа был моей надежной опорой, моей нерушимой крепостью. Он бы слабо улыбнулся, извинился, что задел мои чувства мы снова стали бы как прежде крепкими друзьями. Друзьями и любовниками -- это самый лучший вид дружбы. Ноа всегда был моим лучшим другом.
А сейчас он отстранил мои руки и покачал головой.
-- Мне нужно время, чтобы подумать обо всем этом, Джекки. Может быть, будет лучше если мы переведем наши отношения на другой уровень, деловой.
Деловой уровень -- как создатель и суккуб. Не любовники. И даже не друзья.
Он хочет быть знакомым незнакомцем.
Это был удар под дых, но я сделала над собой усилие и выдавила слабую улыбку.
-- Не вопрос. Как скажешь.
Он кивнул, открыл дверь и вышел, оставив меня одну с неудовлетворенным "Зудом" и синяком от степлера на пятой точке.

ГЛАВА 2

Несмотря ни на что, Ноа все же любезно подвез меня домой после ланча, хотя и отказался зайти. Меня томило чувство разочарования от несбывшихся надежд. Да кто он такой чтобы диктовать, как мне жить? Но, немного поостынув, я попыталась ему позвонить, чтобы выяснить отношения. Возможно и на повышенных тонах.
Но Ноа не взял трубку, так что мне пришлось оставить ему сообщение. После этого уже прошло несколько часов.
Ноа всегда перезванивал в ответ на мои сообщения, и я начала переживать, что он воспринял все гораздо серьезнее, чем я. И от этого мне стало не по себе. Поэтому, по прошествии еще нескольких часов, я оставила ему примерно дюжину интригующих голосовых сообщений. Я даже согласилась подумать о том, как нам можно преодолеть возникшие трудности. То что хотел Ноа -- было совершенно не приемлемо, но я была готова позволить ему приехать и убедить меня в обратном (в надежде, что он будет активно доказывать свою позицию в любой позиции на мне).
Но когда ночь спустилась на землю и осветила все лунным светом, стало ясно, что Ноа не перезвонит. Он погрузился в сон, так и не ответив мне, и в эту ночь ждать от него звонка уже бесполезно.
Мне не хотелось думать о том, что он решил меня игнорировать.
Зэйна нигде не было видно. Но моя маленькая квартирка хранила следы недавнего присутствия вампира -- его ношенные футболки были кучей свалены в углу спальни, любимое полотенце брошено на кровати. Зэйн был здесь совсем недавно, и, судя по тому, что он оставил свою любимую зажигалку на кухонном столе, он должен вернуться. Мне оставалось только ждать. Вероятно он пошел на поиски какой-нибудь несчастной девицы, чтобы использовать ее в качестве "завтрака", и я очень надеялась, что он не задержится.
Дважды приняв холодный душ, чтобы немного остудить свое охваченное "Зудом" тело, я набрала номер Зэйна. Я чувствовала себя какой-то глупой попрошайкой, и ненавидела себя за этот звонок.
-- Это Зэйн. Оставьте сообщение после гудка. -- Би-и-ип.
Черт, переадресация на голосовую почту! Я погрузилась в раздумья, как бы оставить сообщение, которое звучало бы сексуально, а не умоляюще. Но вспомнив об отчаянных словах в сообщениях, оставленных мною на телефоне Ноа, я приняла решение просто повесить трубку.
Даже у меня имелись принципы.
До возвращения Зэйна я была предоставлена сама себе, и поэтому решила заказать пару пицц, так как ускоренный метаболизм у суккубов требует постоянно восстанавливать силы, а заодно посмотреть фильм, который не заставишь смотреть добровольно ни одного парня, разве что только под пытками.
Когда я смотрела "Дневник памяти", раздался звонок в дверь. Чудесно. Меня охватило предвкушение, так как за дверью либо еда, либо секс, и любое из этого сделаем меня самой счастливой девушкой на свете.
Оказалось, это была еда. Курьер выглядел типичным неудачником: невысокий, пухлый, неряшливый, волосы завязаны в хвост. Он уставился на мое декольте, чуть не пуская слюни от такого счастья. Я уже привыкла к подобного рода реакциям на свое тело.
-- Пицца для мисс Брайтон?
Курьер пожирал меня взглядом через стеклышки очков и расплылся в широкой улыбке, и скажу я вам, консультация ортодонта этому парню явно бы не помешала.
-- Как, такая красивая девушка совершенно одна этой чудесной ночью?
-- Отвали, Казанова. Могу я просто получить свою пиццу? -- Давным-давно, я бы была польщена таким вниманием к своей персоне -- любым вниманием со стороны незнакомца. Но это было в прошлом, а сейчас такое назойливое внимание меня просто раздражало.
-- С вас двадцать баксов.
Я сунула деньги ему в руку.
Курьер рухнул на пол вместе с моей пиццей, словно на него обрушилась тонна кирпичей.
Хм, это было неожиданно. Я зажмурилась на мгновение, глядя на него сверху вниз. Это что, шутка такая? Но парень не двигался, даже после того, как я толкнула его носком кроссовка.
Я опустилась на колени и нажала на его грудь.
-- Эй? С тобой все хорошо? -- Может у него эпилептический шок или еще чего-нибудь в этом роде. А может он пытается напугать меня?
Хотя шуткой здесь и не пахло. Его глаза были закрыты, лицо осунулось и побледнело, а я тщетно пыталась нащупать пальцами его пульс. Затем до моих ушей донесся слабый храп.
Храп?
Вот дерьмо! Я как-то непроизвольно использовала способность суккуба и погрузила его в сон.
Суккубы могут дотронуться до любого живого существа и проникнуть в его мысли, используя лишь свою силу. Некоторые из нечистых на руку суккубов используют свои возможности, чтобы выведать информацию и иметь возможность влиять на других людей. Я избегала использовать свои способности, так как была еще новичком в нашем, так сказать "суккубском", деле. Если сильно сосредоточится, я могла бы принудить кого-нибудь впасть в сон, но мне приходится постоянно думать об этом, иначе очень сложно заставить свою способность активно работать.
Бросив взгляд по сторонам, и убедившись, что никто из соседей ничего не заметил, я взяла коробки с пиццей, а потом и мистера Сыра за ноги, и потащила к себе в квартиру. Это было не просто, хочу вам сказать, если учесть сколько он весил.
Когда парень благополучно оказался в моей квартире, я закрыла дверь и уставилась на спящего курьера. Что теперь делать? Я только дважды вторгалась в разум других. В первый раз это было настоящей катастрофой, так как я не понимала, как разбудить его обратно. Вот и сейчас я не знала что делать.
По крайней мере, дышал курьер нормально. Я дотронулась до его лба, позволяя своему сознанию проникнуть в его разум.
Будучи суккубом, я получаю несколько хороших преимуществ. Одним из них является способность читать мысли других людей, только дотронувшись до них. Всякий раз, когда суккуб взаимодействует с сознанием другого человека, это проникновение происходит путем большого количества визуальных ассоциаций. Я полагаю, что это такой своеобразный способ обработки мыслей другого человека, дабы не перегружать наш собственный разум. Моя подруга Реми, порно-звезда, в большинстве случаев в головах людей видит съемочные площадки. Мне же пока встречались только загроможденные спальни, с неменяющейся с выпускных классов обстановкой. Из этих "комнат", мы могли подобрать ключи к умственным процессам, которые происходят в голове так называемой жертвы.
У мистера Сыра была типичная ментальная комната. В углу стоял телевизор, по которому показывали "Звездный путь" -- я аж удивилась такому выбору -- а вся стена была обклеена плакатами с фантастическими изображениями. В противоположном углу находилось кресло, рядом с ним была двуспальная кровать, застеленная постельным бельем с изображением мастера Йода. М-да... Вот и стопка книг у кровати -- обычно по книгам легче всего судить о личности человека, которого я посетила.
Но я нигде не видела самого мистера Сыра. Его сознание было открыто, но его самого "не было дома". Такого никогда еще не случалось. Чтобы удостоверится, я посмотрела не только на ментальной кровати, но даже в ментальном туалете, (я проверила его на всякий случай, думая, что это шутка).
Никого. Парень исчез.
Я покинула его сознание и пыталась ущипнуть парня, пытаясь его разбудить. Но когда это не сработало, я даже решила воспользоваться сказочными методами и поцеловала парня, в надежде что вдруг хоть это сработает -- а-ля принц и лягушка.
Бесполезно. Невозможно разбудить кого-то, кого вообще нет в собственном сознании.
Поэтому я сделала то, что всегда делала в чрезвычайных ситуациях -- позвонила Реми.
Реми Саммор тяжело было назвать обычной подругой. Во-первых: она была порно-звездой. Во-вторых; она была единственным суккубом в Нью Сити. Она видела и делала то, что мне только предстоит (надеюсь не все) уже несколько сотен лет, и поэтому у нас сложились такие воспитательно-дружественные отношения. Реми учила меня жить по новым правилам, и хотя я постоянно спорила с ней и не соглашалась с ее взглядами, мы все равно вместе ходили по магазинам, и объедались в кафе, учитывая наш возросший аппетит. Было здорово иметь такую подругу, хотя иногда мне и хотелось ее придушить.
-- Нет, Джекки, -- поддразнила меня Реми, ответив на звонок. -- Я не одолжу тебе мой бюстгальтер с кисточками.
-- Фу, какая гадость! -- Я сделала паузу, представляя себя в этом модельном чуде, и тряхнула головой, прогоняя вставшую перед глазами картинку. -- Реми, у меня большая проблема.
-- Рассказывай. -- Я могла слышать, как она переключает каналы по телевизору. -- Эй, ты видела мой новый фильм "Крошки в Бойланде" на канале "Спайс" (прим ред.: британский телеканал для взрослых)?
-- Круто, -- ответила я поспешно. -- Короче, я нечаянно проникла в сознание курьера пиццы и никак не могу разбудить его обратно.
-- Ну и как пицца?
Я потерла лоб рукой, стараясь унять нарастающее на Реми раздражение.
-- Реми, я серьезно. Я только дотронулась до руки парня, и он рухнул на пол, словно подкошенный.
-- Вау! Он упал на тебя?
-- Это не то, что ты думаешь... -- я готова была ее задушить.
-- Так это ты упала на него? Ах ты дрянная девчонка, ты...
-- Нет! -- закричала я в телефон. -- Послушай меня! Я погрузила курьера в сон одним прикосновением, а когда зашла в его сознание, чтобы разбудить, его там не было!
-- Серьезно? -- Ее это явно заинтересовало, так как я услышала, что она выключила телевизор. -- А что сказал Зэйн, когда это случилось?
-- Его здесь нет -- он кормится. Мы можем решить мою проблему? У меня был очень тяжелый день...
-- Что такое? -- протянула Реми.
-- Мы расстались с Ноа, а теперь у меня на полу валяется коматозный неудачник, и я понятия не имею, что с ним делать. -- Мой голос перешел на крик, и я заставила себя успокоиться. Дыши. Дыши. Это поправимо. Я просто не знаю как. Конечно, Реми должна знать.
Реми, однако, была по-прежнему зациклена на моей сексуальной жизни.
-- Вы расстались с Ноа?..
-- Пожалуйста, мы можем сосредоточиться на коматозном неудачнике? -- Я получу гипервентиляцию, если она не поможет мне в ближайшее время.
-- Хорошо, хорошо. Ты уже пыталась его просто разбудить?
Спасибо, Капитан Очевидность (прим ред.: Капитан Очевидность -- супергерой, всегда приходящий на помощь не очень-то нуждающимся в ней -- делает это он путем высказывания всем известной прописной истины).
-- Ну да.
После некоторой паузы Реми предложила:
-- Ладно, тогда войди к нему в сознание и поговори с ним, -- она перешла на шепот. Конечно же -- Реми не одна. Ее кровать как дверь в самом популярном супермаркете.
-- Его там нет, Реми. Это то, что я уже битый час пытаюсь тебе объяснить. Я проверяла уже -- нет его там. Его ментальная комната есть, а его самого в ней нет.
-- Его нет? -- она задумалась. -- Но они всегда там. Где он еще может быть?
-- Да не знаю я! -- завопила я в трубку. -- Ты же здесь эксперт с опытом. Помоги мне!
Боже, я действительно сейчас жалею, что не могу позвонить Ноа. Он всегда знал что надо делать. Но он не проснется еще семь часов и я не была уверена, что он захочет говорить со мной, пока у нас эта пауза в отношениях.
-- Ладно, ладно. Сейчас приеду. Оставайся на месте, -- проговорила Реми со вздохом.
Можно подумать я могла куда-то деться с этой тушей пицце-курьера на моем пороге.
-- Поторопись, -- попросила я, прежде чем она положила трубку.
К счастью у этой ситуации была и своя положительная сторона -- пицца была уже у меня, поэтому я села на пол "по-турецки" и подтянула к себе коробки с пиццей. Пожевывая горячее тесто, я старалась не паниковать. Должен же быть выход из этого щекотливого положения. Обязан быть!
Если Реми не придумает как привести парня в чувства, то у меня все еще остается возможность обратиться к Зэйну, хотя я сомневаюсь, что у него будут хоть какие-то идеи на этот счет. Реми была суккубом со стажем, и если уж она не разрулит эту проблему, тогда все на самом деле примет кошмарный оборот.
А вдруг мне придется получать помощь извне? Снова -- с ангельским участием решить проблему? Я вздрогнула, вспомнив о красивом, расчетливом Уриэле. Он был единственным ангелом, которого я когда-либо видела, и память опалила мой мозг. Бессмертные назвали их "дилерами", потому что ангелы любили торговаться с вами за свою помощь, и сделка никогда не оказалась в вашу пользу. Последний раз Уриэль "помог" мне, наделив своеобразным замком для "Зуда" на целую неделю, в обмен на выполнение "легкой" задачи -- получение информации от вампиров.
На самом деле в общении с вампирами нет ничего легкого. И с ангелами тоже, кстати. Как правило, я стараюсь избегать их всех.
За исключением Ноа и Зэйна конечно.
Пицца уже подходила к концу, а Реми до сих пор не было. Я взяла свой смартфон BlackBerry, намереваясь позвонить ей и узнать, где она...
А вместо этого набрала номер Зэйна.
Это был глупый поступок. Зэйн ценил свою свободу -- это было совершенно очевидно с самого начала, как только он переехал и начал исчезать в течение нескольких часов подряд. Я говорила себе не обращать на это внимания, потому что он всегда целовал меня (и не только), прежде чем уйти, и до восхода солнца мы проводили много времени вдвоем. Мне очень нравился Зэйн. Я чувствую себя абсолютно бесшабашной рядом с ним, хотя мы до сих пор все еще привыкали друг к другу.
Но сегодня от него не было ни записки, ни цветка, как он обычно оставлял, отправляясь на охоту. После выяснений отношений с Ноа, это больно меня задело. Может они меня вдвоем динамят?
Но к моему огромному облегчению, Зэйн ответил на звонок:
-- Привет, Принцесса.
Его низкий и сексуальный голос пробудил во мне волну возбуждения.
-- Привет, Зэйн, -- ответила я, стараясь не покраснеть, как школьница. -- Ты где?
Его теплый смех делал со мной невероятные вещи.
-- Соскучилась по мне? -- Зэйн говорил так, будто хотел добавить что-нибудь еще, но когда он прикрыл рукой телефон, я услышала приглушенный разговор на другом конце. Это аж застопорило меня.
-- Кто это с там с тобой? Что ты делаешь?
-- Я на охоте. Ты же знаешь, как это происходит, -- ответил он после некоторой паузы.
Да, я знала. Потому что сама не позволила ему питаться мною. Вампиру надо питаться каждый день, так как их потребность в крови более мощная, чем моя потребность в сексе, и это вызывало постоянное напряжение в наших отношениях. Я отказывалась быть донором не потому, что это было отвратительно или аморально, -- ведь вампирское кормление всегда сопровождалось сильнейшим оргазмом для жертвы, -- но это так же означало полностью отдать контроль над своим телом в его руки. Когда вампир кормится от суккуба, то он пробуждает странное ментальное объединение, забирая часть наших способностей: проникновения в сознание и погружение в сон. И последний раз, когда Зэйн питался от меня, он, украв мои силы, оставил меня привязанной к кровати, а затем похитил моих друзей.
Поэтому у нас были некоторые проблемы с доверием.
Несмотря на его безнравственную сторону, что-то в Зэйне притягивало меня. Может быть -- это его шальное отношение к жизни, или его похоть ради удовольствия, или чувственная забота, когда он обнимал меня или когда мы занимались любовью, как будто он боялся, что я исчезну, и он никогда больше меня не увидит. Или то, что он отвернулся от вампирского рода только чтобы быть со мной. Горячая натура. Реми и Ноа не одобряли мое отношение к Зэйну, но я тянулась к нему словно наркоман, нуждающийся в дозе.
И хотя я и расплывалась лужицей, находясь рядом с ним, но уже не разрешала вампиру кормиться мною снова.
Зэйн знал это и ненавидел мое решение. Вампиры любят суккубов. Наша кровь для них как эквивалент афродизиака, поэтому мое нежелание делиться своей кровью он считал тяжким преступлением.
Я же называла это здравым смыслом.
Даже если бы он брал совсем чуть-чуть.
Но своими ушами услышав, что он кормится -- вероятно из какой-нибудь раскрепощенной горячей штучки -- мне стало обидно до слез.
-- Так, когда ты вернешься домой?
-- Боюсь, что сегодня я припозднюсь, -- раздался бодрый голос Зэйна в телефоне. -- Мне еще надо разобраться кое с чем до конца ночи...
-- Но ты нужен мне, -- почти проныла я, ненавидя плаксивые нотки в своем голосе. -- У меня проблема.
-- Принцесса, я бы с радостью пришел к тебе и помог с проблемой. -- Его хрипловатый чувственный голос заставил мое тело затрепетать. Боже, как же я люблю, когда он так меня называет. -- Но мне сначала надо кое-что закончить, хорошо?
-- Угу, -- промычала я, чувствуя как снова запульсировало у меня в паху. Мой голос перешел на хриплый дразнящий шепот: -- Обещаешь?
На другом конце провода повисла долгая пауза, затем Зэйн ответил, но его тон был каким-то напряженным и резким.
-- Обещаю. Я скоро буду, Джекки. И когда я приду, будем только ты и я.
Внутри меня все готово было взорваться от предвкушения.
-- Звучит замечательно.
В конце разговора, там где нормальные пары обычно говорят "я тебя люблю", у нас повисло неловкое молчание



- Одет/одета: джинсы, разноцветные кеды, объемная футболка, бандана с черепами.
- Состояние: приподнятое настроение, немного простужена насморк замучил
- При себе: рюкзак, Беда - мой хорек тоже при мне.
- Способности: телепортация, способна отличать иных от людей.
 
3
Елена_ЧумаДата: Вс, 09.03.2014, 22:57 | Сообщение # 3
Хранительница ПЗ, первородный эльф
Группа: Хранительница
Сообщений: 1403
Награды: 12
Репутация: 37
Статус: Оффлайн
ГЛАВА 3

Когда кто-то смотрит на вас таким обреченным, пропитанным ужасом взглядом, коим наградила меня Реми, вам остается только удавиться, дабы не мучатся в дальнейшем.
Когда она замолчала, я с тревогой спросила:
-- Что ты имеешь в виду, говоря, что я проклята?
Она моргнула.
-- Ты знаешь о колдовстве Вуду?..
Подбоченившись, я прервала ее:
-- Я знаю, что проклятия существуют. С чего ты взяла, что я проклята, когда я только вышибла из сознания этого разносчика пиццы?
-- Дело не только в нем, -- ответила Реми, поднимаясь на ноги и отряхивая свои джинсы. -- Как правило, есть ряд вещей, похожих на это. Последнее проклятие, которое я помню, было у суккуба по имени Виктория. Это случилось лет двести назад.
-- Виктория? Я не слышала о ней.
Красивое лицо Реми стало непривычно серьезным.
-- Это потому, что она мертва.
-- Мертва?
Суккубы редко умирают. Мы восстанавливаемся даже от пулевого ранения (я это проверила на собственной шкуре), мы не можем утонуть или постареть. Есть только два способа уничтожить суккуба. Первый, убить обоих создателей (ангела и вампира), и тогда суккуб исчезнет из "смертных" и отправляется в Ад или Рай. Второй способ -- это заморить суккуба сексуальным голодом, не давая удовлетворить свой "Зуд", пока тело не иссохнет и не превратиться в шелуху за несколько дней.
-- Виктория любила играть со сверхъестественными силами,-- продолжала Реми, с сочувствием глядя на разносчика пиццы. -- Просто помешалась на этом, разрабатывала планы, и также преследовала людей со сверхспособностями. Она постоянно прыгала из постели одного вампира к другому, от одного серима к другому, всегда выискивая человека с наибольшим влиянием, деньгами и властью. Одним из ее бывших любовников был колдун, и когда он узнал, что Виктория изменяет ему с вампирским рыцарем, то он проклял ее.
В моей голове роилось множество вопросов. Я хотела спросить, что за вампирский рыцарь, и неужели колдуны на самом деле существуют -- но я продолжала возвращаться к мысли о проклятии.
-- Так что с ней случилось?
-- Сначала ничего. Но она стала замечать, что ее способности начали усиливаться, -- Реми снова взглянула на впавшего в кому курьера. -- Она стала стирать мысли окружающих ее людей, ее сила неимоверно росла. Она стала еще более притягательной для смертных. Вообще, более сильна во всем. -- Реми перевела взгляд на меня. -- И ее "Зуд" тоже усилился.
А вот это уже ближе к моей ситуации.
-- Дай угадаю. Ей нужен был секс все чаще и чаще?
Реми медленно кивнула.
-- И знаешь, это тяжело представить, потому, как Виктория была отнюдь не таким целомудренным суккубом, как ты или я.
Боже, если порно-звезда Реми -- это пример целомудрия, то Виктория должна была быть той еще прожженной шлюхой.
-- Проклятие заставляло просыпаться ее "Зуд" каждые несколько часов, потом каждый час, а затем и еще чаще.
Боже мой. Хотя я и любила регулярный секс с Ноа и Зэйном, но от мысли, что "Зуд" будет появляться каждый час, мне становилось страшно. Даже мороженое с ягодным сиропом приестся, если его поедать каждый час.
-- Так что сделала Виктория?
Реми пожала плечами.
-- Она все время занималась сексом, но этого было недостаточно. Ее кожа стала тусклой и изможденной, волосы выпали, ее тело начало таять на глазах. Она умерла от голода прямо посередине оргии. -- Взгляд Реми уперся в стену позади меня.
-- О Боже. -- Я обняла себя руками и закрыла глаза, глаза, пылавшие ярко-- синим огнем, несмотря на то, что я занималась сексом меньше, чем сутки тому назад. -- Ты действительно думаешь, что я проклята?
-- Я не знаю, как еще объяснить случившееся, -- тихо ответила Реми. -- Это единственная вещь, которая приходит мне на ум по этому поводу. У Виктории была аналогичная проблема с ее силой и с касаниями смертных. Если она случайно прикасалась к кому-нибудь из людей, их разум просто испарялся, а спустя несколько дней их тела умирали от голода. Никто не знал, как она это делала, просто так выходило. Способности суккуба вышли из-под контроля.-- Но... -- я старалась не думать о плохом. -- Я касалась Ноа сегодня утром. Почему тогда с ним все в порядке?
Мне в голову закралась шальная мысль и я коснулась плеча Реми. Она отбросила мою руку.
-- Эй! Прекрати! Пытаешься сжечь мои мозги? -- она сердито посмотрела на меня. -- Тебе повезло, что это не работает с бессмертными.
-- Не работает?
-- По крайне мере мне не приходилось такого видеть.
Я с облегчением вздохнула. Итак, навредить Ноа или Зэйну я не могу. Это хорошая новость. В комнате повисла тишина, за исключением храпа мистера Сыра.
-- Как думаешь, это можно исправить? -- спросила я, с тревогой смотря себе под ноги. Что я буду делать если не узнаю, как вернуть этого парня обратно в тело?
Реми пожала плечами.
-- Если мы можем выпроводить его из тела, я думаю, что мы можем его и вернуть.
Надо настроиться на лучшее. Хорошо.
-- Но сперва необходимо избавиться от проклятия, -- напомнила мне Реми.
Не очень хорошо. Я рухнула на софу и уставилась в стену.
-- Кто мог меня проклясть? Кого я могла так разозлить, что он бы захотел избавиться от меня?
-- Не знаю, -- ответила Реми, присаживаясь рядом и обнимая меня. -- Но я думаю, что знаю, кто владеет большей информацией по данному вопросу.
-- Зэйн? Ноа?
Она покачала головой.
-- Нет, -- и едва слышно добавила: -- Ты знаешь, кого я имею в виду.
Черт, я поняла, о ком она говорит.
О дилерах.
Если вы спросите любого на улице, как выглядит ангел, то они будут описывать образ милого одухотворенного существа с белыми пушистыми крыльями, который должен помогать вам и оберегать.
Не смотря на то, что крылья у них действительно есть, ангелы далеко не такие невинные агнцы, как часто любит изображать их общество. Мой вид называет их "дилерами" не просто так: ангелы, словно торгаши, втягивают вас в свои сети, предлагая помощь, а расплачиваешься ты с ними своей бессмертной душой.
Да-да, даже у меня, умершей, но восставшей с сексапильной внешностью Барби, все еще была душа. И я могу потерять ее, если буду неосмотрительна. И если я попрошу дилеров о помощи, то они будут более чем счастливы оказать мне ее.
За невысокую цену.
Ну, "невысокой" по их меркам. К примеру, они могут попросить тебе о совсем незначительной услуге -- принести им такую-то книгу -- но при этом они не откроют вам, что для того, чтобы получить эту книгу возможно придется кого-нибудь убить или украсть ее у умирающего от рака ребенка. Но как только ты соглашаешься на выполнение этого дела, пути назад уже не будет, потому что лгать ангелам это наихудший грех, который может пасть на бессмертную душу. И они никогда не забывают нарушенное обещание. Никогда.
-- Дилеры? Правда думаешь, что нам они нужны? Я все еще страдаю от дыры, которую подхалим Уриэля сделал во мне в нашу последнюю с ним встречу. -- Никакое бессмертие не сможет облегчить боль и мгновенно зарастить дыру в животе размером с тарелку. От нахлынувших неприятных воспоминаний я потерла внезапно занывший живот.
Когда я только стала суккубом, Уриэль обманом втянул меня в пренеприятное дельце, заставив пробраться в логово Нитокрис -- королевы вампиров. Ничего хорошего из этого не вышло, скорее наоборот. Уриэль хотел найти нимб первого падшего ангела Иоахима, и сделал все, чтобы добраться до него первым. Он даже завладел телом патера, чтобы попытаться добраться до меня (и нимба). А учитывая тот факт, что Реми случайно разбила нимб и впитала силу Иоахима... Поэтому, я не сильно спешила вновь свидеться с Уриэлем.
-- Мне никто другой не приходит на ум, кто был бы в состоянии идентифицировать твое проклятие, -- ответила Реми. -- Хотя Нью Сити словно медом помазан для всяких других бессмертных созданий. Если ты конечно хочешь, то можно обратиться к "конкурентам" -- они тоже владеют информацией.
Сказав "конкурент", Реми имела в виду других "дилеров": демонов.
Меня передернуло.
-- Нет уж, спасибо. По крайней мере, у Уриэля есть хоть какое-то понятие о чести, своеобразное правда, но оно есть.
В конце концов, ангел полагал, что действует во благо сонма Небесного. А тот факт, что завладев нимбом, он уничтожит Ноа и других серимов на планете его мало волновал. Что для высшего ангела падшие "изменники"?
-- Ладно. К Уриэлю не пойдем, -- предложила Реми. -- Если ты переступить порог церкви, то это точно покажет, что ты нуждаешься в помощи. Так уж повелось.
-- Но ангелы же не могут покидать освященную землю? -- Я это помню. -- Разве что вселятся в чье-то тело. Но я сомневаюсь, что ангелы бродят по городу в заимствованном теле, просто ища возможность сказать мне привет.
-- Ты права, -- сказала Реми удрученно. -- Ангелы ненавидят вселяться в людей. Они думают, что это гадко.
Я не обвиняю их. Я уже встречала одержимого ангелом человека, и от этого не было хорошо ни тому, ни другому.
Реми просияла.
-- Но я знаю, где мы можем найти ребят рангом пониже.
-- Правда? Где?
Она наставительно подняла указательный палец в воздух.
-- На кладбище!

Если и было что-то, что действительно изменилось с тех пор, как я стала суккубом, так это субботние ночи, которые теперь никогда не были скучными. Ведь, когда я не занималась любовью с вампиром или падшим ангелом, я на пару с самой горячей бессмертной оттоманкой по эту сторону Миссисипи, искала себе приключения, подписываясь на очередную безрассудную авантюру.
На моих глазах один из высоких каблуков Реми провалился во влажную землю, когда она шагнула с дорожки. Выдернув каблук из земли, Реми развела руками и стала балансировать ими в воздухе, пытаясь идти дальше на цыпочках.
-- Вот же блин! Мои "шпильки" того и гляди припечатают лоб какого-нибудь покойничка.
Я включила фонарик, наблюдая за попыткой Реми не запачкать свои каблучки.
-- Я искренне сомневаюсь, что сейчас хоронят людей на два дюйма глубиной.
Она подозрительно на меня посмотрела и продолжила свою борьбу с грязью.
-- Если уж мы коснулись этой темы, то ответь: почему ты никогда не носишь нормальную обувь?
Сама я была в поношенных кедах.
-- Я не захватила с собой другой обуви. Когда ты позвонила, я не думала, что мы потратим субботнюю ночь на хождение по кладбищу. -- Реми с отвращением обвела взглядом неприглядную местность. Я последовала ее примеру.
-- Ты могла бы взять что-нибудь у меня. -- продолжила я, наблюдая, как она, шатаясь, двигается через плотную траву.
Реми лишь хмыкнула.
-- Вся твоя обувь сплошное уродство.
-- Так это же ты ее для меня выбрала!
-- Ну, для тебя она идеально подходят, но для меня слишком уродливы. -- Она указала на ряд надгробий за высоким железным забором. -- Ну вот, мы почти у цели.
Я посветила фонариком на железные решетки, стараясь не обращать внимания на холодок, пробежавший по спине, когда неподалеку заухала сова. Высоко в небе сияла полная луна, и маленькая девочка во мне вопила от ужаса, хотя я прекрасно знала, что мне нечего бояться. Ведь я делила кровать с существом, который обитает в ночи. Да к тому же, я была бессмертной. Ничто не может причинить мне вред в центре жуткого кладбища в глухую ночь. Ведь я права?
Правда же?
Реми снова выругалась, когда один из ее каблуков вновь погрузился в землю, и ей пришлось наклониться, чтобы очистить его. И вот когда она нагнулась, недалеко от нас я заметила дергающийся свет от еще одного фонарика.
-- Дерьмо. -- Я схватила Реми за руку. -- Кто-то идет к нам на встречу.
Она оглянулась назад.
-- Ну и что?
-- А то, что нам нельзя попасться. -- Я выключила фонарик и засунула за пояс джинсов. -- И я буду очень счастлива, если не попаду в тюрьму за незаконное проникновение на кладбище.
Реми фыркнула в довольно несвойственной ей манере.
-- Никто не собирается в тюрьму, дурочка.
Она остановилась и вручила мне туфли, а затем направились по направлению к фонарику, эротично вращая бедрами. Ее волосы развевались при ходьбе, падая ей на плечи шелковым водопадом как в рекламе шампуня "Пантин". Я слышала, как она еле слышно напевала веселую мелодию.
С обувью в руке, я осторожно последовала за ней.
Я подошла к этим двоим как раз вовремя, чтобы услышать, как охранник сказал:
-- ... здесь закрыто после наступления темноты, мэм. Вам придется вернуться в другой раз.
-- Мой парень бросил меня здесь, -- проговорила Реми, начиная притворно рыдать. Такого я никогда не слышала. В конце концов порно-звезды не были известны своим актерским мастерством. -- А здесь так темно и страшно, и еще я подвернула ногу.
Сопротивляться суккубам невозможно, особенно если они очень чего-то хотят. Мужчина придержал Реми за талию, а в следующий момент, она прижалась к нему всем телом, обвивая руками его шею. Не было похоже, что парень чем-то недоволен. Смущен? Да. В восторге? Определенно.
-- Просто успокойтесь, мисс. Я позабочусь о вас, -- сказал охранник, теряясь от ее театральных рыданий. Потом он перевел взгляд на меня. -- Вы здесь тоже с парнем? -- Жалость в его взгляде сменилась непониманием и подозрением.
-- Э-м-м,-- ответила за меня Реми, хмурясь на меня за разрушение ее легенды. -- Поверишь, что это было двойное свидание?
Под его скептичным взглядом, она вздохнула.
-- Нет?
-- Я могу объяснить... -- начала была я, когда охранник попытался выпутаться из объятий Реми.
Подруга обхватила ладонями лицо охранника и накрыла его губы своими, соединяясь с ним в очень долгом поцелуе. Когда дело было сделано, парень рухнул на землю словно подкошенный.
Она взглянула на меня, очень довольная собой.
-- Хорошо целуется, -- сказала Реми, наклонившись над ним. -- Код как всегда прост. -- Она порылась в его карманах и достала ключи. -- На всякий случай.
Она прошла мимо меня и решительно направилась к воротам. Ее волосы волнами развивались на ветру. Я взглянула на сторожа и в этот момент почувствовала зарождение "Зуда". Мужчина был очень привлекательным. Лет тридцати-тридцати пяти. И с такими красивыми глазами за стеклышками очков.
Я поежилась от того как среагировало мое тело. Обычно, когда я пропускала "кормление", "Зуд" звучал постоянным шепотом в глубине моего сознания. Сегодня он проявил себя звуковым ударом. Испугавшись, я побежал за Реми, стараясь не думать о Виктории и ее голодной смерти в середине оргии. "Зуд", не насыщаемый от секса. Бр-р-р . -- Ну, принялись?
Реми протянула руку к клавиатуре на электронных воротах.
-- Угу, еще секунду... -- Реми поджала губы, а затем ввела код на освещенном электронном табло.
8008135.
Раздался щелчок и свет на клавиатуре сменился с красного на зеленый, а тяжелые железные ворота стали медленно открываться.
Реми хихикнула.
-- Угадай, почему он выбрал этот код?
Я раздраженно на нее посмотрела.
-- Откуда мне знать?
Она указала на цифры.
-- Когда набираешь его на табло, -- это похоже на слово "Сиськи" (прим.ред.: в оригинале "BOOBIES"). -- Она рассмеялась, как будто это было самое смешное, что она когда-либо слышала. -- Как розыгрыш с калькуляторной клавиатурой.
О Боже...
Взглянув на мое каменное выражение лица, Реми махнула рукой.
-- Ты отстала от жизни, Джекки. Расслабься.
Я последовала за ней через ворота, ворча себе под нос:
-- Тебе легко говорить. Это не ты выжигаешь мозги у случайных людей.
-- Твоя правда, -- отозвалась Реми, ступая босыми ногами по усыпанной гравием дорожке. -- Я же всего лишь полудемон серим-вампир, благодаря нашим последним приключениям.
-- Это упрек в мой адрес, не так ли? -- Это лишь частично было моей виной, потому что я попросила Реми сопровождать меня в Египет, чтобы получить нимб, но именно по своей вине она впитала его силу (мы боролись за него, как дети малые, и она победила). И вот к чему это привело.
-- Ладно, не будем ворошить прошлое, -- сказала она мне с веселой улыбкой. -- Ну, так что, мы хотим сделать это?
Реми подбоченилась и обвела взглядом тихое кладбище. Оно довольно хорошо сохранилось, так как находилось в элитной части города. Если бы мы воскрешали мертвых, то я бы предпочла старых богатых дам, чем мертвых наркоманов и уличных крыс. Надгробия здесь были сделаны из белого мрамора, в вазе возле каждой плиты стояли букеты цветов. Некоторые могилы даже не имели надгробий, а были, чем-то вроде "Именной таблички в траве". В отдалении стояли мавзолеи по-настоящему богатых людей.
А непосредственно справа от нас была "милая" свежевырытая открытая могила. Хотя в ней никого и не было, но сам ее зловещий вид заставил меня вцепиться в руку Реми и стать поближе к ней.
-- Давай уйдем куда-нибудь подальше отсюда.
Реми на мгновение задумалась, а затем щелкнула пальцами.
-- Нам надо найти католическую могилу. Католики обычно хорошо разбираются в посвящении Богу и соборовании.
-- Гм, можешь называть меня сумасшедшей, но я не думаю, что религия людей как-то влияет на их надгробия.
Чем дольше мы стояли здесь, посреди кладбища, тем острее я осознавала, что это плохая идея.
-- Возможно, нам стоит все же пойти в церковь...
-- Нет, -- твердо оборвала меня Реми. -- Нам надо получить реальную помощь для тебя, и мы должны обойтись без Уриэля, если это вообще возможно. -- Она взяла меня за руку и начала крутить головой в разные стороны. -- Возможно, получиться найти ярко-выраженное ирландское имя, или итальянское. Ищи те, которые либо начинается с "О" или заканчиваются на нее.
Этническое профилирование? Класс. Я позволила ей тащить меня за собой, мои кеды скользили на мокрой траве.
-- Я не уверена...
Я затихла на полуслове, когда мерзкая вонь сгоревшей мусорки пощекотала мои ноздри. Обмирая от страха, я потерла нос и огляделась по сторонам.
У расположенного недалеко от меня надгробного камня стояла женщина с красными глазами, а мраморный ангел над ее головой, будто был готов напасть на нее. Ее твидовый костюм больше подходил для офиса, чем для полуночного посещения кладбища. Высокое худощавое тело женщины оторвалось от надгробия.
-- Здравствуйте, уважаемые дамы, -- сказала она прохладным тоном, наклоняя голову вниз, чтобы рассмотреть нас поверх очков. -- Наслаждаетесь ночью?
Реми выругалась.
-- Ну и повезло же нам! Из всех обитателей тьмы нам попался сущий демон.
Я уставилась на женщину, не в силах оторвать от нее глаз.
-- Откуда ты знаешь, что она демон? -- спросила я Реми шепотом.
-- Она женского пола. Кроме демонов, суккубы единственные женщины среди бессмертных.
Еще один весьма любопытный факт и никто не удосужился поделиться им со мной. Я действительно до сих пор видела только мужчин (кроме Реми), но я не знала, что это было твердым правилом. Создание, стоявшее перед нами, было не нашего с Реми вида -- это точно. Будучи суккубом, я чувствовала слабые внутренние вибрации, исходящие от Реми, вроде тихих струнных аккордов стиля спиричуэл (прим.ред.: Самобытный музыкальный жанр: религиозные песнопения, сочетающие блюзовые мелодии с африканским стилем "призыв-ответ" и библейскими текстами.) . Струны Реми резонировали с моими на одной частоте, в отличие от тех, что исходили от Зэйна или Ноа.
А вот резонансные частоты, исходящие от этой женщины, пугали меня до смерти.
Демон улыбнулась, обнажив ряд острых, как бритва зубов. А по внешнему виду и не скажешь...
-- Привет, душечки. Приятно снова с вами встретиться.
Реми фыркнула и сделала шаг назад.
-- Кто ты?
Женщина с неожиданной грацией махнула рукой.
-- Очень незначительный демон, уверяю вас. Большая лига слишком занята, чтобы болтаться на кладбищах сегодняшней ночью, независимо от того, кого может сюда принести. -- Ее красные глаза сверкнули в темноте. -- Вы можете звать меня Мэй.
Я наклонилась, чтобы шепнуть Реми:
-- Я думала, что мы пришли сюда в поисках ангела?
-- Не все земли на кладбище освящены, -- ответила Мэй, приподняв одну бровь и смотря на меня. -- И я могу слышать все, что вы говорите, -- добавила она. С закрытым ртом и слабой улыбкой демон снова походила на человека. -- Ну и что привело вас сегодня ночью сюда в поисках ангела?
-- Это не твое чертово дело, -- ответила Реми, пожимая мне руку, чтобы я молчала.
-- О, чертово дело -- это как раз таки моя специальность, -- промурлыкала демонесса. -- Я могу предложить точно такую же помощь, как и любой ангел, и я не буду скрывать под маской фальши и молитв свои намерения. -- Она прислонилась спиной к мраморной плите с ангелом на надгробие и почти непристойно чувственно провела рукой по щеке херувима. -- Что скажите, дамы?
Я посмотрела на Реми.
-- Что ты думаешь?
Она задумчиво взглянула на Mэй.
-- Как-то далеко от идеала. Хотя все это вообще далеко от идеала . -- Прежде чем я успела спросить ее, что это значит, Реми вздохнула. -- Но я думаю, это так же безопасно, как заключать сделки с ангелом, при условии, что ты очень конкретно проговоришь все условия.
Ну, хоть какое-то одобрение.
-- А может, мы дождемся ангела? -- спросила я. Если ангелы покажутся, может их условия будут лучше? Начались бы своего рода "бессмертные торги" с моей душой на кону...
Реми разочаровано покачала головой.
-- Они не появятся, пока демон рядом.
Мэй улыбнулась.
-- Боюсь, что либо я, либо ничего, сладкие мои. Решайтесь.
Я обдумывала ее предложение, глядя на попытки демона строить из себя саму невинность. Я могла бы не принимать это предложение, покинуть кладбище, и попробовать найти ангела следующей ночью. Или я могла бы пойти в церковь, позвать Уриэля, и поторговаться с ним.
Демон одной рукой снова принялась гладить щеку мраморного ангела, и мое тело отреагировало в ответ на то, что я увидела, напоминая мне о том, что если я на самом деле проклята, то времени у меня в обрез.
-- Мне нужна твоя помощь, -- выпалила я. Реми похлопал меня по плечу, либо поддерживая мое решение, либо сочувствуя, что мне пришлось таки сделать выбор. -- У меня есть подозрение, что я проклята, и мне нужно узнать это наверняка.
-- Ты пришла к правильной демонице, -- сказав это, Mэй шагнула вперед, в ее красных глазах зажегся интерес. -- Я могу помочь тебе в этом.
-- А снять его ты можешь?
Демон покачала головой.
-- Снятие проклятия совсем другое дело. Но я могу помочь тебе определить его. -- Она снова улыбнулась скромной улыбкой, не показывая зубы. -- За небольшую услугу, конечно.
Мое настроение резко упало.
-- Конечно, -- ответила я, потеряв весь тот энтузиазм, который у меня был. Я ненавидела "помогать", особенно Адским обитателям.
-- Хорошо, но сначала скажи, чего хочешь ты, -- сказала Реми. -- Тогда она сможет решить, стоит ли соглашаться на сделку с тобой.
Умница Реми -- я обязательно расцелую ее.
Слабая улыбка Mэй осталась неизменной.
-- Мне просто нужно, чтобы ты передала кое-кому сообщение от меня.
Я посмотрел на демоницу.
-- Какое сообщение?
-- Простое приветствие, вот и все. Ненавязчивое напоминание для старого друга, чтобы он пригласил меня на некоторое время в гости.
Мэй сделала еще один шаг вперед. Воздух вокруг нее заискрился и в нем появился насыщенный запах серы. Она замерла на месте. -- Как вы можете видеть, я привязана к этому небольшому кусочку земли.-- Демонесса указала на края могилы, на которой она стояла. -- Я не могу покинуть эти границы, разве только вернуться обратно в Ад.
Ну, слава Богу за это.
-- Сообщение? И это все?
Она развела руками.
-- Вот и все. Уверяю тебя, что ты ничем не рискуешь.
Угу, конечно. Я ответила ей скептическим взглядом.
-- Кому передать это сообщение?
-- Женщине, которая в настоящее время проживает в Нью-Орлеане. -- Демон снова улыбнулась, не показывая свои зубы-кинжалы. -- Просто скажите ей, что Mэй может приехать. Она поймет, что это значит.
Своего рода "экспресс доставка" голосовых сообщение с того света? Вроде на ловушку не похоже. Но я все еще раздумывала, зная, что обязательно найдется какой-нибудь подвох. В этой просьбе должен быть тайный смысл, я просто не могу понять, какой именно. Чувствуя, что не понимаю чего-то очевидного, я взглянула на Реми.
Она пожала плечами в ответ.
-- Ладно, -- сказала я, хотя и чувствовала, что это плохая идея. Я скрестила руки на груди и слабо кивнула. -- Я принимаю предложение. Я поеду в Новый Орлеан и скажу этой женщине, что ты собираешься ее навестить, а взамен ты мне поможешь?
Мэй наклонила голову в знак молчаливого согласия. Запах серы стал более сильным.
-- Это правильно. Но ты должна передать сообщение ей лично.
-- Хорошо, -- неохотно согласилась я. Все звучало не так уж страшно, хотя я была уверенна, что позже еще не раз пожалею о своем согласии. -- А теперь, ты можешь помочь мне с проклятием?
-- Согласна, -- сказала Мэй, в ее голосе появились деловые нотки. -- Так ты хочешь узнать, было ли, по сути, проклятие.
Да, было такое.
-- Ну и что? Я проклята или нет? -- Мое сердце бешено заколотилось.
-- Подойди, -- произнесла она, подзывая меня. -- Я должна коснуться тебя, чтобы точно сказать.
Тьфу. Сглотнув, я сделала несколько шагов вперед и остановилась недалеко от нее.
-- Еще немного ближе, -- сказала Мэй, продолжая улыбаться. -- Уверяю тебя, я не кусаюсь.
Она показалась мне очень похожей на королеву вампиров, чтобы верить ее комментарию. Вероятно потому, что королева Нитокрис не была вампиром в прямом смысле, но люди, которые охотно дотрагивались до ее тела с душой демона, изображали ее бессмертной и чертовски страшной. Вампиры поклонялись ей как богине и позволили господствовать над ними. К сожалению, Нитокрис ненавидела меня всеми печенками. Я не только помешала ей завладеть душой Иоакима (и остановила своеобразный Армагеддон), но я также заменила ее в сердце Зэйна, а она была жуткой собственницей.
Именно поэтому акулий оскал Mэй напоминал мне улыбку Нитокрис, и заставлял нервничать, навевая плохие воспоминания. Но я все же шагнула вперед, сгорая от нетерпения узнать, проклята я или нет.
Демон положила ладони мне на руки, ее кожа была обжигающе горячей. Прежде чем я успела попросить, чтобы она убрала свои руки, Мэй наклонилась и слегка коснулась моих губ своим ртом.
Мгновенная вспышка желания прострелила насквозь мое тело, и "Зуд" взорвался в моей голове. В крови забурлил огонь, тоска и желание охватили все тело. Мои руки по собственному желанию обвились вокруг шеи Мэй, я искала ее губы, чтобы снова завладеть ими, искала ее теплый язык, чтобы ощутить то тепло, которое он принес. Мне нужно больше, больше чем жгучее пламя в глубине моей души...
Чьи-то руки грубо оторвали меня от демона, холодная влажная земля с силой врезалась в мою спину, тем самым возвращая меня к реальности.
Моя голова на минуту закружилась от притока воздуха в легкие, я задыхалась и кашляла от серы. Я изо всех сил пыталась сосредоточить все свое внимание на размытых очертаниях мира вокруг, "Зуд" пылал во всем моем теле. Кожа на лице была обожженная и, коснувшись ее, я почувствовала волдыри в тех местах, где касалась Мэй. Я уставилась на нее в шоке.
Демон стояла и смотрела на меня сверху вниз, ее красные глаза ярко горели. При взгляде на нее в сердце заныло от тоски. Мне нужно заняться любовью. Мне нужен, нужен секс! Я не рассуждать здраво, пока не займусь сексом. Я очень хотела вернуться назад в ее объятия, в этот чудесный на ощупь и ласковый ад. Я захныкала.
-- Эй, кончай с этим! -- прорвался в мое затуманенное желанием сознание жесткий голос Реми, и она отвесила мне пощечину по обожженному лицу.
-- Ой, -- это заставило меня опомниться. Я встрепенулась и в ужасе уставилась на Mэй. -- Это не было частью нашего соглашения.
Я потерла лицо снова, ощупывая волдыри. Они уже почти зажили -- суккубы очень быстро восстанавливались -- но память услужливо показывала картинку того, что только что натворил мой взбесившийся "Зуд".
-- Я не знаю, почему ты так расстроена, -- демоница посмотрела на меня невинным взглядом. -- Ты же согласилась позволить мне коснуться тебя.
-- Я думала, ты имели в виду за руку!
Губы Мэй изогнулись в самодовольной улыбке.
-- Ты знаешь, что говорят о самонадеянности.
Чем больше времени я проводила около Mэй, тем меньше она мне нравилась.
-- Так что, ты скажешь мне, я проклята или нет?
Дразнящий взгляд на ее лице сменился деловым.
-- Это интересно. Когда вы вдвоем вошли на кладбище, ваши подписи силы были очень сильны. Гораздо сильнее, чем у любого нормального суккуба. Это то, что привлекло меня к вам сегодня вечером. -- Она посмотрела на Реми, которая все еще стояла надо мной. -- Но после поцелуя рыжей, я, в конце концов, определила, что власть исходит не от ее тела. -- Мэй уставилась на Реми с откровенным интересом. -- Можете сказать мне ваш маленький секрет?
Месяц или около того назад, -- в моей первой катастрофической стычке с бессмертными существами, -- Реми стала одержима духом Иоакима, одного из первых павших ангелов, очень сильного (и к тому же сумасшедшего). Я думала, что она разобралась с этой проблемой, но когда ее глаза вспыхнули ярко-красным в ответ на вопрос Мэй, оказалась, что я ошибалась.
Реми выглядела взбешенной, а Мэй выглядела очарованной.
Я прочистила горло, и, прежде чем ситуация вышла из-под контроля, спросила демона:
-- Э-эй? Помнишь меня? Девушка с проклятием?
-- Что? О, да, -- Mэй повернулась ко мне, неохотно отрывая свой взгляд от Реми. -- Ты спросила, была ли ты проклята. Мой ответ: ты была проклята не напрямую.
Я поднялась на ноги с помощью Реми, убедившись, чтобы мы держимся подальше от края круга неосвященной земли Mэй.
-- Что ты имеешь в виду, "не напрямую"?
-- Проклятья могут налагаться по-разному, -- пояснила она. -- Ты можешь заставить кого-то проглотить проклятый предмет или обманом вовлечь в принятие проклятия. Или ты можешь наложить проклятие на вещь, которой ее владелец будет постоянно пользоваться. А еще можно проклясть одного, а он в свою очередь передаст его истинному получателю.
Я нахмурилась.
-- Так которое из них у меня?
Мэй усмехнулась.
-- Это уже другой вопрос, и для ответа на него, очевидно, надо заключать новую сделку. Я согласна, если ты согласна. -- Она сложила губы бантиком и подмигнула мне.
-- Нет, спасибо, -- выпалила я, непроизвольно делая шаг назад. -- Таким образом, ты не можешь больше ничего мне сказать?
-- Я могла бы, в обмен на маленькую услугу.
Реми покачала головой и потянула меня за руку.
-- Забудь. Она не собирается играть по правилам.
Ее глаза вернулись к своему обычному голубовато-серому оттенку, никаких следов красного не осталось. Реми вернула себе контроль над собственным телом. -- Это была плохая идея, и я сожалею, что предложила ее. Но есть и хорошая новость -- у меня появилась новая идея.
Я уставился на нее.
-- Ты не могла придумать эту новую замечательную идею несколько часов назад, прежде чем мы пришли сюда?
-- Я не думала об этом, пока она не упомянула о Новом Орлеане, -- ответила Реми, поворачивая меня, чтобы я не столкнулась больше с Mэй. Она наклонилась и сказала:
-- Я думаю, мы должны посетить Далилу. Она должна знать ответ на наши вопросы.
-- А кто эта -- Далила?
-- Далила -- самый старый суккуб в Америке, -- ответила Реми, сдавливая мою руку в поддержке. -- Она приехала, чтобы избежать Французской революции и поселилась в Новом Орлеане. Если есть что-нибудь, что суккуб пережил, Далила должна знать об этом. -- Подруга улыбнулась, глядя на мое скептичное выражение лица. -- Она также жрица Вуду по совместительству, так что должна помочь.
-- Да, конечно, -- сказала я, пытаясь отделаться от хватки Реми. Было что-то почти отчаянное в ее цепком объятии, и это беспокоило меня. Особенно после того прикосновения демона.
-- Я просто подумала, что нам нужна большая помощь от знатока Вуду, чтобы решить вопрос с проклятием и сегодняшней историей с демоном.
-- Какое совпадение, -- протянула Мэй. -- Далила как раз тот человек, которому нужно передать мое сообщение.




- Одет/одета: джинсы, разноцветные кеды, объемная футболка, бандана с черепами.
- Состояние: приподнятое настроение, немного простужена насморк замучил
- При себе: рюкзак, Беда - мой хорек тоже при мне.
- Способности: телепортация, способна отличать иных от людей.
 
4
Елена_ЧумаДата: Вс, 30.03.2014, 22:34 | Сообщение # 4
Хранительница ПЗ, первородный эльф
Группа: Хранительница
Сообщений: 1403
Награды: 12
Репутация: 37
Статус: Оффлайн
ГЛАВА 4

Я без энтузиазма ковыряла вилкой горку блинчиков с фруктовым джемом, не в состоянии съесть больше трех.
-- Как я понимаю, мы полетим в Новый Орлеан, да?
Реми, сидящая напротив, бросила на меня недоуменный взгляд и засунула в свой идеальный рот очередной кусочек блинного рулета с клубникой.
-- Какого черта мы туда полетим?
-- Эй, ау! Ты что совсем забыла про маленькую ночную интерлюдию с демоном? Разве это была не твоя идея? Надеюсь, ты помнишь, что я согласилась лично передать сообщение ее подруге? -- Тот факт, что Далила была подругой как демонессы, так и Реми, меня слегка беспокоил, но я решила об этом промолчать.
Я доверяла Реми. Мы, бывает, спорим, как сестры, но она была лучшим, что у меня есть в моей "новой" жизни -- сестра, наставница и подруга в одном лице. У нас не всегда совпадают взгляды на некоторые вещи, (например, кому сколько раз и с кем спать), но она никогда меня не бросала.
Реми сморщила носик и пожала плечами, накалывая вилкой следующий кусочек.
-- Это да, но зачем нам именно лететь? Давай отправимся в дорожное путешествие!
Я раздавила вилкой чернику на блинчике и отодвинула его на край тарелки.
-- Что ты имеешь в виду под дорожным путешествием?
-- Как Тельма и Луиза. (прим.ред.: "Тельма и Луиза" -- роуд-муви режиссера Ридли Скотта, ставший культовым среди феминисток. Фильм получил несколько кино-наград.)
-- Они умерли в том фильме, Реми.
Она усмехнулась.
-- Да, но мы бессмертны детка. Мы можем столько раз мчаться в пропасть, сколько захотим.
Да, в этом я с Реми не могу не согласиться.
-- Хотя я все равно не понимаю, зачем нам это дорожное путешествие?
-- Мне надо разрекламировать мой новый фильм, -- в глазах Реми вспыхнул энтузиазм. -- Так что мы можем взять мой "Бумер" и поехать на нем, сделав по пути несколько остановок, чтобы я могла подписать несколько дисков "Крошек в Бойланде", встретиться с фанатами, да сделать пару фото для прессы. -- Она подмигнула мне. -- К тому же, ты действительно хочешь пойти на работу в твоем состоянии?
Моя работа. На меня нахлынула тоска. Как раз тогда, когда у меня наклевывалась возможность получить повышение, в мою жизнь врывалось нечто сверхъестественное и превращало ее в ад. И Реми была права, говоря о том, что в моем нынешнем состоянии работа мне категорически противопоказана. Я сразу стану жертвой собственной похоти и воспламенюсь от желания прямо на месте, увидев первую же обнаженную статую.
-- И все-таки я отказываюсь.
Реми нахмурилась:
-- Что?
-- Реми, я не поеду в дорожное путешествие. Как-то меня не привлекает порно. -- А сейчас так вообще от одного слово "порно" у меня вспыхивает жар по всему телу. Я сделала глоток холодной воды, чтобы немного остыть.
-- Ханжа, -- Реми взяла чашку кофе. -- Давай, с таким подходом дождешься, что я перестану тебе помогать.
-- Постой. Про что ты говоришь?
-- А кто собирался показать тебе, где живет Далила, разумница ты наша?
Я вспыхнула.
-- Реми, это не шутки, мне нужна помощь Далилы.
-- А мне во время тура нужен секретарь, -- ответила Реми. -- С секретарем я буду смотреться более весомой.
Я потерла свой лоб.
-- Твой тур надо делать с порно-уклоном?
Реми изящным жестом вытерла уголки рта.
-- О, это будет весело.
Да уж, так весело, как ожидание мазка из шейки матки в гинекологическом кресле. Я пыталась придумать, как выкрутиться из этой ситуации.
-- Но если мне нужно заниматься сексом уже каждый день, то необходимо взять кого-то с собой в это путешествие.
-- Возьми Ноа, -- сказала Реми. -- Мне он нравится.
Я вилкой передвинула свой блин обратно на середину тарелки.
-- Можно сказать, у нас временно каникулы друг от друга.
-- Из-за проблем с другими серимами, верно? -- понимающе спросила она.
Я резко вскинула голову. Я первый раз услышала об этом, и услышала -- заметьте -- от Реми, а не от Ноа.
-- Что ты имеешь в виду, говоря про "проблему"?
Ее глаза расширились.
-- Ничего. Ты будешь доедать это? -- Реми потянулась и взяла блин с моей тарелки.
-- Реми...
-- Ничего, что я могу тебе рассказать, -- сдалась она. -- Или Ноа убьет меня. А я больше чем уверенна, что он будет прав, потому как должен сам все тебе рассказать.
Я нахмурилась, не понимая, про что она говорит. Но Реми больше ни слова не произнесла. Значит, Ноа должен что-то мне рассказать.
-- Я говорила всего лишь про наши взгляды на верность. Мы не сошлись во мнениях.
-- Ох, -- вздохнула Реми. -- Какая досада. Ну, тогда возьми с собой Зэйна. -- Это было щедрым предложением. Реми не очень-то любила моего вампира, особенно после того, как он приставил к ее голове пистолет. -- Я тоже кого-нибудь возьму, так что нам не надо будет делиться.
Не плохая идея, наверно. Как бы я ни любила Реми, но я ни думала, что секс втроём чудесным образом укрепит нашу дружбу.
-- Мне действительно нужно поехать в Новый Орлеан, -- размышляла я вслух. -- Но через две недели начнутся раскопки Майя, поэтому у меня время строго ограничено. -- Ни за что на свете я не променяю свой шанс на исполнение давней мечты и поучаствовать в настоящих раскопках, на какой-то идиотский порно-тур, посвященный очередному Реминому секс-марафону.
Но смогу ли я в таком состоянии принимать участие в раскопках Майя? Я представила себя на вершине пирамиды, извивающуюся от сексуальной жажды, сжигающей кровь. Придется ли мне тащить членов археологической команды себе в палатку, заставляя обслуживать меня? Ежечасно? Смогу ли я что-то с этим сделать?
Или меня ко времени раскопок уже вообще не будет в живых? Я потерла внезапно захолодевшие руки.
-- Недолгая поездка. Принято, -- Реми просияла от того что я приняла ее первоначальный план. -- Да мне и нужно будет остановиться только в парочке мест. Я позвоню своему пиарщику и дам ему знать, что мы определились с туром. -- Она засунула последний кусок блинчика в рот и отодвинула поднос из-под нашего плотного ночного завтрака. -- Солнце встает через несколько часов -- как раз достаточно времени, чтобы упаковать вещи.
И как раз достаточно времени для меня, чтобы разыскать моего любовника вампира и оттрахать его по полной программе. Мой Зуд уже превысил все возможные уровни терпения, и я до сумасшествия нуждалась в Зэйне.
И снова я недобрым словом припомнила Mэй и ее распроклятый зажигательный поцелуй. Ох-ох-ох.

Когда Зэйн вернулся домой, солнце только-только показывалось на горизонте, а я сидела на стиральной машине, в очередной раз, поставив ее на цикл отжима, в надежде, что низкая вибрация принесет хоть какое-то подобие оргазма и облегчит "Зуд", который угрожал свести меня с ума.
Я на чем свет стоит костерила Мэй, оставившую в моем теле вулкан возбуждения без возможности его извержения. Суккубы нуждаются в добровольном партнере, чтобы насытить их проклятую потребность в сексе, а стиральная машинка ну никак не подходила на эту роль. Любой вид мастурбации не срабатывал -- фишка была в том, чтобы суккуба довели до оргазма, а не ублажать самим себя (хотя это было бы чудесным способом насытить свою жажду плоти).
Я услышала, как хлопнула входная дверь, и подскочила, намереваясь "наехать" на Зэйна. Я была крайне раздраженной и чертовски перевозбужденной, а солнце уже почти встало. У меня оставалось только несколько жалких минут, прежде чем вампир впадет в свою дневную спячку.
-- Где ты был?
Я влетела в гостиную, приготовившись рвать и метать, прежде, чем наброшусь на Зэйна и отымею до беспамятства, чтобы наконец насытить свое жаждущее тело долгожданным сногсшибательным сексом.
Я просто кипела от желания высказать ему все, что о нем думаю... Но от одного вида вампира у меня пропал дар речи, а кровь в жилах превратилась в жгучее пламя. Ни от голодного оскала на его лице, ни от еле слышного раздраженного рычания, ни от того, как сексуально чёрный кожаный плащ облегает его тело, ни от непослушной пряди черных волос, спадающей ему на лоб... А от красноты, вспыхнувшей в его глазах, как только его взгляд встретился с моим.
Зэйн так же сильно нуждался во мне, как и я в нем.
-- Ох... -- прерывисто выдохнула я, и все мысли мгновенно вылетели из головы, превращаясь в лаву огненного желания между ног. Я сделала шаг вперед, не отрывая голодного взгляда от моего вампира. -- Я жуть как зла на тебя.
Но мой голос звучал отнюдь не гневно. Он скорее звучал как "возьми меня, возьми прямо здесь и сейчас".
Зэйн бросил ключи от машины на стол и взглянул на меня.
-- Я не в том настроении, Джекки. У меня была препаршивейшая ночка и все чего я сейчас хочу -- это завалиться на кровать и не просыпаться до завтрашней ночи.
Лжец. Может он и не в настроении потешить плоть, но глаза его говорят совсем обратное.
Я схватила его за рукав плаща, отметив, что от него несет алкоголем и сигаретами. Зэйн явно был в клубе, но на его воротнике нет ни малейшего следа от губной помады. Он ездил не питаться. Я дернула Зэйна на себя, впиваясь в его губы горячим поцелуем, на который он не сразу, но ответил. Я могла видеть намек на его клыки, и хотела языком пройтись по их острой длине, и -- черт возьми -- ловила кайф от одной мысли об этом.
Я легонько потянула вниз его нижнюю губу. Вкушая аромат табака и рома на губах, я нежно исследовала языком его рот.
Зэйн застонал, словно тяжело раненный.
-- Джекки постой... я не могу... -- Он прерывисто дышал, безрезультатно пытаясь освободиться от моих цепких объятий. -- Не сегодня, не сейчас, если только ты не хочешь, чтобы я от тебя кормился.
Черт, нет, не хочу. Я не позволяла ему пить мою кровь с того прошлого катастрофического раза, когда он жестоким образом предал мое доверие. И он знал об этом. И я боялась наступить на грабли второй раз. Но все силы на сопротивление бесславно погибли под гнетом жаждущей удовлетворения похоти.
Я скользнула руками вниз по его талии, нашаривая пальцами пуговицу на ширинке и расстегивая ее.
-- Мне нужно заняться сексом сегодня, Зэйн. Я не могу ждать.
Зейн пристально всмотрелся в мои пылающие синим огнем глаза, его ладони словно сами по себе скользнули вниз по моей спине и схватили меня за бедра.
-- Ты и вправду выглядишь не очень.
-- А чувствую себя еще хуже, -- промурлыкала я низким чувственным голосом, который непроизвольно проснулся в моей сгорающей от жажды плоти груди, когда руки Зэйна легли на мою попку.
Очень медленно губы Зэйна растянулись в дьявольской ухмылке, и он провел пальцем по моей щеке. Его темные глаза не отрывались от моих синих.
-- Думала обо мне всю ночь? А как же наш Сказочный Принц?
Прозрачный намек на Ноа. Я ущипнула Зэйна за палец, отвлекая его.
-- Давай не будем о Ноа, окей?
Вампир замолчал, не сводя с меня пристального взгляда.
-- Вы, ребята не как поссорились? -- его голос был полон злорадства, и это меня взбесило.
Почему всех так интересует наша интимная жизнь с Ноа?
Я опустила руку и нежно погладила его через ткань брюк.
-- Джекки... -- предупредил Зэйн, но его пальцы еще сильнее впились в мои бедра, притягивая меня поближе к нему. Не так уж он и отнекивался, и я уже поняла, что победа оказалась за мной.
Краем глаза заметив угол кровати, я слегка подтолкнула моего вампира на нее. Мягкая постелька, какая прелесть! Большую часть времени мы не успевали добираться до кровати в диком стремлении насытить жажду своих тел прямо на месте.
Мы упали на мягкий матрац, тело Зэйна приятной тяжестью прижимало меня сверху, и через мгновение над его спиной, сминая кожаный плащ, показались черные как ночь вампирские крылья. Я со всех сил дернула его рубашку, отрывая пуговицы, сминая ее в куль и отбрасывая на пол. Зэйн даже не протестовал против такого грубого отношения с его одеждой. Обхватив его ногами за бедра, я начала дразнить Зэйна, сильно прижимаясь своим разгоряченным телом к его паху, одновременно впившись в губы вампира страстным поцелуем. Наши занятия любовью были похоже на полное слияние и укрощение. Его руки рванули застежку на моих джинсах, и я помогла ему сорвать их с моего тела.
Даже сейчас, когда наши обнаженные тела соединялись друг с другом, Зэйн был напряжен как струна. Я чувствовала, как вздрагивали его крылья, захваченные слоем наполовину сброшенной одежды и его собственным весом.
-- Нужна кровь, -- прохрипел он, его красные глаза пылали, когда он насаживал меня на всю свою длину, входя в меня до предела.
Все мое тело содрогалось от нетерпения и ожидания долгожданного облегчения, которое было чертовски близко.
-- Без крови, -- отозвалась я, вращая бедрами, заставляя его член входить еще глубже в меня. -- Только секс.
Зэйн снова застонал, запрокинув голову, когда я сжала свои внутренние мышцы вокруг его плоти, после чего он поднял меня, а потом опустил снова.
-- Джекки, -- предупредил он.
Я пропустила предупреждение мимо ушей. Мне было все равно. Все, что меня волновало на данный момент, это то, что я могу использовать его в своих целях, наслаждаясь процессом.
Еще сильнее сжав бедрами его член, заставляя двигаться все быстрее и быстрее, я стремилась к оргазму, который принесет неземное блаженство и облегчение. Пальцы Зэйна впились в мои бедра, как и я в него, жестко и крепко.
Разрядка не заставила себя долго ждать. Уже через мгновение я напряглась и затрепетала от предвкушения оргазма, дыхание застряло в груди, когда Зэйн шлепнул мои бедра и резким рывком потянул вниз на себя. И вот перед глазами рассыпались звезды, я закричала и затряслась в пароксизме исступленного оргазма.
Глубоко с облегчение вздохнув, я пошевелила пальцами ног.
-- Я рад, что хоть один из нас получил то, в чем нуждался, -- зло проворчал Зэйн подо мной, сжимая пальцами мягкие округлости моих ягодиц. Он с силой вошел в меня снова, его красные глаза сердито сверкали, когда он вторгался в мое лоно.
Честно говоря, я чувствовала себя немного виноватой в том, что пока он продолжал двигаться, насаживая меня на свой член, это привело меня к другому несильному, но столь же восхитительному оргазму. Черт, я любила чувствовать его во мне. Я даже ощутила необходимость поласкать Зэйна, теперь, когда нестерпимый голод тела был утолен. Я протянула руку и провела одним пальцем вокруг его соска.
-- Что не так?
Я ахнула, когда он, рыча, жестко и глубоко вошел в меня. Его клыки блеснули над его полной нижней губой, Зэйн уставился на мою шею.
-- Ты знаешь, что мне нужно, -- прохрипел вампир.
Ему нужна была моя кровь. Глаза вампира пылали алым, как мои перед этим пылали синевой, то есть чем сильнее была наша жажда, тем ярче становились глаза, а его глаза были ярко-ярко-красными. Но позволить Зэйну пить у меня кровь, означало полностью отдать свое тело под его контроль. Потому как, дав отпить вампиру хотя бы один глоток моей крови, означало передать ему часть своих сверхъестественных способностей и временную невосприимчивость к силе суккубов, а самой впасть в своего рода наркотический сон. Ужасная вещь для моего вида, так как мы не спим вовсе. В любую другую ночь я послала бы Зэйна к черту с его желанием и соскользнула бы с него, как с заезженной пони после езды. Но сегодня я как будто пребывала в неоплаченном долгу перед моим любовником за то, что так грубо воспользовалась им, и на этом фоне ощущала легкое чувство вины.
Сейчас Зэйн был для меня не просто любовником, утолявшим мое желание по первому зову. Теперь, когда Ноа меня бросил, Зэйн стал моим единственным партнером по сексу. И мне ничего не оставалось, кроме как просить его поехать со мной в Новый Орлеан.
Чтобы загладить свою вину, я наклонилась над Зэйном, потираясь своей грудью о его, и поцеловала его жемчужные клыки. Мои тщательно продуманные слова испарились и превратились в кошачье мурлыканье, когда он одним долгим и восхитительным толчком вошел в меня. О, дааааа, как же я люблю тело Зэйна.
Я заставила себя сосредоточиться и поцеловала его в губы.
-- Мне тоже нужно от тебя кое-что, Зэйн. Не мог бы ты сделать мне небольшое одолжение?
Его губы поймали мои, и я почувствовала, как его клыки царапают мои губы, покусывая. Смесь удовольствия, боли, и вкус моей собственной крови во рту увеличили мое возбуждение во сто крат.
-- Проси, -- шепнул он, прокладывая губами дорожку к моему подбородку, двигаясь к шее.
-- Мне нужно уехать на пару дней, -- сказала я. -- Небольшое путешествие на авто. И мне нужно, чтобы ты поехал со мной. Пожалуйста! -- Я ласкала кончиками пальцев его шею и прижала его рот к мягкой коже над ключицей. Один его укус и он поедет со мной.
-- Все что пожелаешь, -- прорычал Зэйн над моим горлом, и я почувствовала, как его клыки прокалывают мою плоть. Последовал резкий укус, а потом меня окутало ощущение тепла, когда он начал пить мою кровь. Жар разливался по всему телу и привел меня к еще одному оргазму, жесткому и стремительному. Разрядка Зэйна пришла через секунды после моей.
Так же как и в прошлый раз, когда Зэйн пил мою кровь, он обнял меня и прижал к себе, нежно поглаживая ладонями мое тело и замедляя толчки, пока я не перестала содрогаться от наслаждения. Мои веки затрепетали и закрылись, и я стала уплывать в объятия морфея, вызванные вампирским укусом. Сквозь дремоту я обвила Зэйна руками и прижалась ближе, и уже, находясь на грани яви и сна, я ощутила, как его теплый язык заботливо зализывает ранки от укусов.
-- Это не в твоем стиле подводить к решению таким способом, Принцесса, -- сонным голосом прошептал Зэйн мне на ухо. -- Оглянуться не успеешь, как станешь похожей на королеву.
Нет! Во мне не было ничего общего с королевой или с другими дилерами, которые использовали людей для достижения своих целей. Но неприятный осадок от слов моего любовника еще долго оставался после того как я отошла в мир грез.
Суккубам не требуется сон, как обычным людям. Наши тела не зависят от режима "сна" как вампиры или серимы, так что единственный раз, когда мы пребываем в подобном состоянии, случается после кормления вампиров, так как их слюна заставляет жертву погружаться в сон.
Это меня не сильно беспокоило, но все равно, бывают моменты, даже в предрассветную рань, когда хочется заняться чем-нибудь полезным, а не витать в облаках без возможности двигаться.
Тем не менее, не смотря на всю негу от укуса, мне было слегка не по себе. Я привыкла полностью контролировать свое тело, и ощущение беспомощности от неспособности двигаться меня напрягало. И пусть мое тело было расслабленным, сердце колотилось в груди от непонятной тревоги. У суккубов нет своих снов. Та часть мозга, которая отвечает за подобные функции, навсегда отключилась при моей инициации. Поэтому, закрыв глаза, я оказалась на краю сознания Зэйна, привязанная к его мыслям. Мое "духовное" я покинуло тело Джекки и перетекло в сознание вампира.
Ментальное местонахождение Зэйна осталось тем же, где мы были в физической форме -- небольшая, слегка неубранная комнатка в моей квартире. Одежда разбросана по полу, а я лежала на кровати в откровенной позе, одна моя нога свисала с края кровати. Я даже похрапывала, к моему глубокому смущению. Зэйн мирно спал рядом, обнимая меня за талию.
Он лежал на животе, обнаженный, покрывая мое тело блестящими черными крыльями. Даже во сне он стремился защитить меня.
Меня окутало теплое ощущение счастья и неги, я полностью расслабилась. Зэйн погрузился в дневной сон, его сновидения были самыми обычными. Никаких злых умыслов, никакого предательства. Все плохое осталось в прошлом, и мы вступаем в эру светлого будущего.
Ментально улыбнувшись, я еще глубже погрузилась в мысли моего любимого и убедилась, что во сне он видел меня.

Спустя какое-то время я проснулась и поняла, что снова стала хозяйкой своего тела. Солнце стояло высоко в небе, Зэйн все еще крепко спал. Значит он будет спать еще довольно долго. Это хорошо, потому как мне надо успеть много чего сделать, прежде чем он проснется.
От Ноа не было не единой весточки -- ни пропущенных звонков, ни голосовых сообщений. Я уж было надумала отправить ему эсэмэс, но мне пришлось не по душе этакое "наказание меня" путем лишения встреч. К тому же у меня не выходила из головы оговорка Реми про какие-то проблемы с серимами. Что она имела в виду?
С удовольствием перекусив четырьмя сэндвичами, пакетиком кукурузных чипсов и запив все это двумя банками пива, я стала собирать вещи в поездку. Погуглив в интернете, я узнала, что до Нового Орлеана нас отделяет путь длиной в 1600 миль. Двадцать шесть часов на машине. Даже с учетом остановок Реми и моего дурацкого проклятия мы должны обернуться меньше чем за неделю, так как прерываться на сон нам не нужно. От этой приятной мысли я приободрилась и даже сжевала еще пару печенек с кремом, таким образом отпраздновав первые шаги к намеченной цели.
Взять недолгий отпуск, чтобы отправиться в дорожное путешествие, было до безобразия элементарно. Все что мне потребовалось, это один звонок доктору Моргану и сообщение дрожащими губами сквозь поток слез о том, что я рассталась со своим парнем и теперь пребываю в тяжелой депрессии.
-- Мистер Гидеон по-прежнему финансирует раскопки Майя, не так ли? -- со страхом спросил мой босс. -- Мы отправляемся уже через две недели!
Так рада, что он беспокоился обо мне.
-- Я уверена, что мистер Гидеон не изменит свои намерения по отношению к экспедиции.
-- Это точно? -- облегченно переспросил доктор Морган, нотки беспокойства в его голосе улетучились. -- Вы все еще собираетесь участвовать в раскопках, не так ли? Я надеюсь, что ваши проблемы с мистером Гидеоном не повлияют на работу. Вы знаете, мне нужен кто-то на кого я смогу положиться.
И в чье декольте он смог бы посмотреть.
-- О, я обязательно буду там, доктор Морган, -- сказала я ему. -- Это моя первая археологическая раскопка, и я не собираюсь пропустить ее только потому, что у нас с Ноа разные взгляды на некоторые вещи. Я не буду с ним видеться.
-- Хм... -- не слишком убежденный протянул мой шеф. -- Очень важно, чтобы мистер Гидеон по-прежнему оставался заинтересованным в раскопках. Возможно, вам следует извиниться перед ним.
Извиняться? Я почувствовала, как к щекам прилила кровь и глубоко вздохнула, чтобы не сказать лишнего. Если бы я начала протестовать, то он дал бы мне пинка под зад и прощай моя первая -- и последняя -- экспедиция. Я уже неделями предвкушаю эту поездку.
-- Я поговорю с Ноа. К моменту раскопок, я уверена, что мы снова будем вместе. -- Я не могла себе представить, что мой ангел долго злится на меня.
-- Вы умничка, Джекки. Просто подумайте, что лучше для нашей работы. Я знаю, вы сделаете правильный выбор.
Другими словами, он хотел, чтобы я засунула свою гордость подальше и была паинькой все то время, пока будут финансироваться его драгоценные раскопки.
Я повесила трубку. Сейчас все стало на свои места.

Я боролась с застежкой на чемодане, когда тихий храп заставил меня отвлечься. Я заглянула в спальню, но Зэйна уже не было в постели. Солнце уже зашло, и лишь помятые вещи остались на кровати. Со стороны ванны послышалось насвистывание, которое заглушил шум включенной воды.
Храп повторился снова, но уже с другой стороны кровати. С колотящимся от страха сердцем, я подобралась к постели и заглянула за нее. И застонала.
Мой ночной курьер пиццы был все еще там, по-прежнему пребывая в глубоком сне. Как я вообще могла забыть про него? Я была худшим человеком на Земле.
Я все еще с ужасом смотрела на его спящее тело, когда полураздетый Зэйн забрел в комнату.
-- Что случилось, Принцесса?
Я указала на спящего беспробудным сном человека.
-- Вот. Я не знаю, что с ним делать. -- Я стала нервно дергать кончики своих волос, пытаясь придумать, как выпутаться из этой ситуации. -- Я не могу просто оставить его здесь.
Зэйн почесал упругий живот и нагнулся над пицце-курьером, глядя на того так, словно никакой проблемы не существовало вовсе.
-- Хочешь, чтобы я избавиться от тела, солнышко?
Я ахнула.
-- Он не мертв!
Вампир хитро улыбнулся, в его глазах заплясали бесенята.
-- Хочешь, чтобы я убил его, а потом избавиться от тела? -- Его глаза на долю секунды стали красными.
Я запустила в Зэйна диванной подушкой.
-- Это не смешно. -- Я проигнорировала его смех и снова посмотрела вниз на разносчика пиццы. -- Мне нужно как-то вытащить его из моей квартир -- живым -- и не попасться при этом копам.
Зэйн бросил на меня скептический взгляд.
-- Копы ничего не узнают, если он будет зарыт глубоко под землей...
-- Нет! -- Я закрыла лицо руками. -- Не мог бы ты просто помочь мне с этим, а не делать еще хуже?
-- Все, что пожелаешь, -- ответил Зэйн. Его обычный ироничный взгляд потемнел. -- А Ноа в эту поездку идет? -- От ревности красивые черты Зэйна стали жестче.
Очень быстрая смена темы разговора, однако.
-- Нет, -- заверила я его. -- Мы взяли некий "тайм-аут" в отношениях.
После моего ответа в комнате повисла тишина.
Лицо Зэйна осветилось довольной улыбкой, он подошел ко мне.
-- Это очень хорошая новость, -- прошептал он, нежно поглаживая мою щеку. -- Так ты, наконец, сделала свой выбор?
Зэйн прижался губами к моим губам, проникая языком в рот.
-- Я рад, что ты определилась по поводу нашего святоши.
Я сжала губы и прижалась щекой к его груди.
-- Это Ноа бросил меня.
Зэйн пожал плечами, приоткрывая в усмешке блестящие белые клыки.
-- А все равно, результат то один -- ты да я, без третьего лишнего. Теперь ты сможешь насыщать свой голод без него, только со мной, а мне не будет нужды питаться где-то на стороне. Ты да я -- больше никого.
-- Эй, погоди, -- я отстранилась от него, смотря широко раскрытыми глазами. -- Я не собираюсь быть твоим единственным донором.
Если я буду постоянно давать кровь Зэйну, то это приведет к потери моего дневного времени. Отказаться от полноценного дня, проводя его мире сладкой неги от укуса, жить без солнца, без дневных походов с Реми по магазинам, и самое главное -- жить без Ноа. Ведь серимы спят всю ночь.
Губы Зэйна сжались в тонкую линию.
-- Ты только вчера дала мне кровь и все было нормально. Не говори мне, что мы собираемся вернуться к этому вопросу.
Меня одолевали тяжелые мысли, как его успокоить и при этом не потерять свою свободу.
-- Как насчет попробовать? Мы будем единственными друг у друга на следующие несколько недель; я позволю тебе питаться от меня, мы посмотрим, как это сработает в поездке. Мне действительно нужно поехать.
Взгляд Зэйна смягчился, он ткнул ногой спящего парня.
-- Ладно, тогда что ты предлагаешь делать с этим?
-- Мы что-нибудь придумаем. -- Я решила позвонить Реми, у которой всегда были ответы на любые, даже самые невероятные вопросы.

-- Привозите его ко мне, -- посоветовала подруга. -- Этель будет здесь и присмотрит за ним.
Я выгнула бровь, пытаясь представить эту картину. Ее маленькая пожилая домработница, вытирающая пыль вокруг лежащего без сознания парня, как будто он часть обстановки.
-- Ты не думаешь, что ему нужна медицинская помощь? Может ли его тело истощиться и умереть за несколько дней без воды и еды?
-- Если он дойдет до такого состояния, то на этот случай Этель заявит о взломе. Она ударит парня по голове вазой, как бы защищаясь, и скажет, что он так и не пришел в себя. Его тогда заберут в госпиталь. Вот увидишь -- это сработает.
Была ли я обеспокоена тем фактом, что парень в коме?
Однако кроме идеи Реми выбирать было не из чего. Мы с Зэйном взяли пицце-курьера под руки, и, пытаясь изобразить, что поддерживаем пьяного в стельку друга, спустились в холл и вышли на парковку. Некоторые соседи неодобрительно косились на нас, но никто не остановил.
Усевшись в Форд Эксплорер, который я взяла у Ноа в начале лета и еще не удосужилась вернуть назад, мы через весь город поехали до особняка Реми. Наш богаж и Парень-в-коме были утрамбованы на заднем сидении, Зэйн сел впереди. Вампир вел себя до странности тихо -- ни остроумной шуточки, ни колкой остроты -- лишь звук от затяжки да шипения горящей бумаги, так как он курил сигарету за сигаретой.
Я сосредоточилась на вождении, не обращая внимания на его необычную задумчивость. Наконец мы подъехали к дому Реми и заехали во двор. Я припарковалась позади кричаще-красного блестящего нового Хаммера.
Как только я остановилась, Реми подошла к окну Форда с моей стороны.
-- Привет! Как тебя моя новая машинка?
Монстр-автомобиль был выше меня ростом; без лесенки в него ни в жисть не заберешься. Шины же одним своим видом гордо заявляли, что могут вдоль и поперек исколесить неровные дороги стран третьего мира.
-- Очень милая машинка. Однако мы могли бы поехать и на твоем БМВ. Эта штука наверно бензина жрет немеренно.
-- Ой, да ладно тебе, -- отмахнулась Реми. -- Нам нужно что-то, что кричало бы "деньги", а я не хотела тащиться на лимузине через всю страну. Ты не думаешь, что это как ничто другое подходит к нашему "турне"?
Ох, по мне так это подходило к другому. Что-то на подобии "пожалуйста ограбьте этих "богатеев" и заберите их пухлые кошельки".
-- Так я понимаю, Зэйн с нами? -- спросила Реми, слегка надув губы, когда вампир выплыл из Форда с очередной сигаретой в зубах. -- Как вижу, он здесь.
Зэйн обошел машину и обнял меня за талию, насмешливо глядя на Реми.
-Когда Джекки хочет чего-то, она получает это.
В самом деле? Джекки что-то не очень уверена в сказанном. Если бы я получала все, что только захочу, то почему я чувствую, что моя жизнь под постоянным контролем?
-- Ну и ладушки, -- протянула Реми, -- Я тоже пригласила друга.
Она взяла меня за руку и потянула к дому.
-- Что за друг? Он в курсе нашей проблемки с курьером пиццы? И про "Зуд"? -- Кому Реми могла доверить наши секреты?
-- Нет, нет, сейчас сама все увидишь. -- Реми сверкнула задорной улыбкой и зашагала к ее тяжелой входной двери. -- Дрэйк абсолютно безобидный и идеально подходит для этой поездки.
-- Дрэйк? (прим.ред.: игра слов: на англ. Drake переводится как "селезень. утиный самец") -- я приподняла бровь. -- Звучит, как имя порно-звезды.
Я должна была догадаться по тому, как она усмехнулась. В гостиной у Реми сидел тучный мужлан неопределенного возраста с расстегнутой пуговицей на брюках. Легкая щетина на лице, бутылка пива в руке. Волосы на голове были прилизаны назад -- либо гелем для волос, либо от того, что он давно не мылся, -- и завивались над воротником его расстегнутой рубашки. На шее несколько золотых цепочек. Ну и нашла себе Реми дружка...
-- Привет, -- он окинул меня изучающим взглядом и остановил его на уровне моей груди. -- Ты в деле, крошка?
-- Эмм...нет. -- Я резко дернула Реми за руку и потащила в сторону. -- Мы можем поговорить?
Она помахала пальчиками Дрэйку и потянула меня на кухню.
-- Что-то не так?
-- Да. Что это за тип на диване?
Реми ухмыльнулась.
-- Он исполнитель второй главной роли в фильме, который мы будем пиарить.
Я застонала и заглянула в гостиную, наблюдая как Зэйн перетаскивает пицце-курьера и укладывает его на диване напротив Дрэйка. К чести последнего, ему абсолютно были по барабану и мой довольно угрожающий на вид кавалер, и то, что он притащил парня без сознания. Мужик просто сделал еще один глоток своего пива и продолжал щелкать телеканалы.
-- Ты уверена, что хочешь взять его с собой? -- спросила я.
Реми заправила длинную прядь черных волос за ухо и пожала плечами.
-- Дрэйк безобидный. Я думаю, что его мозги спеклись на порнухе еще в восьмидесятых годах. У него огромный член и он вполне сгодится на несколько заходов, так что если у вас с Зэйном не заладится, я уверена, что он будет более чем рад помочь тебе.
-- Типун тебе на язык!
Целая неделя в замкнутом пространстве Хаммера в обществе мрачного вампира и двух порно-звезд?
Да уж, веселее не бывает.




- Одет/одета: джинсы, разноцветные кеды, объемная футболка, бандана с черепами.
- Состояние: приподнятое настроение, немного простужена насморк замучил
- При себе: рюкзак, Беда - мой хорек тоже при мне.
- Способности: телепортация, способна отличать иных от людей.
 
5
Елена_ЧумаДата: Сб, 03.05.2014, 20:39 | Сообщение # 5
Хранительница ПЗ, первородный эльф
Группа: Хранительница
Сообщений: 1403
Награды: 12
Репутация: 37
Статус: Оффлайн
ГЛАВА 5


Мы не проехали и нескольких минут, как Зэйн нахмурил лоб:
-- Нам нужно поговорить.
Я бросила на него быстрый взгляд.
Реми вела машину и её обе руки были заняты, но это не мешало ей временами качать головой в такт песне группы Грин дэйс "Идиот". Дрэйк с трёх часов ночи храпел, развалившись на переднем сидении с опущенной спинкой.
Мы с Зэйном сидели сзади, приятный полумрак в салоне давал нам хоть какое-то подобие уединения. Но это было лишь подобие, и у меня было подозрение, что Реми навострила свои ушки и не прочь послушать не только радио, но и нас. И мне это было не по душе. Хотя -- что скрывать -- сейчас мне не по душе было много чего. Я склонилась к Зэйну и прошептала ему на ухо:
-- Что, прямо сейчас? -- Вот черт, какая у него обаятельная улыбка. Непослушная прядь волос упала вампиру на лоб, я протянула руку и дотронулась до нее. Такая мягкая. Я вся затрепетала, едва подумав о том, как его волосы касаются моей обнаженной кожи.
Он привстал с сидения -- Зэйн не признавал ремни безопасности -- и подвинулся ко мне. Я мгновенно завелась, от ощущения его горячего тела рядом со своим , и с трудом заставила себя немного отодвинуться. Сейчас, в самом начале путешествия, мне совершенно не хотелось перевозбудиться, особенно в чужой машине. Я не доверяла не только себе, но и Зэйну, видя, как глаза вампира наливаются красным, выдавая его потребности. -- Нам нужно поговорить об этой поездке, Джекки. -- Зэйн положил руку мне на колено, заставив меня снова вспыхнуть от вожделения. -- Поездка с двумя порно-звёздами? Какого чёрта и куда мы едем?
Когда я просила Зэйна поехать со мной, я не уточнила несколько деталей. Не удивительно, что ему пришлось не по нраву реальное положение дел. Я покраснела в темноте и немного отодвинулась, сопротивляясь сильному желанию положить свою руку поверх его и медленно вести ее вверх от колена. Но сила воли победила, и я убрала его руку с моей ноги. О Боже, не надо искушений.
-- В Новый Орлеан, -- ответила я. Лунный свет и тени играли на лице вампира, выделяя красноватое мерцание его глаз, и подчёркивая неземную красоту моего любовника.-- Мне нужно повидаться с суккубом по имени Далила.
-- Новый Орлеан! -- воскликнул Зэйн. -- Ты хоть представляешь, сколько понадобиться времени, чтобы доехать до него на машине?
-- Двадцать шесть часов? -- подсказала я.
Зэйн чертыхнулся, отодвинувшись от меня.
Потом я снова почувствовала его руку на моем колене, и опять убрала ее; моя сила воли победила и в этот раз.
-- Зэйн, -- тихо попросила я, -- лучше не трогай меня сейчас.
Не трогай меня, потому что я проклята. Не трогай меня или убери отсюда Реми и Дрэйка, так как я совсем не горю желанием заниматься любовью при свидетелях.
Особенно когда эти самые свидетели ни кто иные, как порно-звёзды американского масштаба.
Не надо было просить о таком. К сожалению, я поняла это, когда слова уже сорвались с моих губ. Зэйн низко, угрожающе засмеялся и вернул свою руку на мои колени, плавно двигаясь к бедру. Я сделала глубокий вдох, как раз в тот момент, когда "Зуд" начал разгораться внутри меня, вытесняя остальные чувства.
-- Не трогать тебя? -- Зэйн опять наклонился и тихо прорычал мне на ухо: -- Это разве не то, что ты хотела от меня в этой поездке? Обслуживать тебя пока ты бегаешь со своей подружкой? -- В его голосе послышались металлические нотки.
-- Ты не понимаешь, -- воскликнула я, изгибаясь на сиденье и пытаясь убрать его руку. О Боже, как я хотела, чтобы он поднялся еще выше, но всеми силами старалась убрать его ладонь.
Мне показалось, что вампир читает мои мысли. Он проигнорировал мои слабенькие попытки убрать его руку и продолжал плавно скользить ладонью по моему бедру, а потом его пальцы нашли влажные от желания трусики и проникли под них.
-- Не трогать тебя так?
Я почувствовала жар его кожи даже сквозь одежду. С моих губ сорвался тихий стон, и я бёдрами зажала его руку.
-- Зэйн...
-- Это действительно не то, что ты хочешь, Принцесса?
Ублюдок.
За окном промелькнул знак о приближении места отдыха вдоль дороги.
-- Реми, останови машину, -- проскрипела я сквозь стиснутые зубы. Она уменьшила громкость радио, делая вид, будто не знает о происходящем на заднем сидении ее машины.
-- Что-что?
-- Я сказала, останови машину на остановке для отдыха. -- Мой голос поднялся на пару октав.
-- Как скажешь, шеф, -- ответила она, и от её игривого тона в машине повисла неловкая тишина.
Мне казалось, что прошла вечность, пока, наконец, Хаммер не подъехал к стоянке и встал у дороги. На площадке были помещения с душем и туалетом -- с одной стороны для мужчин и с другой для женщин. На специальном пяточке были расставлены столы для пикника, единственный фонарь освещал автомат с напитками и шоколадками, возле которого кружили ночные бабочки. На паркинге стояли с полдюжины грузовиков, в которых спали водители.
Сонный голос Дрэйка пробился сквозь шум двигателя.
-- Где это мы?
-- Небольшая остановочка, -- промурлыкала Реми. -- Можешь спать дальше. -- Она взглянула на меня в зеркало заднего вида.
-- Ты в порядке?
-- Через минутку со мной все будет в порядке, -- я схватила Зэйна за руку и рывком открыла свою дверь. -- Пошли.
Я ожидала, что он начнет возражать, либо сделает какое-нибудь саркастическое замечание, но Зэйн в полной тишине послушно следовал в сторону женской уборной, куда я тащила его за руку.
Туалетная комната не отличалась чистотой, на стойке с раковинами были разводы от мыла и грязи, меня даже передернуло от брезгливости. Возле одной кабинке валялась на полу туалетная бумага, а двери остальных были чуть приоткрыты, что означало, что мы здесь одни.
Отлично.
-- Что всё это значит, Джекки? -- спросил Зэйн, выдёргивая свою руку из моей ладони, как только я шагнула в уборную. Над нашими головами закружили мотыльки, привлеченные светом.
Я повернулась к Зэйну, закинув руки ему за шею, притягивая к себе для долгого поцелуя, которым старалась показать всю силу своей зависимости от моего любовника.
-- Ты нужен мне, -- нежно прошептала я.
Его глаза потемнели и приобрели глубокий красный оттенок, и к моему удивлению, вампир пристально всмотрелся в мои глаза.
-- Твои глаза. Они синие...
Я положила свою руку ему на бедро и погладила его член через ткань брюк, уже не заботясь о том, как грязно вокруг. Моё тело было напряжено словно пружина, кожу покалывало от прикосновения одежды, и только одна вещь могла мне помочь. Пальцы добрались до пуговиц на рубашке и я с силой распахнула ее, чтобы быстрее добраться до его обнаженной груди.
-- У меня небольшая проблемка, Зэйн.
Он усмехнулся и, склонился к мочке моего уха. Всем телом Зэйн прижал меня к стойке с раковинами. Его рука оказалась между нашими телами. Он нашел мой сосок и стал дразнить его через ткань футболки, пока тот не затвердел.
-- На мой взгляд, не такая уж и большая проблема. Я думаю, раз мы пришли сюда, то можем решить обе наши проблемы.
-- Я проклята, -- сказала я.
Он замер и отстранился он меня.
-- Проклята? Что ты имеешь в виду, говоря, что ты проклята?
Я-то думала, что это очевидно, но может это только мне все так понятно.
-- Мои способности вышли из-под контроля и моя потребность в сексе намного больше обычного. Если я не найду способа исправить это, то в конечном счёте умру.
-- Как давно ты знаешь об этом? -- Зэйн зарылся пальцами в свои волосы и отодвинулся от меня к зеркалам. Кроме моего несчастного лица в них ничего не было больше видно, потому как вампир в них не отражался.
-- С прошлой ночи, -- ответила я. -- Демонесса мне сказала, что я была проклята, но не напрямую.
-- Каким образом демонесса сказала тебе это? -- спросил Зэйн озадаченно.
Я не видела его лица.
-- Извини, не поняла.
-- Ты сказала, что демонесса не напрямую сказала тебе, что ты была проклята. Что она сделала? Передала тебе записку?
Болван.
-- Я не так сказала. Демонесса сказала мне, что я была проклята. Это проклятие было не прямым. -- Может ему ещё написать или нарисовать, чтобы до него дошло?
Зэйн с ужасом уставился на меня.
-- Ты знала это ещё прошлой ночью и дала выпить своей крови? -- закричал он с такой силой, что мои волосы встали дыбом.
-- А у меня что, был выбор? -- в ответ заорала я и скрестила руки на груди. -- Ноа меня бросил. Ты отталкиваешь меня, а у меня нет других вариантов...
Его лицо словно заледенело.
-- Значит я для тебя просто "вариант"?
Я готова была удушить сама себя.
-- Это не то, что я хотела сказать...
-- Значит тебе нужен не я? А просто какой-то удобный "вариант", потому что ты проклята? -- На мгновение его лицо исказилось гримасой боли, но вампир быстро скрыл ее под маской безразличия. -- Ты когда-нибудь вообще планировала отказаться от Ноа? Или стать моим партнёром по крови? Или все эти разговоры только от отчаяния?
У меня не было ответов, и наш разговор принял очень серьезный и неприятный характер.
-- Знаешь что? -- я старалась, чтобы моя нижняя губа не дрожала, но у меня это крайне плохо получалось. -- Да пошёл ты! Пуп земли хренов. -- Я ткнула пальцем себя в грудь, глядя на него сквозь слезы. -- Я умираю. Это проклятие погубит меня окончательно, если я что-то не предприму. Так что нет, я не могу сейчас думать ни о чем, кроме как о выживании. Я думаю о себе, и о том, получиться ли у меня пройти сквозь все это. И если ты не можешь терпеть меня такую, какая я есть, то может это и к лучшему, что я узнала об этом сейчас.
Зэйн разглядывая пол, перебирая пальцами свои волосы. Потом поднял взгляд на меня и сделал шаг на встречу. Выражения боли на его лице уже не было, оно стало непроницаемым, в который раз показывая самообладание вампира.
-- Принцесса, прости меня, -- сказал он хрипло, успокаивающе поглаживая меня по руке перед тем, как потянуться к моему лицу. Зэйн поцеловал меня в лоб, пытаясь успокоить. -- Мы вернёмся к этому позже. Все будет хорошо. Ты знаешь, кто сделал это с тобой?
-- Нет, -- ответила я. -- Я не сделала ничего такого, всё как обычно. -- Зэйн ласково взял меня за руку. Я потянулась навстречу его прикосновениям. -- Может я съела заколдованный буррито в "Тако Белл" (прим.пер.: Сеть закусочных быстрого обслуживания, специализируется на блюдах мексиканской кухни) или ещё что-то.
Он тихо рассмеялся от моей шутки, некоторое напряжение с его лица спало.
-- Если честно, то я сомневаюсь, что колдун работает в "Тако Белл", ожидая возможность наложить проклятие на какого-нибудь суккуба, желающего перекусить.
-- Ты даже не представляешь, как часто я хочу в фаст-фуды перекусить. Так, значит, это колдун наложил проклятие?
Выражение его лица вновь стало непроницаемым и отстранённым.
-- Джекки, я не знаю. Я ничего не знаю про проклятия. -- Зэйн посмотрел на меня пристальным взглядом с высоты своего роста. -- Ты мне всё рассказала? О проклятии?
-- Да, -- ответила я, несколько успокоенная раскаянием в его голосе. -- Не смотри на меня так.
Губы вампира снова тронула улыбка.
-- "Так" это как?
-- Как будто я грязная.
-- Малышка, -- сказал он нежно, и убрал прядь волос с моей щеки. -- Ты не грязная. Это просто немного неожиданно.
-- По-твоему, как я себя чувствую? Я единственный суккуб, которому для выживания приходится заниматься сексом каждые, -- я посмотрела на свои наручные часы, -- двадцать три часа. Это сейчас, а потом и того чаще. Ещё я ввела в кому курьера пиццы, всего лишь прикоснувшись к нему. Я теряю контроль над своей силой и совершенно не знаю, как остановить это.
-- Это поэтому мы отправились в дорожное путешествие с порно-звёздами? -- Зэйн по-прежнему продолжал гладить мою щеку и успокаивать, и от его действий мои колени стали как желе.
-- Реми нужно провести промо-акцию её нового фильма, а мне выделили роль декорации. Кроме того, она сказала, что знает эту Далилу, в чьей помощи я нуждаюсь.
Зэйн вздохнул, и прижался своим лбом к моему.
-- Ну и дела...
-- Вот почему я попросила поехать тебя со мной, -- продолжила я, взяв его лицо в свои ладони, и потянувшись к его губам, намереваясь опять поцеловать. Зэйн отстранился и вместо того, чтобы ответить на поцелуй, прижался своим лбом к моему, уткнувшись носом мне в губы. -- Я бы с ума сошла, если бы мы с Реми поехали в это путешествие вдвоём.
-- Не забывай о Дрэйке, -- напомнил Зэйн.
Тьфу. Я бы предпочла забыть о нем совсем.
-- Мы можем оставить Дрэйка на обочине, -- сказала я. -- Реми всегда может найти ему замену. Очередного любовничка на ночь.
-- Не хочешь делиться? -- Зэйн подхватил меня под ягодицы и посадил на угол раковины, прижимая мое тело к своему возбужденному паху. -- Потому что я уверен, что если бы мне пришлось, то смог бы обслужить вас обоих.
Я шлепнула его по руке, но это не возымело должного эффекта, и Зэйн банально расхохотался, что означало -- вампир просто дразнил меня.
-- Ты болван. Поражаюсь, почему я ещё остаюсь с тобой.
-- Потому что ты нуждаешься во мне, Принцесса, -- низкий, хриплый голос выдал с головой его эмоции. Он положил мои руки себе на шею и, начал расстёгивать мои шорты. Его пальцы добрались до моих трусиков и, отодвинув ткань, проникли в мою влажную, изнывающую от желания плоть.
-- О, да? -- Я хотела произнести это игриво, но когда его пальцы достигли того самого местечка, это изменило мою интонацию с дразнящей на хриплую. -- О, да...
-- Ты знаешь, что самое лучшее в жизни суккуба? -- Его рука поддержала меня за спину, когда Зэйн опрокинул меня назад. Я уперлась затылком в зеркало, а в мою спину -- я было почти уверена -- упирался смеситель, но мне было все равно. Пальцы вампира еще глубже проникли в меня, гладя и потирая клитор, доводя меня до сумасшествия. -- Они не должны дарить удовольствие -- они могут получать его.
От ритмичных движений его пальцев я потеряла связь с действительностью. Мой крик наслаждения разнёсся эхом по комнате, повторяясь снова и снова, в то время как губы Зэйна блуждали по моей груди, дразня мои соски через ткань. Пальцы Зэйна доводили до изнеможения, двигаясь внутри меня, а его большой палец активно стимулировал клитор. Мой вампир занимался со мной любовью своей рукой, а я полностью забылась в блаженстве, двигаясь на встречу бёдрами, пока ошеломляющий оргазм не накрыл меня с головой.
Когда я пришла в себя, Зэйн помог мне спуститься. Он нежно поцеловал меня в щёку, потом помог натянуть мои трусики и шорты, как заботливый любовник.
-- Зэйн, -- выдохнула я, все еще тяжело дыша от горячих ласк. -- А как же ты? -- Я скользнула руками вниз к его брюкам, прекрасно ощущая его мощную эрекцию, натягивающую ткань. Я вопросительно приподняла бровь, но при этом не хотела его донимать.
-- Я в порядке.
Я повернула голову и посмотрела на выходную дверь.
Взяв мои руки в свои, Зэйн улыбнулся мне и поцеловал их быстрым поцелуем. Его глаза отливали красным.
-- Реми должно быть уже переживает, куда ты пропала, Принцесса. Мои нужды могут подождать до следующего дня, -- он шлепнул меня по попке. -- Возвращайся, а я буду через минутку. -- Вампир склонился над раковиной, а его улыбка говорила о том, что прежний ироничный Зэйн вернулся.
-- Джекки, -- нежно позвал меня Зэйн.
Я обернулась и с любопытством посмотрена на него.
-- Да?
-- Ты уверена, что не знаешь, кто это сделал?
Я поправила свою одежду и убрала с лица волосы, думая, что вероятно каждый мог бы подойти на эту роль. Боже!
-- Мне никто не приходит на ум. Я имею в виду, кто мог бы настолько меня ненавидеть, чтобы желать моей смерти? Может разве что королева, но я не видела её.
Зэйн пожал плечами.
-- Мы обязательно разберёмся с этим. -- Он выглядел таким ранимым, но при этом он пристально осматривал меня. Потом он резко достал пачку сигарет и, стукнув по ней, выбил несколько сигарет, вернув лишние назад.
-- Мне нужно знать, ты доверяешь мне?
Это была странная смена темы. Когда он спросил об этом последний раз, то все обернулось для меня большими проблемами. Но мы вроде оставили тот инцидент с погоней за нимбом в далёком прошлом, так что сейчас я была уверена в своём ответе.
-- Да, Зэйн, я доверяю тебе.
-- Хорошо, -- ответил он, напряжённо глядя на меня. Его серьёзный взгляд быстро сменился улыбкой, и он засунул сигарету в рот. -- Я собираюсь закончить это, а потом вернусь.
-- Вот и славно. -- Я была немного сбита с толку его резкими сменами настроения, и под впечатлением от нежного принуждения последних фраз я на автомате пошла к Хаммеру. Первым делом надо найти новые шорты и трусики, а то те, что на мне, влажные и в них совсем не комфортно.
С другой стороны паркинга со скучающим видом стояла Реми, облокотившись о машину и натянув капюшон на голову. Заметив меня, она подняла голову и двинулась на встречу с флаконом дезинфицирующего средства для рук.
-- Ты там чего-то касалась?
Я позволила ей обильно полить мои руки этим раствором и стала растирать ладони. В коленях все ещё была лёгкая слабость, но я чувствовала себя значительно лучше. Кажется, жизнь налаживается. Даже аппетит начал возвращаться.
-- Так мы можем ехать?
Я кивнула.
-- Думаю, что да. Зэйн через минутку вернется. -- Я ослепительно ей улыбнулась. -- Всё замечательно. У нас есть что-нибудь перекусить?
Реми пристально посмотрела на меня.
-- Ты уверена, что с ним не возникнет проблем в этой поездке? Это не сильно похоже на Зэйна, скажу я тебе. Вампиры ненавидят покидать свою территорию.
-- С ним все отлично, -- уверяла её я, мысленно прокручивая его реакцию на всю ситуацию с Ноа. Каким он был обеспокоенным и ранимым. Я не ожидала от него такого. -- Я думаю, это проклятие так же застало его врасплох. Он не казался чересчур обрадованным, когда я рассказала ему об этом. -- Открыв заднюю дверь, я перегнулась через сидения и начала рыться в своей сумке, валяющейся в дальнем углу багажника Хаммера. В другом углу машины храпел Дрэйк, не замечая ничего вокруг.
-- Я в этом не уверена, -- ответила Реми. -- Учитывая то, что проклятие может передаться путем обмена телесными жидкостями.
Я замерла, перестав копаться в сумке.
-- Неужели?
Пальцы сжали шорты цвета хаки, и я почувствовала, как меня бьёт мелкой дрожью. Ведь тот случай в туалете, был первым, когда Зэйн не довел дело до конца. Конечно, мы занимались жестким петтингом и раньше, но в этот раз наши игрища не закончились обоюдным удовлетворением. Пристально всматриваясь в Дрэйка, я быстро начала стягивать с себя влажную одежду и засовывать её в целлофановый пакет, потом запихнув его на дно своего багажа.
-- Зэйн справится с этим, -- сказала я ей уверенным тоном, хотя на самом деле моя уверенность пошла на убыль.-- Он знает, что сейчас очень нужен мне. Он не бросит меня.
-- Ох, моя сладкая, -- вздохнула устало Реми. -- Когда же ты научишься не доверять вампирам?
Я выскользнула из машины и сердито хлопнула дверью.
-- Он хороший. Я пойду, позову его и докажу тебе это.
Реми лишь посмотрела на меня с жалостью.
-- Я буду здесь.
Я же потопала обратно в туалет, ожидая всего чего угодно. Например, Зэйна кормящегося от другой женщины. Или Зэйна, без дела стоящего у зеркала. Или Зэйна, крушащего всё вокруг, чтобы на чем-то вымесить злость.
Но вот чего я действительно не ожидала увидеть, так это плащ Зэйна, -- который был основным предметом гардероба вампира и скрывал прекрасные крылья от окружающих, -- валяющийся кучей на полу туалета.
И записку, лежащую на нем сверху, написанную на флаере рекламного объявления из ближайшей кабинки.

Принцесса прости. Есть некоторые вещи, о которых мне надо позаботиться в первую очередь. Мы скоро снова увидимся. Обещаю.

Он оставил меня.
Улетел прочь, даже не попрощавшись.
Бросил. Опять.
Я даже не знаю, какое из моих чувств было сильнее -- обида или злость. Непослушными руками я подняла плащ и отряхнула его, а скомканную записку положила в карман.
Это было уже слишком: пять минут назад говорить о доверии, а потом так поступить. Теперь я точно знала, что на Зэйна нельзя положиться в критический момент. Ноа ушёл из моей жизни, и на кого мне рассчитывать теперь?
Перекинув плащ через руку, я пошла обратно, чтобы сказать Реми, что она как всегда оказалась права.



- Одет/одета: джинсы, разноцветные кеды, объемная футболка, бандана с черепами.
- Состояние: приподнятое настроение, немного простужена насморк замучил
- При себе: рюкзак, Беда - мой хорек тоже при мне.
- Способности: телепортация, способна отличать иных от людей.
 
6
AnitaДата: Пн, 09.06.2014, 17:07 | Сообщение # 6
I
Группа: Неопределенная сущность
Сообщений: 1
Награды: 0
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Оффлайн
Привет!!! С удовольствием буду следить за переводом! Очень долго его жду уже)


Авторский декор: куклы, игрушки и др.

[/right]
Мое портфолио
Авторский блог "Сказка"  

[img(88px,31px)]http://www.proza.ru/images/author88x31.gif[/img]
 
7
Елена_ЧумаДата: Ср, 15.10.2014, 00:01 | Сообщение # 7
Хранительница ПЗ, первородный эльф
Группа: Хранительница
Сообщений: 1403
Награды: 12
Репутация: 37
Статус: Оффлайн
ГЛАВА 6


- Очнись, подруга, - сказала Реми, похлопывая меня по колену.
- Ты ведь знала, что ему не стоит доверять, когда брала его с собой? Помнишь, тот случай в Египте?
Сидя на переднем пассажирском сиденье, я прислонилась к окну и уставилась на пологую равнину сельскохозяйственных угодий вокруг нас, пустая банка из-под Pringles, расположилась в колыбели моих рук. Боже, Вайоминг отстой. Даже красивый восход не мог поднять мое настроение.
- Я думала, что он изменился, Реми. Я думала, что он любит меня.
- Ну, а ты его любишь?
Я наградила её испепеляющим взглядом и потянулась за новой банкой. Люблю я Зейна или нет, это мое личное дело, и уж точно это никого не касается, кроме меня.
Она просто усмехнулась мне.
- Вот, что я думаю. Какое это имеет значение, если он тебя любит? Он, наверное, все беситься из-за проклятия, дорогая. Мы избавимся от него, и он мгновенно приползет к тебе обратно.
- Да не в этом дело, - захныкала я, пережевывая чипсы, - он мне сейчас нужен, как никогда, а он взял - и бросил меня!
Вдруг, большая волосатая рука сжала мое плечо сзади, большим пальцем пробираясь в мой рукав скорее вызывая отвращение, чем успокаивая.
- Для этого здесь есть я, сладкая, - сказал Дрейк, его голос буквально сочился сексом, - если тебе нужно "поплакаться в жилетку", присядь сюда, - он похлопал себя по коленям и ухмыльнулся.
- Спасибо, Дрейк, но я думаю, я в порядке. Я пожала его руку на моем плече (чертово проклятие - его прикосновение на самом деле ощущалось довольно приятным). Последнее, что мне было нужно, чтобы порно парень считал, что он может заполучить меня как удобно лежащую вещь.
Он выдал мне долгий, томный взгляд, говорящий. "Конечно."
Реми стрельнула в Дрейка предупреждающим взглядом и улыбаясь повернулась ко мне, вся жизнерадостность.
- Послушай, Джеки, все будет в порядке. Может быть, он просто должен был уехать ненадолго. Может, он вернется, сегодня вечером, когда солнце сядет.
Я одарила ее мрачным взглядом.
- Мы обе знаем, что он не вернется.
Она проверила помаду в зеркало заднего вида, потом повернулась ко мне.
- Ну, сколько времени осталось до следующего наступления Зуда?
Я обхватила руками талию, обнимая себя.
- Около суток. Может быть меньше.
Реми просияла.
- Это не так уж и плохо. Мы пересечем границу штата Колорадо, и будем в Денвере уже через несколько часов. У меня там будет первое выступление в Большом Порно Амбаре, это поможет немного отвлечься.
Тьфу - точно. Я же отправилась с ней в порно тур, как ее ассистент.
- Я тоже должна идти?
Она жалобно посмотрела на меня.
- У всех больших звезд есть ассистенты.
- Ну ладно, хорошо, - сказала я, чувствуя себя виноватой, что не разделяю ее энтузиазма.
- Но я собираюсь быть очень скромным ассистентом. Не помыкай мной, и я попытаюсь выглядеть занятой все время.
У меня в сумке были бейсболка и солнцезащитные очки. Я могу одеть их и скрыть свои волосы, и пускай Реми достанется все внимание. Я уверена, черт возьми, что никого не захочу.
- Здорово! Она оглянулась на Дрейка и улыбнулась.
- Покажи ей футболку, которую мы ей приготовили!
- Футболку? Едва слова слетели с моих уст, как ярко-розовая, крошечного размера, борцовка была втиснута в мои руки потными ладонями Дрейка. Я встряхнула ее, а затем с ужасом уставилась на Реми. Ассистент порно звезды сияла на груди ярко-зеленая надпись.
- Я должна носить это?
- Я произведу большее впечатление на шоу, если появлюсь с ассистентом, - сказала Реми, робко посмотрев на меня.
- Все, вышло своего рода в последнюю минуту, поэтому бюджет не сильно пострадал.
- Покажи ей, соответствующие шорты, - сказал Дрейк, шепча мне на ухо.
- Они говорят, в них задница порно звезды. Понимаешь? Ассистентка? Задница?
- Нет, твердо сказала я.
- Никаких шорт. Я одену футболку, но… Да я лучше сдохну, чем одену эти шорты!
- Ты зануда, - надулась Реми.
- Мне это говорили, - согласилась я, вытаскивая блэкберри и проверяя мои сообщения уже в девятый раз за последние пятнадцать минут. По-прежнему от Зейна ничего не было. И поскольку солнце стояло высоко в небе, мне ничего не обломиться в течение нескольких часов. Я вздохнула, мое настроение резко упало. Он действительно ушел и по большому счету бросил меня.
- Почему бы тебе не позвонить Ноа? голос Реми прервал мои мысли.
Это не очень хорошая идея, хотя я думала об этом.
- И что я ему скажу? Эй, я очень соскучилась по тебе. Зейн меня бросил, так что теперь мы можем быть вместе. О, и я проклята, и мне необходимо посетить Далилу в Новом Орлеане. Как поживаешь? Я покачала головой, потирая большим пальцем мой Блэкберри.
- Что-то я сомневаюсь, что это прокатит.
- Ноа поймет, - сказала Реми.
- Может быть, стоит дать ему шанс?
Наверное, она была права. Секунду я колебалась, затем нажала кнопку быстрого набора, вызывая Ноа. Телефон прозвонил семь раз, и тогда, когда я была убеждена, что он, игнорирует мои звонки, и хотела оставить сообщение, на линии щелкнуло, и трубку взяли.
- Да? - низкий голос Ноа ласкал мой слух, превращая мои внутренности в жидкость.
- Привет! - сказала я, красноречиво, как всегда. Неожиданно мне стало неуютно, понимая, что остальные могут услышать весь наш разговор. Я отвернулась к своему окну, пытаясь уединиться насколько это было возможно.
- Где ты? - спросил он.
- В дорожном путешествии. С Реми. - я решила упустить из виду тот факт, что огромная туша порно-актера нависает надо мной, слушая всё, что я говорю.
- Мы должны позаботиться кое о чём в Новом Орлеане, - я не могла заставить себя сказать Ноа, что я проклята. Моя гордость по-прежнему была ужалена тем унижением, что Зейн мне доставил.
- Я вижу, - пауза, затем тихий вопрос. - У тебя нет проблем, Джеки?
У меня? Проблемы? Я засмеялась, может быть, даже чересчур беззаботно, чтобы показать ему, что у меня нет никаких проблем в этом мире.
- Нет, просто дорожная поездка для девочек. Простое развлечение.
- О!
Видимо, сегодня он не очень-то разговорчив.
- Ты все еще злишься на меня?
Его тон вдруг стал очень холодным.
- Это зависит от того, приняла ли ты решение.
- Какое решение?
- Решение, кого из нас ты выбираешь. Ты не можешь иметь нас обоих, Джеки. Ты не можешь встречаться одновременно и с вампиром, и с серимом. Я не хочу терпеть этого ублюдка, особенно, зная, что ты от меня идешь к нему.
Его голос буквально сочился яростью. Он никогда прежде не говорил со мной так.
- Я устал бороться за тебя, поэтому ты должна выбрать.
- Выбрать? – я уже начала выходить из себя. – Сейчас?! Почему ты…
Вдруг я обнаружила, что вместо бархатного голоса Ноа из телефона вылетают лишь пустые гудки. Он бросил трубку.
- Подонок! - Я бросила телефон в сумочку, борясь с желанием наступить на нее посильней.
- Да как он смеет?!
Реми хмыкнула, глядя на дорогу.
– Если бы ты жила несколько тысяч лет, ты бы тоже взбесилась, если бы кто-то начал играть с тобой...
Большой Порно Амбар был оборудован в магазине на шоссе недалеко от Денвера, втиснутом между винным магазином и продовольственным складом. Мне показалось привлекательным фактом то, что он было у черта на куличках. Может, здесь будет не слишком много народа. И возможно, никто не увидит меня в моей сверкающей, как неоновая вывеска, и такой же жуткой футболке «Ассистент порно-звезды». Может быть, все закончится быстро.
Но как только мы подъехали к стоянке, я поняла, что все мои надежды посыпались прахом. На стоянке было буквально яблоку негде упасть. На двери висел большой плакат: «Только сегодня! Реми Саммор и Дрейк-Большой-Змей дают автографы!
Дрейк-Большой-Змей? Я, кажется, догадываюсь, почему у него такое прозвище.
Реми остановилась посередине стоянки и посмотрела в зеркало, поправляя волосы. Она была одета в белый сарафан на бретельках, состоящий буквально из нескольких оборок, не более того. Он прекрасно демонстрировал ее великолепную темно-оливковую кожу и особенно хорошо подчеркивал струящиеся волны ее смольных волос.
- Разве это не чудесно? – промурлыкала она
Я натянула бейсболку на свою огненную копну, водрузила на нос солнцезащитные очки и нахмурилась.
- Не совсем.
Кажется, на неё не подействовала моя кислая мина. Развязно улыбнувшись мне, она выскользнула из машины и направилась к магазину. Потом она остановилась и посмотрела на меня.
- Может, ты уже выйдешь?
- Ты что, шутишь?
- Эй, ты же мой ассистент, забыла? Ты будешь держать бутылочку с водой, - она закусила губу и жалобно посмотрела на меня.
- Пожалуйста, Джеки? Ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста? – и с каждым «пожалуйста» интонация нарастала, это было невыносимо.
- Хорошо-хорошо, - проворчала я и взяла бутылочку, метнув в неё злобный взгляд.
– Но никогда больше меня об этом не проси!
Реми улыбнулась мне и направилась в магазин, я неохотно последовала за ней, тащась на несколько шагов позади, стараясь выглядеть как можно незаметнее.
Магазин был абсолютно весь заполнен людьми. Как только Реми вошла внутрь, всеобщее настроение сразу поднялось, и защелкали вспышки камер. Дрейк, кажется, удивился, когда открыл дверь, но виду не подал. Я быстро шла позади и старалась не привлекать внимания.
С этого момента начался полный дурдом. Реми часами позировала с людьми на фотографиях, подмигивала, флиртовала, и вообще вела себя так, что все мужчины средних лет, находящиеся там, влюбились в нее. Ее глаза сверкали голубым пламенем, что говорило, что она поддавалась такому же настроению, что и толпа. Я делала все возможное, чтобы быть как можно более незаметной, носила бутылку с водой и хмурилась в сторону любого человека, который оказывался хотя бы в десяти футах от меня.
Дрейк был не столь популярен, как Реми. У него была своя область для автографов и фотографий, но в магазине не было не одной женщины. Но несколько мужчин подошли к нему за автографом, что заставило меня посмотреть на него в новом свете. Между тем, Реми продолжала не только подписывать стопку календарей выше, чем моя рука, но и флиртовать и целоваться с каждым человеком, который подходил к ней.
Я проверила свои часы уже в девятый раз за многое время. Четыре часа прошло с момента начала, и не похоже, чтобы толпа хотя бы начала редеть. Я была голодна, но единственное, что было в магазине – это нижнее бельё. Не думаю, что оно съедобно, и тем более я не собираюсь его есть перед толпой. Некоторые из мужчин иногда кидали на меня заинтересованные взгляды, но я отгоняла их к столу Реми. Когда я уже не смогла больше терпеть, я направилась к Реми и прошептала ей на ухо.
- Уже полдень, Реми. Когда мы уедем отсюда?
Она надулась при виде моего усталого лица.
- Я обещала, что буду здесь в течение еще нескольких часов. Мы сколотим целое состояние здесь, и еще надо думать об известности.
Я застонала.
– Ты сосала на камеру, Реми. Если ты действительно хочешь известности, ты бы разобралась с этим прямо здесь, на полу магазина.
Реми просияла.
- Думаешь, это сработает?
- Забудь об этом!
Она сделала грустные глаза.
- Ну пожалуйста? Еще немного?
- Ох, хорошо, - я никогда не могла выиграть в гляделках с ней.
- Еще один час, а затем мы уходим. Помнишь про мое проклятие? Или мы будем оставаться здесь до тех пор, пока я не умру с голоду?
- Я помню, - она махнула рукой.
- Иди, сделай что-нибудь как мой ассистент.
- Извините, - сказал мужчина, размахивая своим календарем.
- Вы должны ждать своей очереди, как и все остальные.
Я указала на надпись на груди.
- Видишь это? Тут сказано, я ассистент. А сейчас я занята разговором с мисс Саммор.
Реми положила руку на моё плече и улыбнулась мужчине.
– Не обращайте на неё внимания. У неё эти дни.
Раздраженная, я отошла в дальний конец комнаты и села на металлический стул между дисками с БДСМ и гей-порно. Я смотрела на происходящее со скучающим видом, стараясь не думать о том, как много времени уходило сквозь пальцы и насколько больно то, что Зейн оставил меня.
Где-то в середине этого ужаса, я заметила, что кто-то наблюдает за мной. Кожа на затылке мигом покрылась мурашками, и я судорожно начала оглядывать толпу. Сначала я ничего не видела, лишь кучки закомплексованных студентов, лысеющих мужчин из тех, что в заднем кармане брюк всегда держат пачку презервативов, на всякий случай, и несколько случайных лиц, которые не выделяются. Но потом я увидела его в задней части комнаты.
Высокий, с гривой темно-каштановых ухоженных волос, он выглядел, словно его законсервировали в 20-х годах прошлого столетия, а теперь он словно хорошо сохранившаяся кукла. Даже слишком хорошо. Его худое лицо напоминало что-то из скульптур Микеланджело, темный смуглый загар намекал на смешанную кровь, как и его одежда аккуратно намекала на реальную работу.
Он не походил на тех мужчин, которые здесь только ради того, чтобы увидеть порно-звезду вживую. А то, что он наблюдает за мной, а не за Реми, заставило все волоски на моем теле встать по стойке «смирно». Я бегло оглянулась вокруг, чтобы убедиться, что я ошибаюсь, но возле меня не оказалось никого, на кого бы он мог смотреть.
Поймав мой взгляд, он подмигнул и растворился в толпе.
Вздрогнув, я посмотрела на Реми. Она позировала, обняв двух военных, в то время как третий фотографировал. Она занималась подтверждением звания самой знойной порно-звезды и мало обращала на меня внимания.
Я попыталась снова найти незнакомца, но он ушел. Я бы даже не заметила его, если бы он был одет в длинный кожаный пиджак, который является обязательной атрибутикой существ, вроде Зейна. Может быть, это серим? Может, Ноа послал кого-то, чтобы следить за мной?
Кто-то похлопал меня по плечу.
- Мисс?
Я чуть не выпрыгнула из своей кожи.
Лысеющий мужичок, стоящий рядом со мной растерянно уставился на мою испуганную мину. Он протянул руку с визитной карточкой меж мясистых пальцев.
- Извините, мисс. Не хотел вас напугать.
Я положила руку на грудь и почувствовала мое сердце бешено колотится под пальцами.
- Всё в порядке. Я просто немного перенервничала, - плюс гормоны, плюс «зуд».
Он странно покосился на меня, затем протянул визитку еще раз.
- Тот парень, он попросил меня передать это Вам.
- Какой парень? - я посмотрела туда, где стоял темноволосый незнакомец, но его там не оказалось.
Мужичок посмотрел туда же и шумно прочистил горло.
- Ха. Должно быть, он ушел. Это был длинный путь, чтобы увидеть мисс Саммор, - он задумался, будто вспоминая, где он был, и, посмотрев на надпись на моей груди, ухмыльнулся.
- Так ты говоришь, ты - ее ассистентка?
Нет, мои сиськи. Я натянуто ему улыбнулась.
- Спасибо за визитку, - я сунула ее в карман, показывая всем своим видом, что разговор закончен.
- Хм, странно. Не думаю, что эффект красных глаз на фотографии - это нормально для той камеры.
Я посмотрела на другие фотографии, на всех них у Реми были красные глаза. Я перевела взгляд на нее. Она до сих пор позировала для фотографий с двумя военными, ее руки плотно обвивали шею одного из них, а подбородок упирался в его голову, открывая ему прекрасный обзор на грудь. Второй мужчина выглядел расстроенным, но не так сильно как тот, что фотографировал. Фотограф же выглядел подавленным.
- Кто-нибудь знает, как работает эта штуковина? Я не могу включить функцию удаления эффекта красных глаз, - промямлил он.
По-моему, Реми уделяет слишком уж повышенное внимание к шее военного. Вдруг она наклонилась над ним, понюхала его кожу и быстрым движением язычка лизнула. Будто попробовав.
Я видела, как вампиры делают так перед тем как укусить. Но Реми незачем пить кровь, а вот Иоахиму... А это значит…
Вот дерьмо!
- Нам пора! - завопила я, напугав толпу, - у мисс Саммор возникли срочные дела, которые необходимо незамедлительно выполнить!
Все взгляды устремились на меня. Взгляд Реми, пылающий красным, в том числе.
Иоахим опять подчинил себе ее тело.
Я бросилась вперед, проталкиваясь мимо толпы мужчин, и на ходу снимая свою бейсболку. Протиснувшись между солдатами, я обняла Реми за плечи и нацепила бейсболку ей на голову, пряча глаза.
- Больше никаких фотографий, пожалуйста. Нам пора идти.
Хор гневных улюлюканий последовал за мной, когда я прокладывала путь через комнату вместе с Реми, которая была на удивление покладистой. Ее кожа пылала, я знала, что это было влияние духа внутри нее, всплывающего на поверхность.
Как будто, нам нужно было еще больше проблем в этой поездке?
К моему огромному облегчению, Дрейк помог мне протолкнуться сквозь толпу, вывести оттуда Реми и уложить ее на заднее сиденье Хамера. Как только все двери были закрыты, я рванула с парковки и помчалась вниз по шоссе, пытаясь уехать как можно дальше от этого места.
- Что случилось? - спросил Дрейк, с пассажирского сиденья, глядя на меня широко раскрытыми глазами.
- Почему мы так быстро уехали?
Низкий нечеловеческий смешок раздался с заднего сиденья, низкий звук порванных голосовых связок Реми.
Дрейк посмотрел назад, затем побледнел.
- Боже мой, - произнес он голосом на несколько октав выше, чем следовало.
- Не бойся, - сказала я, стараясь, чтобы мой голос звучал нормально. Я посмотрела в зеркало заднего вида и увидела красные глаза Иоахима смотревшие с лица Реми, безошибочно уставившиеся на меня.
- Это просто небольшая одержимость демоном. Беспокоиться не о чем.
Ну, не совсем демоном. Скорее вампиром, который раньше был ангелом - или кем-то в этом роде. Я не знала, кем Иоахим был еще. Все, что я знала, что он не был на нашей стороне.
- Демоном? - глаза Дрейка впились в меня.
- Ты должно быть шутишь?
- Боюсь, что нет, - сказала я мрачно, затем взглянула в зеркало еще раз.
- Реми? С тобой все в порядке?
Могла ли она еще слышать меня?
Я проехала по шоссе милю или две, оглядываясь в зеркало заднего вида, ожидая ответа.
Жесткий смешок вырвался из горла Реми снова.
- Реми занята.
Ее руки чувственно скользили по ее телу.
- Мне нужно кормиться.
Реми кормит Иоахима? Если это так, это были очень, очень плохие новости.
- Пища? Какая - секс или кровь?
Я собиралась включить аварийку, готовясь съехать на обочину, если она бросится на Дрейка.
- О чем вы говорите? - испугано спросил Дрейк.
- Секс и кровь, секс и кровь, - пропел Иоахим таким голосом, словно вылез из фильма ужасов.
- Какая разница, чего я жажду?
О да, конечно, никакой разницы. Я резко съехала на обочину, не обращая внимания на автомобили, возмущенно сигналящие мне вслед. Массивный Хамер занесло по гравию, и он резко затормозил.
Я включила аварийку и перегнулась через сиденье, глядя прямо в красные глаза Реми.
- Иоахим - сказала я, мой голос звучал на удивление спокойно.
- Мне нужно поговорить с Реми. Пожалуйста, позволь ей снова управлять своим телом.
Он смотрел на меня, и я не знала, он меня не понял или просто не хотел отвечать. Через мгновение улыбка исказила лицо Реми.
- Зачем мне это?
Как заставить Иоахима отступить? Что я могу сказать, что бы дать ему понять, что я нуждаюсь в возвращении Реми обратно? Я забралась на заднее сиденье, глядя в ее красные глаза. Я попробовала давить на чувство вины.
- Реми - мой друг, и я знаю, что она несчастна, когда вы делаете это. Я беспокоюсь о ней.
Злой пристальный взгляд сфокусировался на мне, и насмешка появилась на прекрасном лице Реми.
- Подруги.
Он холодно рассмеялся.
- Какое мне дело до вашей дружбы?
Он был прав.
- Послушай, если ты не вернешь ее обратно прямо сейчас, я собираюсь развернуть эту машину и отвезти тебя прямо к королеве вампиров. Бьюсь об заклад, она найдет способ, выкурить тебя из Реми и вернуть обратно в свое тело.
Это был один большой блеф, но это было все, что я имела. Я уже начала переживать за бедную Реми, находящуюся в ловушке где-то там внутри. Ее кожа рдела тревожным красным оттенком.
Это привлекло его внимание. Безумная улыбка исказила ее лицо.
- Идиотка, - сказал он, с красным блеском в его глазах. Ее глазах. Какая разница. Она начала метаться, ее тело задрожало, как при ознобе. Жуткий смех вырвался из ее горла.
- Вот, - сказал Дрейк, протягивая мне ее сумочку. Его глаза расширились, он уставился на Реми.
Я собиралась оторвать ему голову, за то, что он был настолько глуп, чтобы думать, что я нуждалась в ее сумочке прямо сейчас, когда что-то внутри нее хлюпнуло. Может быть, там было что-то полезное.
Прижав Реми одной рукой, я порылась в сумочке и нашла хлюпающий объект - маленький белый флакон с нарисованным спереди крестом.
Реми/Иоахим при его виде зашипел, все его веселье испарилось.
- Святая вода.
Этого мне было достаточно. Я открутила крышку, на мгновение взглянула на нее, затем выплеснула длинную струю прямо Реми в рот.
Она на мгновение заурчала, а затем начала кашлять.
- Реми! Ты в порядке?
Я закупорила бутылку и уставилась в ее лицо, ища признаки одержимости. Ее рука была обжигающе горячей, и струйка слюны катились по ее щеке, глаза ее были закрыты.
- Реми!
- Попробуй ударить ее, - сказал Дрейк, его голос трелью раздался с переднего сиденья.
- Может, сработает.
Я похлопала ее по щеке, сначала легонько, а потом посильнее.
- Ай? Она разлепила один глаз. Один светло-серый глаз.
- Больно же.
С облегчением, я отодвинулась, чтобы дать ей больше пространства. Она села, потерла подбородок и вытерла слюни с лица, а потом растерянно уставилась на меня.
- Где мы?
- Где-то на шоссе. Мне пришлось срочно вытащить тебя из магазина.
Она сдвинула брови.
- Почему?
- Иоахим вселился в тебя, - объяснила я.
- Ты ничего не помнишь?
Она покачала головой.
- Последнее, что я помню, это как какой-то мажорчик потащил мою задницу фоткаться. Она шмыгнула носом.
- Он был симпатичный, кстати.
- Твои глаза начали пылать красным, и мы быстро оттуда слиняли.
Реми кивнула, немного побледнев.
- Спасибо.
Она повернулась к Дрейку на переднее сиденье.
- Думаю, ты узнал, мой маленький грязный секрет, да?
Он смотрел на нее так, будто она превратилась в чудовище. Черт возьми, она действительно была чудовищем. Похоже, придется разобраться с этим позднее. Мне кажется, сейчас есть вещи поважнее, чем заботиться о том, насколько комфортно наше общество Дрейку.
- Что имел в виду Иоахим, когда говорил, что пора снова кормиться? Ты что ли кормишь его?
Она выпрямилась в своем кресле, отбрасывая длинные волосы на спину.
- В смысле? – сказала она, старательно отводя глаза.
Дурной знак.
Если она будет играть дурочку, я не смогу добиться от нее хоть чего-нибудь. Лучше всего просто дать ей успокоиться и справиться с этим самостоятельно.
- О’кей, не бери в голову. У меня достаточно своих проблем, чтобы волноваться еще и об этом. Поговорим позже.
Реми пожала плечами, и ее взгляд упал на бутылку в моих руках.
- Это моя святая вода?
Я вернула ей бутылку.
- Кажется, это помогло прогнать Иоахима.
Она кивнула, как будто это не было неожиданностью, и отвинтила колпачок, сделала большой глоток, прополоскав рот, проглотила.
Нахмурившись, Я понаблюдала за ней еще минуту. Как долго это продолжается? Неужели она сначала кормит Иоахима, а затем пьет святую воду, чтобы избавиться от него?
У меня начинает болеть голова, когда я пытаюсь обработать все это. Сначала, Зейн бросил меня, а теперь еще и Реми стала нестабильной. Я вернулась на переднее сиденье.
- Давайте просто поедем через Колорадо, прежде чем мы вляпаемся еще во что-нибудь, хорошо? Потому что пока мы доберемся до Нового Орлеана, мне стукнет сороковник.
Если я проживу так долго.
Пристегнувшись, я снова завела Хамер. Что-то маленькое кольнуло меня из кармана моих джинсов, я полезла в карман и вытащила визитную карточку. Я и забыла об этом. Она, наверное, принадлежала какому-то неудачнику, пытавшегося устроить личную встречу с порно звездой (или ее везучей, счастливицей ассистенткой).
На обратной стороне карточки было нацарапано послание.
За тобой и твоей спутницей следят.
Ну, разве не трогательно? Я перевернула карточку, игнорируя холод, что захлестнул меня, и уставилась на нее.
Люк Стоун все, что на ней было написано, с адресом электронной почты внизу и символом, который напомнил мне совсем немного ангельский алфавит татуировки Ноа на запястье.
Еще один серим? Если так, то почему он предупреждал меня?
- Ох, спаситель.
Я вывела Хамер обратно на шоссе.
- Еще одно осложнение в этой поездке.




- Одет/одета: джинсы, разноцветные кеды, объемная футболка, бандана с черепами.
- Состояние: приподнятое настроение, немного простужена насморк замучил
- При себе: рюкзак, Беда - мой хорек тоже при мне.
- Способности: телепортация, способна отличать иных от людей.
 
8
Елена_ЧумаДата: Вс, 19.10.2014, 02:16 | Сообщение # 8
Хранительница ПЗ, первородный эльф
Группа: Хранительница
Сообщений: 1403
Награды: 12
Репутация: 37
Статус: Оффлайн
ГЛАВА 7


Мы пересекли Колорадо без инцидентов. Все это время я (к счастью, безрезультатно) напряженно поглядывала на Реми в зеркало заднего вида, на тот случай, если с ней что-нибудь опять стрясется. Мы проехали Канзас и добрались до границы Оклахомы, прежде чем мой мир снова рухнул.
Уже около получаса солнце светило мне в глаза, чертовски раздражая меня, почти так же, как Дрейк (по-прежнему немой, как рыба), переключающий радиостанции.
У меня заурчало в желудке. Решив, что в течение пяти минут мне просто необходимо кому-нибудь передать управление машиной, я в девятисотый раз заерзала на сидении, заставляя грубую ткань шорт тереться об мою промежность. Мое тело чуть ли не взрывалось, легкие со свистом гоняли воздух.
Зуд вернулся.
Я до боли в костяшках сжала руль. Быстро проверив глаза в зеркале заднего вида, я подтвердила свои опасения.
- Реми, у меня тут проблема.
Я услышала, как она перелистнула страницу глянцевого журнала.
- Что такое, дорогуша?
Не думаю, что она хотя бы подняла голову.
Я взглянула на Дрейка, он начал казаться мне весьма аппетитным. Плохой знак. Я могла бы переспать с ним в отеле. После того, как он хорошенько вымоется. И переоденется в более-менее нормальную одежду. Наверное.
- Что с тобой? - он с опаской посмотрел на меня.
- Ничего, - пробормотала я в ответ, - похоже, у меня помутнение рассудка.
Я мрачно уставилась на дорогу. Мы тащились через небольшой городок под названием Понка-Сити.
Реми выпрямилась.
- Это зуд, да?
Я удрученно кивнула.
- Мне сейчас так нужен Зейн, а он взял и бросил меня, - у меня было много времени на то, чтобы хорошенько позлиться на него и сейчас не осталось ничего кроме отчаяния. В сотнях миль от дома, и ни одного из моих парней нет рядом.
Зейн расстался со мной, потому что я хотела, чтобы он со мной был чаще, чем со своим вампирским кланом. И я рассталась с Ноа, потому что он хотел иметь со мной (с суккубом) моногамные отношения. Забавно.
Нда. Моя загробная жизнь сейчас полный отстой.
- Я могу помочь, - ухмыльнулся Дрейк.
Мы не обратили на него внимания.
И тут зазвонил мой мобильник. От этого звука мое сердце чуть не выпрыгнуло из груди.
- Может быть, это он, - просияла Реми, - солнце садится, а он как раз начинает бодрствовать в это время.
- Не думаю, - нахмурилась я, но все, же подняла трубку, пытаясь унять, бешено колотящееся сердце.
- Алло? - пролепетала я дрожащим от волнения голосом.
- Джеки, - из трубки послышался встревоженный голос Ноа, - передай трубку Зейну.
Мои пальцы сжались на телефоне. Я не могу не повиноваться прямому приказу ни одного из моих мастеров, но этот я выполнить не могла.
- Его здесь нет, - процедила я сквозь сжатые зубы, - Ты получил, что хотел?
Рука Дрейка опять опустилась на мое плечо, но я стряхнула ее.
- Тогда где же он? И где сейчас ты? - в его голосе слышалась горечь, - я прождал тебя дома весь день, и только недавно узнал, что ты уже отправилась в свое небольшое путешествие.
- Правда? Ты ждал меня? - мой голос звучал хрипло, а между ног начало пульсировать.
Он замолчал, и тишина на том конце провода резало мой слух.
- Джеки, с тобой все в порядке? - спросил он после паузы.
Мне захотелось плакать. Все ли со мной в порядке?!
- Разве Зейн не может тебе с этим помочь? - в его голосе опять появилась ревность, - ты, поэтому уехала, да? Он так захотел?
Моя невеселая усмешка прервала его тираду.
- Нет, с ЭТИМ Зейн мне помочь не может, - все могло быть проще, если бы не это чертово проклятие.
- Почему?
Он понизил голос.
- Джеки, ты знаешь, что я могу потребовать, чтобы ты рассказала мне, и ты не сможешь сопротивляться. Но я не хочу делать этого с тобой.
- Как мило с твоей стороны, - с горечью сказала я. У меня не было никакой возможности рассказать ему о проклятии. Я представила себе выражение его лица, когда он узнает и вздрогнула.
- Я должна ехать, ладно?
- Стоять!
Прямая команда от моего хозяина. Я ударила по тормозам, автомобиль с визгом остановился.
- Какого хрена?
Реми закричала мне в ухо, вдавившись в сиденье. Рядом со мной, Дрейк ударился о приборную панель.
Мои руки сжались на руле, застыв на месте. Я слышала, как автомобили сигналили на шоссе позади меня, но я была бессильна что-либо сделать. Ноа приказал мне, и я вынуждена был подчиниться.
- Что тебе нужно? - прошипела я сквозь зубы.
- Скажи название города, в котором ты находишься, - сказал он спокойно. Еще один прямой приказ.
Я взглянула на ближайший мотель.
- Понка Сити, Оклахома.
- Скажи мне, ориентир неподалеку.
Я повернула голову, посмотрела вниз, на шоссе.
- Я вижу вывеску казино, - сказала я, чувствуя, себя упрямым ребенком.
- Отлично. Название?
- Казино "Два Пера".
- Хорошо.
Он тяжело вздохнул от облегчения, и у меня на мгновение кольнуло в сердце. Означает ли это - что сильный, умный, невозмутимый Ноа - на самом деле беспокоится обо мне? Или это из-за того, что он представлял себе, что Зейн, и я могли бы делать вместе?
- Теперь, Джеки, слушай меня внимательно.
- А у меня есть выбор?
- Оставайся там до завтра. Солнце заходит, поэтому я не появлюсь, сегодня вечером. Выбери отель поблизости и оставайся там, пока я не окажусь в городе на следующее утро. Ты меня поняла?
- Что? Ноа, это плохая идея, - о Боже, если он узнает о моем проклятии, что он скажет?
- Оставайся в Понка-Сити. И он повесил трубку.
Я зашвырнула затихший телефон в конец машины. Дрейк уставился на меня с широко раскрытыми глазами.
Реми усмехнулась с заднего сиденья.
- Что опустил тебя ниже плинтуса? Я знала, что он когда-нибудь использует свое «Я твой мастер» на тебе. Они все так делают.
Я уставилась на шоссе впереди себя, не обращая внимания на автомобили, которые неистово сигналили, объезжая нас. Моя нога не могла нажать на педаль газа – казалось, что меня парализовало.
- Я не могу уехать из города до завтра, пока Ноа не придет, чтобы забрать меня.
Реми фыркнула.
- О, это должно быть хорошо.
Мои невероятно голубые глаза уставились на меня в зеркало заднего вида. Плохой, это было очень плохой новостью - я должна была ждать более двенадцати часов пока Ноа, доберется сюда.
Смогу ли я продержаться так долго?
Увлекательный город Понка-Сити, Оклахома, не Ритц или Хилтон, как хотелось бы Реми. Он мог похвастаться лишь хорошим мотелем Super 8, расположенном на шоссе, в котором мы сняли три номера.
Дрейк пробормотал что-то о том, что нуждается в личном времени для «себя» и скрылся в своей комнате. Чем заставил меня не комфортно себя почувствовать.
Не только из-за его статуса порно-звезды, но и потому, что он теперь знал, что со мной и Реми происходит что-то действительно странное, и у меня не было никаких ответов для него.
Реми посмотрела на меня с надеждой, когда мы остались без Дрейка, но я покачала головой.
- Я не настолько хорошо себя чувствую. Может быть, мы потом просто поговорим с ним попозже?
- Прости? Рядом ведь казино? Там бесплатные напитки?
Но я чувствовала себя больной. Ноги были ватными, а тело горело и лихорадило.
- Реми, я не могу выйти. Помнишь о проклятии?
Я положила руку на лоб.
- Ноа не появится здесь до завтрашнего утра, так что, ближайшие двенадцать часов обещают быть весьма напряженными для меня. Я предпочла бы не проводить их в казино, полном людей.
Реми закатила глаза.
- Ты такой мученик. Если тебе теперь необходимо заниматься сексом немного чаще в течение следующих нескольких дней. Почему бы не сходить немного отвлечься, а не смотреть повторы «Копов» или «Чёртову службу в госпитале МЭШ»? Если тебе предстоит провести ближайшие двенадцать часов в отчаянной потребности в мужчине, ты, по крайней мере, можешь напиться.
Она подала очень, очень хорошую идею.



- Одет/одета: джинсы, разноцветные кеды, объемная футболка, бандана с черепами.
- Состояние: приподнятое настроение, немного простужена насморк замучил
- При себе: рюкзак, Беда - мой хорек тоже при мне.
- Способности: телепортация, способна отличать иных от людей.
 
9
markizaДата: Вт, 18.11.2014, 14:32 | Сообщение # 9
I
Группа: Неопределенная сущность
Сообщений: 3
Награды: 0
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Оффлайн
Большое спасибо за перевод. С нетерпением буду ждать продолжения.
 
10
Елена_ЧумаДата: Вт, 18.11.2014, 20:07 | Сообщение # 10
Хранительница ПЗ, первородный эльф
Группа: Хранительница
Сообщений: 1403
Награды: 12
Репутация: 37
Статус: Оффлайн
markiza, Будем стараться радовать вас и дальше :)


- Одет/одета: джинсы, разноцветные кеды, объемная футболка, бандана с черепами.
- Состояние: приподнятое настроение, немного простужена насморк замучил
- При себе: рюкзак, Беда - мой хорек тоже при мне.
- Способности: телепортация, способна отличать иных от людей.
 
11
markizaДата: Пт, 06.02.2015, 21:24 | Сообщение # 11
I
Группа: Неопределенная сущность
Сообщений: 3
Награды: 0
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Оффлайн
Скажите, пожалуйста, когда ждать продолжение?
 
12
Елена_ЧумаДата: Пт, 06.02.2015, 23:33 | Сообщение # 12
Хранительница ПЗ, первородный эльф
Группа: Хранительница
Сообщений: 1403
Награды: 12
Репутация: 37
Статус: Оффлайн
markiza, Я работаю над этим... К сожалению не всегда нахожу время ии вдохновения для перевода, но перевожу по мере возможности :)


- Одет/одета: джинсы, разноцветные кеды, объемная футболка, бандана с черепами.
- Состояние: приподнятое настроение, немного простужена насморк замучил
- При себе: рюкзак, Беда - мой хорек тоже при мне.
- Способности: телепортация, способна отличать иных от людей.
 
13
markizaДата: Пт, 06.02.2015, 23:39 | Сообщение # 13
I
Группа: Неопределенная сущность
Сообщений: 3
Награды: 0
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Оффлайн
Спасибо. Буду ждать с нетерпением. А сколько всего глав в книге?
 
14
Елена_ЧумаДата: Сб, 07.02.2015, 00:31 | Сообщение # 14
Хранительница ПЗ, первородный эльф
Группа: Хранительница
Сообщений: 1403
Награды: 12
Репутация: 37
Статус: Оффлайн
markiza, 24 главы сейчас перевожу 8 - она большая по объему.


- Одет/одета: джинсы, разноцветные кеды, объемная футболка, бандана с черепами.
- Состояние: приподнятое настроение, немного простужена насморк замучил
- При себе: рюкзак, Беда - мой хорек тоже при мне.
- Способности: телепортация, способна отличать иных от людей.
 
15
lizka142004Дата: Ср, 08.07.2015, 23:43 | Сообщение # 15
I
Группа: Неопределенная сущность
Сообщений: 1
Награды: 0
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Оффлайн
Я извиняюсь , но когда будет остальной перевод ? Очень жду продолжения! Спасибо за труды !
 
16
СаоринДата: Ср, 09.09.2015, 16:28 | Сообщение # 16
I
Группа: Неопределенная сущность
Сообщений: 1
Награды: 0
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: Оффлайн
Елена_Чума, Я извиняюсь , но когда будет остальной перевод ?
 
17
Елена_ЧумаДата: Пт, 28.02.2020, 00:29 | Сообщение # 17
Хранительница ПЗ, первородный эльф
Группа: Хранительница
Сообщений: 1403
Награды: 12
Репутация: 37
Статус: Оффлайн
Глава 8


- Что вы имеете в виду, вы не подаете алкоголь?
Вздох Реми пронесся через электронные гудки игровых автоматов.
- Вы казино! Как вы можете не подавать алкоголь?
Официант смущенно посмотрел на нее.
- Мэм...
- Мисс.
- Мисс, - он поспешно исправился.
- "Два пера" не подают крепких спиртных напитков, но я был бы рад принести вам пива или вина.
Он выдал ей радостную улыбку.
- Все, что вы пожелаете, мисс. Вы просто скажите, и я исполню все ваши мечты.
Ну, это было неожиданно. Выражение лица Реми сказало, что она смягчилась и польщена его вниманием, она выпрямилась на своем стуле, привалившись к игровому автомату.
- Тогда я буду Ги́ннесс. Большой...
- Конечно.
Крошечный намек на улыбку на его губах указал, что он хотел ей дать гораздо больше.
Он вопросительно посмотрел на меня, задавая немой вопрос. "А ты?" Дыхание и тон его голоса говорили о том, что он не просто спрашивал меня о выпивке.
Я, избегая зрительного контакта, сунула карточку в автомат, нажимая кнопки.
- Coors Light (марка американского пива). Да без разницы!
Он медлил, и я, наконец, взглянула на него.
- Это все, что я могу сделать для вас?
Его взгляд опустился на мою грудь, а затем вернулся обратно к моему лицу.
Черт побери, подумать только, совсем недавно я была взволнована тем, что превратилась в «горячую малышку». Сейчас я бы променяла все это бессмертие на мужчину, который просто встретился со мной взглядом.
- Только пиво, - резко ответила я.
Мой автомат запищал, к сожалению, у меня две вишни и лимон.
История моей жизни.
Когда он ушел, Реми толкнула меня в бок.
- А знаешь, возможно, ты должна попробовать и немного поразвлечься здесь сегодня вечером. Покорми зуд раньше времени, тогда у Ноа будет меньше рычагов воздействия на тебя, когда он прибудет утром.
Я бросила на нее быстрый взгляд, когда мой автомат пискнул снова. Вишни, бар, лимон. Становилось все хуже.
- Думаешь, он собирается провернуть что-то против меня?
Реми усмехнулась и скрестила ноги на стуле, неизменно элегантный жест.
- Давай-ка поразмыслим над этим, окей? Ты уехала от Ноа «для которого контроль это все», и не сказала ему, куда направилась. Ты уехала с его злейшим врагом, по совместительству твоим вторым парнем – и теперь он хочет извинений. Ох, я думаю, там будет небольшой вынос мозга, как минимум.
Она повернулась обратно к ее автомату и воткнула карту, потом нажала одну кнопку. Два бара и вишни. Ее автомат радостно свистнул и щелкнул, выплевывая билет.
- Эй, смотри-ка, Я выиграла!
Я резко выдернула карточку из автомата.
- Я не знаю, почему так трудно играть сегодня. Наверное, мое проклятие распространяется и на автоматы, зашибись.
- Я говорю, о том что, - Реми снова нажала на кнопку автомата - когда он появится утром, тебе придется приползти к нему и умолять о прощении. Для секса. А потом рассказать ему о твоем проклятье.
Не самый выигрышный расклад, как по мне.
- Согласна - пробормотала я, представив самодовольное лицо Ноа. Потом я представила себе, как он целует меня. А потом представила как его крепкое тело, надо мной, заполняет меня.
- Ваше пиво, мисс, - раздался голос у моего уха.
Я выдохнула, глядя на официанта, который принес на подносе бутылку пива для меня. У него были красивые пальцы, я заметила это когда забирала бутылку с подноса. Действительно красивые пальцы. Длинные, ровные и ухоженные.
Я снова окинула взглядом его лицо и изучающе посмотрела на него. Красивые губы, сглаживали его немного большой нос. Его волосы были ужасными, но он был молодым и поджарым, и выглядел достаточно хорошо, чтобы насытиться им.
О Боже, я действительно не могла даже подумать об этом? Я все-таки с трудом перевариваю тот факт, что я — сохранившая девственность до двадцати семи лет — сплю с двумя парнями. Согласна на секс на одну ночь, мой мозг не мог справиться с этим.
- Во сколько ты заканчиваешь, сладкий? - промурлыкала Реми официанту, взяв у него большую кружку пива.
Его глаза потемнели, от похоти, и мое тело откликнулось, мои нервные окончания покалывало.
- Я заканчиваю в пять утра.
Чушь. Я вздохнула.
- Если так долго ждать, я могу дождаться Ноа.
- Угу, - сказала Реми, едва взглянув на меня.
- Если ты не хочешь его, я возьму его себе. Она одарила мужчину ослепляющей улыбкой.
Я мрачно махнула рукой.
- Ты можешь забирать его. Я посасывала свое пиво, чувствуя себя достаточно угрюмо, когда Реми назвала официанту номер своей комнаты и назначила ему свидание попозже.
Мне отчаянно хотелось быть похожей на Реми, с кошачьей моралью и без всяких тараканов в голове. Беременность не было проблемой; Отстой не размножается. Мы не подхватывали болезней, не умирали, у нас не было месячных. Я точно не скучала по таким вещам.
Но я должна была заниматься сексом, и часто, и так как моих нормальных партнеров не было рядом, я должна была выбрать нового. К сожалению, мое подсознание было пуританским ботаником, который не мог понять, что мне нужно много секса, чтобы продолжать жить в загробной жизни.
Что было глупо, правда.
- Ладно, - импульсивно сказала я и допила остатки пива. Я выпила его так быстро, что у меня немного закружилась голова (к счастью для меня, суккубы все еще могли напиваться).
- Принеси мне еще пива, и давай найдем мне партнера.
- Кай, - крикнула Реми. Она помахала мальчику с выпивкой и заказала нам вторую порцию.
- Ты уверена, что не хочешь его?- спросила она, наблюдая за его задницей, когда он шел к бару.
Я тоже наблюдала за ним. Это была действительно хорошая задница.
- Нет. Ты уже дала ему свой номер телефона и все такое.
- Переключиться на него сейчас было бы неприлично, все равно, что переспать с парнем твоей сестры.
- Значит, Дрейк? Я знаю, что он запал на тебя.- Она взяла свой "Гиннес", опрокинула стакан и осушила его.
- На днях он сказал мне, что у тебя отличное лицо для порно.
Я вздрогнула. Что, черт возьми, это значит? Я не хотела спрашивать, учитывая, что все крупные планы Реми включали анатомию других мужчин в кадре.
- Боже, нет. Никакого Дрейка. Ни за что на свете.
- Ладно, - согласилась она.
Реми жестом подозвала своего мальчика-кабанчика и подняла два пальца, показывая, что ей нужно налить еще.
- Значит, кто-то новый?
Я оглядела переполненную комнату, взяла новый бокал и сделала глоток. Была ночь, и казино было в самом разгаре. Почти все машины были заняты, и столы напротив тоже были забиты — стариками и мужчинами с кефалью. Серьезно, что это было с игроками и кефалью?
- Это не совсем то, что я имела в виду, Реми.
Реми пожала плечами и слизнула с губ пену от пива.
- Нищие не могут выбирать, моя дорогая. И я боюсь, что ты определенно попадаешь в царство нищих. Так что выпей это пиво, хватай другое, и пойдем шуршать мужиками, - сказала она с ковбойской протяжностью.
Я сделала, как мне было сказано, допила пиво и потянулась за следующим, принесенным мне. У меня закружилась голова, и я позволила Реми схватить меня за руку и потащить через казино за фишками.
Как только мы обменяли наши деньги, Реми подошла к столу для блэкджека и наклонилась над одним из мужчин. Он был похож на грязного дальнобойщика, который зашел выпить пива, но Реми знала, как выбрать свою жертву. Позволив своим волосам касаться его плеча, она улыбнулась ему.
- Во что ты играешь?
- Блэкджек, - отрезала пожилая женщина с обесцвеченными волосами на дальнем конце стола.
- Перестань заглядывать ему через плечо.
Мужчина во всю улыбался Реми.
- Хочешь научиться играть, дорогая?
- О, как бы нам хотелось научиться играть!
Реми что-то проворковала ему на ухо, и мы сразу же заняли два места за столом. Остальные женщины с отвращением ушли.
Реми скользнула на сиденье слева от нее, а я заняла другое, оказавшись зажатой между двумя мужчинами. Они оба оценивающе посмотрели на меня.
- Как тебя зовут, куколка?- сказал один. Он улыбнулся и показал полный рот плохих зубов за кожистым лицом.
- Я могу показать тебе, как играть, если хочешь.
Я лучезарно улыбнулась, решив извлечь из этого максимум пользы. В конце концов, я не обязана была спать с ним. Где-то в казино должен был быть горячий мужчина, я просто должна была его найти.
- Меня зовут Джеки.
Я улыбнулась крупье – он недурно выглядел.
- И я уже знаю, как играть, спасибо - как будто было так трудно вычислить, как сложить двадцать один. Я вертела свои фишки в руках.
Двое мужчин, между которыми я сидела, склонились ужасно близко, и зуд пульсировал в паху, вызывая головную боль.
Сидевший чуть дальше мужчина улыбнулся. Он казался достаточно милым, и я улыбнулась в ответ. Моложавый может быть, разменял четвертый десяток. Загорелый, но не противный. Может быть, он весь загорел. Красивые глаза, с самыми сексуальными морщинками вокруг них.
Я встряхнулась и сосредоточилась на своих фишках.
Надо сосредоточиться на игре. Не надо думать о сексе. Нельзя думать о том, чтобы быть зажатой между двумя мужчинами, покер нужно думать о покере.
Два тела прижимались ко мне, горячая кожа скользила по моему телу. Не надо приставать к мужчинам рядом со мной. Из-за зуда они будут казаться принцами, даже если они и были отвратительными. Я не должна позволять им приставать ко мне. Не должна.
- Мисс?
Я посмотрела на крупье, покраснев и тяжело дыша.
- Что?
- Хит* или оставляем?
*Hit (хит, еще, прикупить) — получение игроком одной дополнительной карты.
- Что? - он слышал мои мысли?
- Ваши карты?
- Ой. Хит, - выпалила я автоматически.
- На двадцать? Молодой человек рядом со мной хихикнул, и этот хриплый звук заставил мои внутренности задрожать. Я заерзала на стуле, пытаясь унять зуд. Как будто это когда-либо работало раньше.
Я опустила глаза на свои карты, едва замечая двух валетов, которые смотрели на меня сквозь дымку. Кровь ударила мне в уши, от пива закружилась голова, и все, что я слышала, - это рев казино вокруг меня.
- Тридцать. Перебор, - сказал крупье. Я кивнула, хотя, честно говоря, не могла понять, зачем сделала это.
Все, о чем я могла думать, было жидкое тепло, которое плыло по моему телу, отчаянно нуждаясь в освобождении.
- Мне нужно еще выпить, - пробормотала я.
Молодой человек, сидевший рядом со мной, пододвинул мне стакан.
- Вот. Я заказал это для тебя, дорогая.
Я знала, что не должна пить у незнакомца, но я была разгорячена и возбуждена, и выпивка казалась прохладной и восхитительной. К черту все это. Я взяла стакан и жадно осушила его, не обращая внимания на то, что он был ледяным и что люди бросали на меня странные взгляды.
Напиток немного смягчил неестественный жар, исходивший от моей кожи, хотя и не сильно улучшил мой уровень опьянения. Комната поплыла у меня перед глазами.
Я взглянула на Реми, которая умудрилась забраться на колени к какому-то большому толстяку и наслаждалась происходящим, но я не могла заставить себя сделать, то, же самое. Молодые, старые, уродливые, бедные - Реми любила их всех, пока они любили ее.
Почему я не могу быть такой?
Чья-то рука коснулась моей руки, и мои соски немедленно затвердели, и мне пришлось сдержать стон удовольствия, который родился в моем горле.
- Ты в порядке, милая?- Тот, что дал мне выпить, был молод и довольно красив. Он улыбнулся мне, взгляд его был приглашающим.
Я приняла решение, когда его палец мучительно медленно коснулся обнаженной плоти моего плеча. Я вздрогнула, ожидая, что он упадет к моим ногам, храпящий и безмозглый, как другие.
Ничего. Он даже намекающе улыбнулся мне.
Он бы справился.
- Мне нужен воздух. Я поставила пустой стакан и встала.
- Хочешь пойти со мной?
Он поднялся так быстро, что моя пьяная голова слегка закружилась. Ну, ладно, мир сильно вращался. Должно быть, я пошатнулась, потому что в следующее мгновение он обнял меня за талию и повел к входу в казино. Боже, эти руки были прекрасны. Я захныкала от прикосновения - оно прожгло мою одежду насквозь и прижалось к коже, и мне пришлось бороться с желанием сорвать с себя одежду прямо здесь и сейчас.
Я оглянулась на Реми, но она только пошевелила пальцами и сделала рукой телефонный жест. - Позвони мне позже, - одними губами произнесла она и показала мне большой палец.
Я позволила парню вытащить меня из казино на прохладный ночной воздух. Двери закрылись за нами, и звуки разговоров людей затихли, когда мир стал тише, шумная суета казино сменилась относительной тишиной парковки. Легкий ветерок коснулся моих рук, помогая мне немного проснуться. Я не могла сосредоточиться - зуд был слишком сильным, а голова кружилась.
Затем эти руки дернулись, опустившись чуть ниже на мое тело, пока не оказались на моей заднице, и мир снова превратился в красный туман.
- Как, вы сказали, Вас зовут?- спросил мой новый друг.
Я заткнула ему рот поцелуем. Было бы лучше, если бы он вообще не разговаривал. Мой рот прижался к его губам, мой язык нырнул в его рот, и я прижалась к нему всем телом в явном приглашении, которое он принял. Его руки скользнули ниже, лапаяая меня за задницу через шорты и притягивая к своему телу. Его рот оторвался от моего, и он снова засмеялся, тем же восхитительным хриплым смехом.
- Ты просто горячая штучка, сука.- Он больно ущипнул меня за задницу.
Что ж, это начало портить мне настроение. Может быть, я смогу жить с этим зудом еще немного.
- Никаких разговоров, - пробормотала я. Я снова попыталась прижаться губами к его губам в очевидном намеке. Возможно, если бы я притворилась, что он был Зейном.
Ему не очень понравился намек, и он снова рассмеялся.
- Тебе очень нравится члены, шлюха.
Ладно, зуд или не зуд, у меня все еще были стандарты. Я выскользнула из его объятий, вытирая рот рукой и глядя на него сквозь красный туман. Черт, он все еще выглядел восхитительно, но теперь, когда я взглянула на него во второй раз, мне не понравился жесткий наклон его рта.
Но, Боже, я ужасно сильно горела. Так сильно, что я знала, что не продержусь до рассвета, когда Ноа придет читать мне нотации. Я колебалась.
- Как тебя зовут?
Все вышло невнятно и пьяно. Скорее, “Какктязвутт? Земля, казалось, пошатнулась, и я снова обняла его, чувствуя себя странно и тяжело.
Он назвал мне свое имя, но я его не запомнила. Все, что я видела, это жесткий изгиб его рта, когда он улыбнулся мне. Что-то мне в нем не нравилось, и я, наконец, поняла, что именно.
- У тебя нет таких губ, как у моего Зейна, - сказала я вслух, пытаясь сосредоточиться.
- У него чудесные губы. Такие милые, полные и мягкие в отличие от моих. Я скучаю по нему, - печально добавила я.
- Детка, мне все равно, по кому ты скучаешь, лишь бы сегодня ты была со мной.
Он ухмыльнулся и снова потянулся ко мне. Я ударила его по руке, но промахнулась и, в конце концов, ударила воздух, и его руки снова обвились вокруг меня. Дыхание со свистом вырвалось из моих легких.
- Так скажи мне, сладкая, ковер подходит к шторам?
- Ты отвратителен - пробормотала я и положила руку ему на лицо, закрывая рот, когда он наклонился для следующего поцелуя.
- Оставь меня в покое.
Его руки впились в мою плоть.
- Ты просила об этом, детка. Так что не вини меня, когда я даю тебе, то о чем ты просила.
- Я не думаю, что la femme хочет быть с тобой - прервал его холодный голос, и твердые, горячие руки оторвались от моей задницы, позволив мне завалиться назад. Я ударилась о кирпичную стену, царапая свою сверхчувствительную кожу и посылая волны боли по всему телу. Я рухнула на землю, слишком ошалевшая, чтобы сделать что-то большее, чем просто сидеть и наблюдать.
Что со мной не так?
Сквозь красную дымку желания я увидела двух мужчин. Придурок, который лапал меня, столкнулся с гораздо более высоким мужчиной, которого я не узнала. Я видела только его затылок, но он был одет в темную одежду, и они двигались так быстро, что у меня закружилась голова. Неужели Зейн пришел спасти меня?
Я оттолкнулась от стены, пытаясь снова встать прямо. Мир вращался вокруг меня, и когда я попыталась сделать шаг вперед, мой ботинок выскользнул из-под меня. Я рухнула на тротуар и ударилась подбородком, но не это беспокоило меня больше всего. Мои ноги начали сводить судороги, а пульсация в теле становилась все сильнее.
Я не могла сосредоточиться. Что-то было ужасно неправильно - больше, чем просто проклятие.
Застонав, я свернулась калачиком вокруг себя, крепко обхватив ноги в позе эмбриона. Я не могла думать или функционировать - я горела изнутри. Где-то на задворках моего пьяного, измученного сознания послышался спор двух мужчин и быстрое шарканье кроссовок по тротуару, когда кто-то уходил. Я не удосужилась посмотреть. Ничто не было так важно, как жар, пронизывающий меня и возможность избавиться от него.
Нежные руки коснулись моих плеч, переворачивая меня. Чья-то рука скользнула мне под бедра, и я почувствовала, как прохладный ветерок обдувает меня, когда я поднялась в воздухе. Свежая, накрахмаленная рубашка, к которой я прижималась щекой, была настолько прохладной в ночном воздухе, что я прижалась к ней. Ощущение было почти освежающим, и мое тело начало немного расслабляться.
- Я держу тебя, ma belle. Расслабься.
Я не узнала этот голос, но мягкий, томный намек на акцент терзал мои и без того измотанные нервы. Мои пальцы впились в воротник его рубашки, сжались, и я прижалась к его груди, желая, чтобы зуд ушел и оставил меня в покое. Моя плоть горела там, где он касался меня, и все болело.
С каждым его шагом звуки казино отдалялись все дальше. Все во мне кричало от ужасного напряжения, а пиво только усугубляло проблему. Одно неверное движение - и меня стошнит прямо на моего спасителя, поэтому я крепко зажмурилась.
- Куда ты меня несешь?
Его голос был тихим шепотом, который успокаивал.
- Возвращаю тебя в твой отель, как только ты скажешь мне, где он находится.
Какая-то часть меня, беспокоилась о том, чтобы рассказать совершенно незнакомому человеку, где мой гостиничный номер, но когда следующая волна напряженности, вызванной зудом, пронзила меня, и мои конечности снова сжались.
- «Супер 8», - выпалила я, а затем захныкала, когда он усадил меня на заднее сиденье такси.
Сквозь пьяный туман я наблюдала, как вдалеке приближается отель. Огни знака "Супер-8" казались необычайно яркими, мой новый друг помог мне выйти из такси, поднял меня и снова понес.
- Моя комната, - пробормотала я.
- Я отведу тебя в твою комнату - прошептал он мне на ухо, и я застонала от удовольствия, которое вызвала эта простая фраза.
Я слабо указала на свою сумочку, безвольно свисавшую с руки.
- Ключ там.
Мне нужно было намного больше алкоголя, если я собиралась пройти через эту боль; мой пульс бился так сильно в моем теле, что казалось, будто кто-то бьет в гонг.
Мой помощник проигнорировал меня, вставляя ключ-карту в ближайшую дверь. Когда он распахнул ее, прохладный воздух кондиционированной комнаты обволакивал меня, как кокон. Я вздохнула с облегчением.
- Тебе нравится прохлада?
Я кивнула через плечо моего безликого героя.
Он положил меня на кровать, и я почувствовала прохладную мягкость хрустящих простыней под своим чувствительным телом. Я слышала, как он прошел через комнату и щелчки на циферблате, когда он выключал кондиционер. Одежда на моем теле была слишком теплой, слишком перегретой. Мне захотелось ощутить прохладные простыни на себе, и я дернула себя за рукав.
- Больно.
- Твоя одежда? - тихий голос прошептал мне на ухо. Он наклонился очень близко ко мне, мой заботливый герой. Я чувствовала его дыхание рядом с моим - намек на пряный дым и гвоздику - и оно танцевало по моей коже, дразня меня. Инстинкты суккуба заставили меня потянуться к нему, как к любовнику, даже когда я открыла глаза, чтобы посмотреть на его лицо.
Это был высокий незнакомец из порно магазина. Его красивое смуглое лицо с янтарными глазами смотрело на меня, улыбаясь, как будто его забавляла моя пьяная агония.
Инстинкт подсказывал мне, что я должна бежать от него. Кричи, зови на помощь, что угодно, лишь бы убраться подальше от этого ублюдка, который хотел мне навредить. О Боже, и я впустила его в свою комнату. Я даже обняла его и прижалась к его груди.
Я оттолкнула его, пытаясь вырваться. Это было бесполезно. Я не была по-настоящему сильной даже в мой лучший день, и с зудом, бушующим во мне, мое тело действительно не хотело, чтобы он уходил. Я хотела, чтобы он опустился на меня, придавил тяжестью своего тела и занимался со мной сладкой, запретной любовью всю ночь напролет.
Он убрал прядь волос с моего лба и слегка улыбнулся, обнажив ослепительно белые зубы. Красивые, ровные зубы. Ни намека на клыки.
- Ты выглядишь испуганной, ma belle.
- Кто ты такой?- Хриплое рычание застряло у меня в горле.
- Что ты собираешься со мной сделать?- То, как это прозвучало, больше походило на приглашение, чем на испуганный вопрос.
Казалось, его забавляла моя пьяная настороженность. Его рука погладила мои волосы, затем мягкую, разгоряченную плоть моей руки, и зуд начал переключаться с боли на сильное удовольствие. У меня перехватило дыхание.
- Можешь звать меня Люк. И я здесь, чтобы помочь тебе, хочешь, верь, хочешь, нет.
- Прости меня, если я больше склоняюсь к ”нет", - прошептала я.
- Ты следил за мной.
При намеке на улыбку снова началась пульсация, более болезненная, чем когда-либо.
- Верь, во что хочешь, - сказал он, лукаво улыбаясь и поднимая мою руку. Он перевернул ее, осмотрел и поцеловал ладонь.
- Я хочу только помочь красивой женщине, которая в этом нуждается. И ты в этом нуждаешься. Я думаю, что твой друг подсыпал что-то в твой напиток.
Он это сделал? А я-то думала, что все дело в алкоголе и зуде.
- Ублюдок подсыпал мне рогипнол? - я невнятно пробормотала, снова прижимая руку к его рту. Неудивительно, что он не потерял сознание, как тот разносчик пиццы, когда я дотронулась до него. Что-то в наркотике портило мои силы.
Он кивнул и еще раз поцеловал мою чувствительную руку.
От его прикосновения по моему телу пробежала дрожь. Хотя я не знала его и не доверяла ему, он был здесь, и я нуждалась в нем. Я не отстранилась, просто смотрела на него опьяненными, похотливыми глазами.
Рука Люка погладила мою руку, нежно массируя напряженную плоть. Ужасное, жгучее напряжение уменьшилось, медленно сменившись пульсирующим желанием - долгожданным ответом. Я выгнулась под нежной заботой, демонстрируя молчаливую признательность за его прикосновение.
- Лучше? - его дразнящий шепот прошелся по моей коже.
- Еще?
Правильным ответом было «Нет» или «Помогите, полиция», но все, о чем я могла думать, - это успокаивающее прикосновение и то, что оно делало с моим отчаявшимся телом.
Его рука скользнула по моему плечу, к пуговицам, которые были спереди на моем легком летнем топе цвета хаки.
- Одежда все еще причиняет тебе боль?
Так и было. Даже сейчас кружево моего лифчика впивалось в мою чувствительную кожу и делало меня несчастной. Я кивнула, втягивая воздух, когда его длинные загорелые пальцы зависли возле первой пуговицы, затем расстегнули ее, обнажив несколько дюймов моей бледной кожи. Эти странные желтые глаза не отрывались от моего лица, словно желая убедить меня, что он здесь для моего удовольствия, а не для своего.
Еще одна пуговица, потом вторая, потом еще, а потом ткань разошлась и обнажила ему мою кожу, чашечки лифчика ослепительно лиловые в бледном свете гостиничного номера. Затем он посмотрел вниз, и выражение его лица слегка изменилось, от нейтрального к зачарованному.
- Ты прекрасна.
- Досталось с трудом - пробормотала я, моя спина выгнулась, когда я попыталась направить свою нуждающуюся грудь к его поглаживающей руке. Но он, казалось, не замечал моих желаний, его темная рука скользила по моему животу, разглаживая мягкую плоть.
Я откинулась назад, зачарованная тем, как эта большая рука обхватила мою кожу вокруг пупка, затем скользнула на бок и скользнула под спину. Ловким движением он поднял меня в сидячее положение, его другая рука скользнула мне за шею.
- Это займет всего минуту, ma belle.
С этими успокаивающими словами, звенящими в моих ушах, он стянул мой расстегнутый топ.
Прохладный воздух был облегчением для моей плоти. Чем больше одежды я снимала, тем лучше себя чувствовала, даже если зуд не был удовлетворен. Я тихо вздохнула от удовольствия и снова обняла его за шею, пытаясь притянуть к себе для поцелуя.
- Нет, chérie - сказал он, одарив меня еще одной белозубой улыбкой, которая сводила меня с ума.
- Ты пьяна и не понимаешь, что делаешь.
- Я прекрасно понимаю, чего хочу, - раздраженно сказала я, но позволила ему отодвинуться от меня. В конце концов, я не могла объяснить ему, что напилась, потому что очень сильно нуждалась в сексе. Или что я суккуб. Который был проклят.
Некоторые вещи вы просто не обсуждаете на первом свидании.
Но я не вырвалась из его объятий, и он, похоже, не спешил меня отпускать. Его руки гладили меня по спине, гладили и гладили, как кошку, и я выгибалась от удовольствия, мои бедра мягко двигались вдоль кровати.
Его янтарные глаза смотрели в мои, когда он расстегнул крючки на моем лифчике, а затем он помог мне стряхнуть зудящий материал с моего тела. Последний обжигающий предмет одежды на моем торсе исчез, и он мягко опустил меня обратно на кровать.
Я чуть не сжалась от предвкушения, когда его взгляд снова скользнул по моему телу.
- Ты очень красивая, - сказал он, его рука снова скользнула по моему животу.
- Ты уже говорил это, - пробормотала я невнятно, хотя это не беспокоило меня, как обычно, когда мужчины комментировали мою внешность. Возможно, это было из-за зуда.
Я ожидала, что он приблизится к моей груди, начнет двигаться, как сделал бы любой нормальный мужчина. Но мой таинственный незнакомец просто массировал мою кожу, снимая ужасное напряжение и оставляя на его месте ужасную боль.
Карман его куртки начал вибрировать.
Его красивое лицо нахмурилось, когда он вытащил телефон из кармана, открыл его и поднес к уху. Другой рукой он продолжал ласкать мою обнаженную кожу.
- Да?
Тишина. Затем он сказал: "В безопасности. Ты не волнуйся - еще одна пауза и улыбка.
- Я забочусь о наших интересах, mon ami. Сохраняй веру - он захлопнул телефон и снова уставился на мою покрасневшую кожу.
- Друзья. Они всегда звонят в самое неподходящее время, не так ли?
Я хотела, чтобы его руки снова были на мне, и выгнулась на кровати, предлагая ему это.
Он понял намек. Телефон убрал, обе его руки скользнули ниже по моему телу и потянули за мои шорты. Они соскользнули с меня одним быстрым рывком и тут же упали на пол, оставив меня только в белых хлопковых трусиках.
Их вид вызвал у Люка смешок, и он слегка коснулся пояса.
- Не то, чего я ожидал от такой женщины, как ты.
- Что ты имеешь в виду? - выдохнула я, дергаясь в предвкушении, когда он потянет за эластичную ленту Hanes Her Way и выставит мою ноющую плоть на воздух. Я горела желанием, чтобы он набросился на меня и изнасиловал, чтобы унять эту бесконечную пытку.
Но в кармане у него снова зазвонил телефон, и он недовольно поджал губы. Он снова взял меня за руку и поцеловал ее.
- Похоже, сегодня не наша ночь. Я оставлю тебя немного поспать, ma belle. Может быть, в следующий раз, когда мы встретимся, ты не будешь так пьяна, а я не буду таким кавалером, а?
Было очевидно, что мне придется соблазнить его, чтобы получить хоть какое-то облегчение. Я скользнула руками к его промежности и соблазнительно потерла ее. Он мог бы сказать «нет», но части его тела определенно говорили «да», если то, что было у меня под рукой, было, хоть каким-то признаком.
- Ты мне нужен, - просто сказала я.
Он подмигнул мне, наклонился и целомудренно поцеловал в щеку.
- Может быть, как-нибудь в другой раз, chérie. У тебя есть моя визитка, если я тебе понадоблюсь.
И вот так просто он встал и ушел.
Я думаю, что россказни, о том, что бабушкины трусики отпугивают мужчину, было правдой.

Переводчик: E_Mist




- Одет/одета: джинсы, разноцветные кеды, объемная футболка, бандана с черепами.
- Состояние: приподнятое настроение, немного простужена насморк замучил
- При себе: рюкзак, Беда - мой хорек тоже при мне.
- Способности: телепортация, способна отличать иных от людей.
 
18
Елена_ЧумаДата: Чт, 05.03.2020, 15:00 | Сообщение # 18
Хранительница ПЗ, первородный эльф
Группа: Хранительница
Сообщений: 1403
Награды: 12
Репутация: 37
Статус: Оффлайн
]
Глава 9


Шесть часов спустя я смотрела на красные цифры на часах, ненавидя жизнь. И пиво. В этом порядке.
Самое худшее в суккубе в пьяном угаре? Ты не можешь потерять сознание, несмотря ни на что. Я поняла это в какой-то момент после того, как мой недавний рыцарь бросил меня.
Следующие несколько часов я безучастно пялилась в телевизор, пока рекламные ролики проигрывались без звука. Мое зрение все еще было затуманено, а мой рот, казалось, не мог оставаться закрытым, я все время пускала слюни.
Да, очень сексуально.
Хуже всего было то, что облегчения не было. «Помощь», которую таинственный Люк оказал мне, исчезла через несколько минут, и я свернулась калачиком на кровати, тяжело дыша и корчась в отчаянии.
Единственное, что помогало, это ледяной поток воздуха из кондиционера, который ревел в углу. Поэтому я растянулась на простынях, ожидая рассвета и, как я надеялась, Ноа.
Я не знала, что буду делать, если он не появится. Даже не думала об этом. Я не могла об этом думать.
Мое тело снова охватили ужасные судороги, когда я услышала, как зазвонил мой мобильный телефон. Моя сумочка завибрировала, и «Ангел» Аэросмита пронесся по комнате, высокий, дребезжащий звук был ужасен для моей больной, похмельной головы. Я перекатилась на край кровати, потянулась к телефону, и тут, же упала на пол.
Ой. Это оставит след.
Порывшись в своей маленькой сумочке, я нашла вибрирующий телефон и прижала его к уху.
- Алло?- Я звучала так же ужасно, как и чувствовала себя.
- Джеки? - голос Ноа зазвучал в моих барабанных перепонках, и мое тело откликнулось волной желания.
- Ноа - сказала я, облегчение и потребность боролись внутри меня.
- Я так рада, что ты здесь.
- Я в отеле. Где ты? - сказал он, его голос был настолько громким, он буквально взрывал мои ушные перепонки.
Я поморщилась, держа телефон подальше.
- Я полагаю, ты кричишь, потому что волнуешься за меня?
- Где ты? - он понизил голос, но было очевидно, что он все еще напряжен.
- Я же сказал тебе оставаться здесь.
- Ну что ж, спасибо, Господин. Я так рада, что ты здесь чтобы сказать мне, что делать.
Боже, Ноа иногда бывал таким придурком, хотя я знала, что у него добрые намерения. По крайней мере, я была уверена, что он хотел как лучше.
- Я тут, в своей комнате.
Все еще на полу, рядом с тумбочкой. Все еще ненавижу жизнь.
- Нет, это не так, - терпеливо сказал Ноа.
- Я сейчас стою в твоей комнате, а тебя здесь нет.
Я села и, прищурившись, выглянула из-за кровати.
Да, черт возьми. Это была не моя комната.
Это заставило мои затуманенные глаза открыться довольно быстро. Какого черта? Все выглядело одинаково - все гостиничные номера выглядели одинаково, - только покрывало было другого оттенка "отвратительно коричневого", а моих сумок нигде не было видно.
- Джеки? - обеспокоенный голос Ноа снова проревел мне в ухо.
Поморщившись, я поплелась к двери и уставилась на таблицу стоимости номера на обороте.
- Я все еще в "Супер-8". Комната 212.
- Оставайся там, - сказал Ноа, используя принуждение.
Как будто я могла куда-то пойти, даже если бы он не использовал принуждение? Я повесила трубку, не отвечая, забралась обратно в постель и накрыла голову подушкой. Я бы отдала два года своей бессмертной жизни, чтобы иметь возможность вздремнуть прямо сейчас.
Через несколько минут кто-то громко постучал в дверь, и я застонала, зарываясь глубже под одеяло.
- Кто там? - может быть, это был Люк, вернувшийся, чтобы закончить то, что он никогда по-настоящему не начинал.
И разве это не было бы просто неловко?
Если у Ноа были проблемы с Зейном, то у него точно были бы проблемы с горячим, таинственным незнакомцем с янтарными глазами, которые заставляли меня горячо думать о них - дверь открылась, и я услышала, как тяжелые ботинки вошли в комнату.
- Джеки? - голос Ноа звучал вопросительно и неодобрительно.
Я выглянула из-под подушки.
- Не кричи, пожалуйста. У меня болит голова.
Приятно было видеть, что в моем сумасшедшем мире Ноа никогда не менялся. Он был одет в темную рубашку поло и свежие брюки цвета хаки, выглядя безупречно даже в восемь утра. Его светлые волосы были идеально взбиты, растрепаны так, как мне нравилось.
У меня потекли слюнки.
Он посмотрел на меня сверху вниз, явно недовольный.
- Что ты делаешь в этой комнате, Джеки?
Я, молча, пожала плечами, и одеяло соскользнуло, обнажив мое обнаженное плечо и изгиб груди.
Сразу же лицо Ноя изменилось от раздраженного, до разъяренного, когда он посмотрел на мою обнаженную кожу.
- Вижу - его голос был очень сдержанным.
- Не буду мешать вам. Я должен уйти, пока твой любовник не вернулся. Он отвернулся.
- Подожди, - сказала я с паникой в горле.
Он резко обернулся.
- Назови мне хоть одну причину, почему я не должен уехать прямо сейчас, Джеки. Очевидно, что мои чувства для тебя - всего лишь игра.
Я попыталась сесть на кровати, но это простое движение казалось невозможным.
- Потому что я не могу встать и догнать тебя.
Пройдя несколько минут назад к двери, я потеряла последние силы.
Он сделал паузу, затем вернулся ко мне и уставился на меня сверху вниз.
- Что случилось, Джеки?
Его обесцвеченные серебряные глаза с беспокойством блуждали по моему телу. Повезло парню, что его заставляют только раз в месяц.
Я смотрела на него с болью и страданием. Как я могла сказать ему, что проклята, когда он все еще был так зол на меня? Я не хотела видеть, как его лицо из ревнивого беспокойства превратится в гримасу отвращения. Поэтому я указала на свои глаза, пытаясь уклониться от темы.
- Та же проблема, что и всегда.
Он сел на край кровати рядом со мной, его губы подергивались.
- Выпивка?
Черт, я, должно быть, выгляжу еще более разбитой, чем раньше.
- Не выпивка, - почти прорычала я, шлепнув его подушкой.
- «Зуд».
Он посерьезнел, его пальцы подняли мой подбородок и наклонили мое лицо к своему, пока он изучал мои глаза.
- Твои глаза такие темные, они почти фиолетовые, Джеки. Как давно это было?
Я в отчаянии провела рукой по волосам. К моему ужасу, одна прядь упала на кровать. О, боже мой. Я теряла волосы после того, как всего один день не кормила зуд? Что будет со мной, когда начнется обратный отсчет?
- Ноа, мне нужна помощь. - мой голос сорвался на хрип.
Он заметил мой страх и притянул меня к себе.
- Все в порядке, Джеки. Теперь я здесь.
Его загорелая кожа была горячей, и это было приятно. От него пахло восхитительно, знакомо и так чудесно, что я чуть не заплакала от облегчения.
Ноа погладил меня по спине, и это ощущение заставило меня - как ни странно - вспомнить нашу с Люком интерлюдию всего несколько часов назад.
- Джеки, Я хочу извиниться. В последнее время я веду себя чертовски скверно. Сейчас многое происходит, и я был несправедлив к тебе. Сначала эта история с Зейном.
Я не хотела слышать ни о Зейне, ни о чем другом. Я положила руки ему на лицо и повернула его рот к своему.
- Извинишься позже. Теперь секс.
Ноа усмехнулся в ответ на мое требование, нежно прикасаясь губами к моим в нежном поцелуе.
- Я рад видеть, что ты не изменилась с тех пор, как мы виделись в последний раз.
О, если бы он только знал! Я выдернула его дорогую рубашку поло из-за пояса. Он потянулся, чтобы коснуться моей обнаженной груди костяшками пальцев, и я зашипела от болезненного ощущения на моей чрезмерно чувствительной коже.
Он замер.
- Джеки, тебе больно?
Боже, я не хотела говорить об этом прямо сейчас. Если я расскажу ему о своем проклятии, он даст мне тот же беглый трах, что и Зейн, а затем бросит меня. Но я должна была рассказать ему об этом - особенно если бы могла передать ему это. Это было похоже на бессмертный герпес, но еще хуже.
- Я в порядке.
Он потянулся за прядью моих ярко-рыжих волос, лежавших на покрывале между нами, и поднес ее ко мне.
- По-моему, это не очень хорошо.
- Я проклята, - сказала я, заливаясь слезами.
- И теперь, когда ты все знаешь, ты не поможешь мне, и у меня выпадают волосы, и все тело болит, и если я не займусь сексом в ближайшее время, я иссохну и умру. Я зажмурилась, чтобы не видеть его испуганного лица, и вслепую потянулась к коробке Kleenex рядом с кроватью.
- И теперь ты тоже считаешь меня отвратительной.
Он поймал мою руку и поднес к своей щеке, прижав ее к щетине, которую я ощутила. Он не побрился сегодня утром, вероятно, из-за того, что торопился найти меня.
- Джеки Брайтон, я никогда не считал тебя отвратительной.
- Несмотря на то, что я проклята?
Почему-то я сомневалась в его заверениях. Я имею в виду, через две минуты после того, как я сказала Зейну о своем проклятии, он оставил меня.
Ноа наклонился вперед, чтобы поцеловать меня в лоб и щеки.
- Ты совершена, проклятая или нет.
Успокаивающее ощущение его рта на моей плоти успокоило мои расшатанные нервы.
- Я должна продолжать заниматься сексом все чаще и чаще, - объяснила я, когда он поцеловал меня в шею, его рот скользнул к моей ключице.
- Реми говорит, что я могу умереть с голоду в разгар оргии. Ужасный образ был выжжен у меня в голове.
Он нежно укусил меня за плечо, посылая ударные волны по моему телу.
- А Реми так часто проклинали, что она теперь эксперт?
- Ну, нет, - сказала я, с трудом концентрируясь, когда он покусывал меня, словно я была каким-то вкусным фруктом.
- Вот почему мы едем в Новый Орлеан, чтобы спросить Далилу. Она жрица вуду и суккуб.
Ноа издал одобрительный звук, когда поцеловал мягкую плоть на изгибе моей руки.
- Иногда я не слишком доверяю Реми.
Я вздрогнула от этой нежной ласки, зарываясь пальцами в его голову и запуская их в густую гриву волос. Медленные, мягкие поцелуи сводили меня с ума, пульсация в моем теле достигала почти эпических размеров.
- Ноа, может, мы просто займемся сексом? Прелюдия-это здорово и все такое, но у меня все тело болит.
Его глаза были такими же синими, как океан, и говорили мне, что его собственное желание было не меньше моего.
- Тебе хочется по-быстрому?
Мои руки быстро расстегнули брюки.
- Преуменьшение года.
Ноа рассмеялся.
- Твое желание для меня закон. Его рука сжимала мое плечо, пока я не легла на спину, а он навис над моими обнаженными бедрами, затем наклонился и снова поцеловал меня в живот.
Я чуть не свалилась с кровати с шипением.
- Больно? - Ноа застыл надо мной.
О, но это была сладкая боль.
- Я в порядке, - сказала я напряженным голосом.
Его рука скользнула вниз по моему бедру, затем раздвинула их. Он поцеловал упругие кудри на верхушке, и я схватила подушку рядом с головой, сжимая кулаки, чтобы остановить стон, нарастающий в моем горле.
- Скажи мне, если я сделаю тебе больно - сказал Ноа, его дыхание коснулось моей разгоряченной плоти. Мое тело напряглось в ожидании, и вскоре было вознаграждено. Его большие пальцы раздвинули мои мягкие складки, и он лизнул мой клитор, долго, медленно и благоговейно, как будто это последнее что он попробует в этой жизни.
У меня перехватило дыхание.
Ноа замер и отстранился.
- Ты в порядке?
Я положила руку обратно на его голову и снова толкнула ее вниз к бедрам.
- Сделай это снова.
О, пожалуйста, пусть он повторит.
Он снова наклонился, проводя языком по самому чувствительному месту. Он покружил вокруг нежной плоти, дразня меня мягкими, настойчивыми прикосновениями, а затем начал сосать.
Все мое тело сжалось в спазме, и крик облегчения вырвался из моего горла. Ноа воспринял это как знак ободрения и продолжал сосать и ласкать мой клитор, пока я не перестала дрожать.
Это заняло некоторое время.
Когда мое тело, наконец, расслабилось, облегчение было незамедлительным. Туман перед глазами рассеялся, и меня охватило самое томное, чудесное ощущение. Больше никакой боли и напряжения. Больше никакой ноющей пульсации. Я удовлетворенно вздохнула и потянулась к своему возлюбленному, обмякшему и счастливому.
- М-м-м , Ты самый лучший, Ноа.
- Не благодари меня пока, - сказал он, усаживая меня на колени и притягивая к себе. Его эрекция - твердая и толстая - лежала между моих бедер, когда он притянул мои ноги к себе.
- Теперь, когда мы покончили с этим делом, пришло время повеселиться.
А затем в течение следующих двух часов он продолжал показывать мне, что именно он имел в виду.

Переводчики: E_Mist



- Одет/одета: джинсы, разноцветные кеды, объемная футболка, бандана с черепами.
- Состояние: приподнятое настроение, немного простужена насморк замучил
- При себе: рюкзак, Беда - мой хорек тоже при мне.
- Способности: телепортация, способна отличать иных от людей.
 
19
Елена_ЧумаДата: Пн, 16.03.2020, 18:33 | Сообщение # 19
Хранительница ПЗ, первородный эльф
Группа: Хранительница
Сообщений: 1403
Награды: 12
Репутация: 37
Статус: Оффлайн
Глава 10

Через некоторое время я выскочила из душа и оделась в ту же одежду, которую носила прошлой ночью. Она была помята и воняла казино и сигаретами, но остальные мои вещи были дальше по коридору. Я причесала свои спутанные рыжие волосы перед зеркалом.
- Доктор Морган звонил мне на мобильный день и ночь, - сказал Ноа, натягивая рубашку через голову.
- Похоже, он думает, что у нас проблемы в отношениях, и беспокоится, что я прекращу финансирование, если мы не договоримся.
Я замерла, мои глаза следили за его фигурой в зеркале.
- Что ты ему сказал?
Ноа сел на край кровати и натянул один ботинок.
- Я сказал ему, что единственный способ поддержать раскопки - это если ты будешь жить в моей палатке, независимо от того, захочешь ли ты этого или нет.
Он ухмыльнулся мне, его глаза мерцали.
Я с облегчением снова принялась расчесывать волосы.
- Я уверена, он предложил меня тебе на серебряном блюде.
- Пожалуйста, к черту моего нового археолога. Джеки горячая штучка!
- Удивительно, но нет,- сказал Ноа.
- Он защищал твою честь. Сказал, что ты можешь спать, где захочешь, даже если это означает - с ним.
- По-моему, это очень мило.
Горячая ухмылка Ноа заставила меня снова трепетать.
Я взглянула на его широкую фигуру в зеркале, когда он закончил одеваться. Боже, он был восхитителен. И так хорошо ко мне относился. Мои ноги снова стали подкашиваться, всего лишь вспомнив о том, что он делал со мной совсем недавно. Почему мы вообще ссорились?
Он снова посмотрел на меня в зеркало.
- Итак, как ты оказалась в этой комнате?
Ой. Правильно. Мы ссорились, потому что Ноа не упускал детали.
Я колебалась, не желая нарушать наше перемирие.
- Вчера вечером кое-кто помог мне вернуться из казино. Я думала, он привел меня в мою комнату.
Ноа напрягся, затем начал заправлять рубашку.
- Он?- его голос был холоден.
Раздраженная, я огрызнулась.
- Да, и если бы у нас с ним что-нибудь было, то я не испытывала бы такой боли сегодня утром, не так ли?
Я сунула ноги в туфли. Рассчитывая, что Ноа испортит мне хорошее настроение.
Теплые ладони коснулись моих рук, и он притянул меня к себе. Я напряглась, не желая смягчаться, но было трудно злиться на кого-то столь восхитительного, как Ноа.
- Мне очень жаль, Джеки. Мне трудно приспособиться. Несмотря на наше проклятие, у некоторых Серимов есть проблемы с нашими отношениями.
Серимов? Какое отношение они имеют ко мне и Ноа? Он никогда не говорил о других в своем роде, и я никогда не встречала ни одного из них. Я вспомнила, что Реми упоминала раньше, и задумалась. Отступив от его объятий, я изучала его лицо.
- Что-то происходит, Ноа?
Он выглядел усталым.
- Ничего такого, с чем бы, я не справился сам. Не беспокойся об этом. Я просто выбит из колеи. Мой вид не делится своими парами.
Польщенная и испуганная, я вырвалась из его объятий.
- Тогда хорошо, что мы не пара. Я всего лишь твоя покорная слуга, а ты - мой хозяин.
- Это не обязательно должно быть так.
- Нет? А как это должно быть? - я подошла к кровати и начала разглаживать простыни, вспоминая все небрежные команды, которые он бросал мне прошлой ночью, заставляя меня оставаться здесь.
- Когда ты говоришь «прыгай», я прыгаю. Когда ты говоришь остаться, я остаюсь. Когда ты говоришь…
- Хорошо, Джеки.
Его голос был низким, уступающим. Я почувствовала, как он подошел сзади и коснулся моего плеча.
- Мы решим наши проблемы позже, хорошо? А сейчас давай сосредоточимся на тебе и твоем проклятии.
Мой гнев тут же испарился, и я повернулась, чтобы быстро обнять его и поцеловать в щеку.
- Спасибо тебе, Ноа. Ты всегда рядом, когда ты мне нужен.
- Всегда...
В его выцветших глазах появился странный огонек, который я не могла определить, но решила не выяснять это.
- Нам нужно поскорее отправиться в путь. Я думаю, что у Реми сегодня еще одна встреча за пределами Далласа.
Он сжал мою руку в своей.
- Тогда пойдем и заберем ее.
Мы закрыли за собой дверь гостиничного номера, и я задумчиво уставилась на номер. Я выдернула свою руку из руки Ноа и немного порылась в сумочке, выуживая визитную карточку, которую дал мне Люк, и протянула ее Ноа.
- Ты видел этот символ раньше? Я подумала, что это может быть одним из ваших.
Ноа внимательно изучил карточку, потом покачал головой.
- Это совсем не ангельский символ, если ты об этом спрашиваешь. Очень знакомый, но я не могу точно сказать, что он означает. Где ты его взяла?
Я забрала у него карточку обратно.
- Люк дал мне ее в Колорадо. Он был здесь вчера вечером. Я думаю, что он преследует нас.
Иначе, зачем бы ему еще быть в порно-магазине в Колорадо, и в тот же день позже в Индийском казино в Оклахоме?
- Люк, говоришь? - он выхватил карточку у меня из рук и перевернул ее, читая каракули на другой стороне. Его лицо потемнело, когда он прочитал угрожающее послание.
- И что это должно означать?
- Он пытался предупредить меня, - пренебрежительно сказала я и забрала карточку обратно, запихивая ее в сумочку.
- Пока что он кажется безобидным.
Я просто не знала, что задумал Люк.
- Он вампир?
Я вспомнила яркую белую улыбку Люка и его идеальные зубы.
- Я так не думаю. Он был в порно-магазине в середине утра. Вампир бы давно спал.
Ноа собственнически притянул меня ближе к себе. Волна тепла скользнула между нами, очень приятное чувство.
- Он может быть опасен, Джеки. Я хочу, чтобы ты была осторожна с ним. Поняла?
Я хотела спросить, почему кто-то из Серимов интересуется тем, что я делаю, но заметила замкнутое выражение лица Ноа. Что бы там ни происходило, Ноа ничем не делился.
- Хочешь, я прочту его мысли, если увижу снова? Если он бессмертен, то это будет не так просто, как с обычным человеком
Он покачал головой, глядя на меня.
- Это слишком опасно. Если он узнает, что ты делаешь, это может вывести его из себя, заставит действовать опрометчиво.
Что ж, так оно и было. По какой-то причине мужчины не любят, когда кто-то копается в их мыслях, будь то горячие суккубы или нет.
Мы взяли несколько пончиков из континентального завтрака в вестибюле. Я была голодна и ловко заточила дюжину, прежде чем стащила коробку, пока портье не видел. Вероятно, Реми тоже будет голодна. Да и Дрейк тоже.
Ноа отказался от пончиков, выпив только кофе.
- Какой у Реми номер комнаты?
Я сунула коробку под мышку и вышла из вестибюля на яркий утренний солнечный свет.
- Сейчас покажу.
Мы нашли комнату Реми достаточно легко; Я слышала ее крики удовольствия из-за угла. В ее комнате - 114 - на дверной ручке висела табличка «Не беспокоить».
- Очевидно, она еще не совсем готова идти, - сказал Ноа, печально улыбаясь.
- Ничего удивительного, - согласилась я.
- Давай лучше разбудим Дрейка. Я схожу за ним, если ты заберешь мои вещи из моей комнаты.
Он взял у меня ключ и исчез в номере 115, а я направилась через две двери в комнату Дрейка.
Я постучала один раз и не получила ответа.
- Проснись, Дрейк, - крикнула я через дверь.
Но это было бесполезно. Телевизор был включен, передавая местные новости достаточно громко, чтобы я вздрогнула с этой стороны двери. Я постучала в дверь еще сильнее.
Она слегка приоткрылась; клочок дорожной карты, застрял в дверном проеме, и не давал ей полностью закрыться. Меня охватил страх.
Я видела достаточно эпизодов Закона и Порядка и CSI, чтобы понять, что это плохие новости. Опасаясь худшего, я вытащила кусок карты из двери и распахнула ее.
Горячий липкий запах крови был первым, что я заметила. В его комнате было душно – кондиционер был выключен, и душная жара пронизывала маленькую комнату. Я нащупала выключатель, надеясь, что он покажет отличное от того, что я себе представляла.
Реальность была гораздо, гораздо хуже. Дрейк лежал на спине, растянувшись на уродливом покрывале. Его горло было разорвано, и он лежал в луже темной крови. Хуже того, похоже, он боролся с тем, кто на него напал. Его руки и ноги были искалечены и покрыты царапинами, а стены маленькой комнаты были забрызганы кровью.
На зеркале кто- то написал кровью: "я иду за тобой".
Очевидно, это сообщение было для меня и Реми. Или только для меня. И Дрейк стал несчастным получателем.
Этого было слишком много для моего похмелья, и запах, ужас и двенадцать пончиков в моем животе заставили меня согнуться пополам. За дверью меня вырвало на тротуар.
- Джеки? - раздался вопросительный голос Ноа. Он остановился рядом со мной, а потом я почувствовала, как он замер, и он выругался на незнакомом мне языке.
Мое тело дрожало, но мой желудок был очищен и успокоился. Я вытерла рукой рот.
- Кто-то оставил нам сообщение.
- Твой друг Люк?- голос Ноа прозвучал мрачно.
- Нет, если только ему не нравиться разрывать людям глотки.
Я с трудом сглотнула.
Впрочем, я подумала то же самое: Кто еще знал, что мы находимся в этом отеле? Знал, кто мы такие? Люк не был ни вампиром, ни Серимом, поскольку я видела его в вечерние часы. Но если не Люк, то кто же?
Мои мысли снова вернулись к Зейну, но я решительно выбросила это из головы. Зейн никогда бы не стал угрожать моей жизни. Может быть, он и сукин сын, но он не причинит мне вреда.
Но в игре было много факторов, о которых я едва могла догадываться. Ангелы. Демоны. Вампиры. Вид Ноа, Серимы.
И Реми, одержимая душой, запертой внутри нее.
Черт
- Реми - слабо произнесла я.
- Нам нужно проверить, как там Реми.
Звуки занятий любовью стихли, Ноа помог мне подняться. Ее дверь была заперта, в комнате воцарилась зловещая тишина. Я настойчиво постучала.
Нет ответа.
Я сжала кулаки, глядя на Ноа.
- Что нам делать?
- Отойди. - Он оттащил меня в сторону, схватился за дверную ручку и с силой толкнул дверь, используя свое плечо как опору. Дверная рама треснула, и дверь слетела с петель.
Я удивленно уставилась на Ноа. О, боже мой! Эта сила была той стороной его характера, которую я раньше не замечала. Это делало его еще более сексуальным и опасным. Это также снова вызвало зуд внутри меня, но я сжала свои бедра вместе.
Ноа ворвался в комнату раньше меня.
- Слезь с него, Реми!
В спальне было темно, и мои глаза не сразу привыкли к тусклому свету. Я услышала, как кто-то ударился о ближайшую стену, и щелкнула выключателем.
Ноа стоял над кроватью, а водитель грузовика стоящего на холме с отвращением смотрел на него. Кровь стекала по жирной небритой шее мужчины. В другом конце комнаты Реми прижалась к стене, ее глаза жутко горели красным. Кровь окрасила ее рот, и она тяжело дышала.
- Что за дела, приятель? - крикнул мужчина Ноа, изо всех сил пытаясь сесть на кровати.
Я подошла к Реми, присела на корточки рядом с ней и краем своей футболки вытерла ее забрызганное кровью лицо.
- Реми?
Эти красные глаза уставились на меня, и злая усмешка исказила красивое лицо Реми.
- Попробуй еще раз, - прошептал Иоахим из глубины ее тела.
О, черт возьми. Я быстро оглядела разгромленный номер мотеля. Постельное белье было разбросано повсюду, но я нашла сумочку Реми в углу комнаты и начала рыться в ней.
Успех - я нашла святую воду и подняла ее в воздух. Реми дико захихикала при виде этого зрелища, ее губы скривились в злобной усмешке.
- Я уже получил то, что мне было нужно. – И с этими словами красный цвет начал уходить из ее глаз, возвращая их к насыщенному серебристо-серому цвету, к которому я привыкла. Все ее тело обмякло, и я догадалась, что Иоахим снова отступил.
Но на этот раз Реми знала о том, что произошло. Она посмотрела на меня с ужасом и бросилась в ванную.
- Реми? - Я последовала за ней, бросив взгляд на Ноа.
- Да что с вами такое, ребята? - закричал человек на кровати.
- Разве парень с девушкой не могут немного поразвлечься?
В ванной комнате я наблюдала, как Реми выпила полбутылки шампуня, а затем снова потерла рот.
- Не позволяй Зейну обмануть тебя - сказала она мне с болью в голосе.
- Кровь отвратительна на вкус.
- Что произошло? - Я протянула ей дешевое полотенце с вешалки и похлопала ее по спине, пытаясь успокоить.
Она вытерла лицо, выглядя такой усталой, какой я никогда ее раньше не видела.
- Мы просто развлекались. Я вернулась из казино поздно после свидания с официантом, а Джордж...
- Джордж просто отвратителен, Реми.
Она пожала плечами.
- Он умирает от рака - я чувствую его вкус. Я хотела устроить ему проводы на память.
На ее лице отразилось отвращение, и она присела на край ванны.
- У нас была хорошая маленькая вечеринка, когда Иоахим ворвался в мои мысли и решил, что он тоже хочет поиграть. Я думаю, Джордж был слишком пьян, чтобы обратить внимание на то, что я пускаю кровь.
Она вздрогнула.
Я указала на стену, которая отделяла ее комнату от той, которую мы только что покинули.
- Так вот что случилось с Дрейком? Иоахим?
Она озадаченно посмотрела на меня.
- Что ты имеешь в виду? Реми медленно встала, и на ее лице появилось тревожное выражение.
- С Дрейком что-то случилось?
Я скептически посмотрела на нее.
- Ты хочешь сказать, что это была не ты или Иоахим?
- На этот раз я разделила с ним свое сознание - он не оттолкнул меня полностью. Оттолкнул меня ровно настолько, чтобы взять все под свой контроль, но не настолько, чтобы я упускала из виду происходящее.
Она снова вздрогнула.
- Сэр, вернитесь обратно, - громко сказал Ноа из другой комнаты.
- Оставьте нас в покое.
Чья-то рука схватила меня и попыталась вытащить из ванной. Я резко отпрянула от него, от этого прикосновения зуд снова зашевелился и вспыхнул.
- Не прикасайся ко мне!
- Теперь смотри сюда, Мисс, - сказал Джордж. Затем его глаза расширились, и он упал на пол бесформенной грудой. У него вырвался храп, хотя глаза его были устремлены в потолок.
Только не это!
Ноа посмотрел на мое испуганное лицо, а потом на лежащего без сознания мужчину.
- Что только что произошло?
- Мои силы, - сказала я, прижимая руки к груди, чтобы больше ни к кому не прикоснуться.
- Иногда они выходят из-под контроля, и я стираю людям мозги.
- Проклятие?
- Да - сказала я тихим, пристыженным голосом. Теперь он действительно придет в ужас.
Но Ноа просто протянул мне руку, помогая перешагнуть через спящего мужчину.
- Тогда пошли.
- И что же нам теперь делать? - Все только что стремительно покатилось под откос. Любой, кто увидит коматозное тело Джорджа, и место убийства Дрейка подумает, что это сделал один и тот же человек. Реми попала в беду. У меня тоже были проблемы. Полиция может подумать, что это я.
- Вам надо убираться отсюда, - сказал Ноа.
- Хорошая идея.
Единственным другим вариантом было подождать, пока полиция доберется до нас, чтобы они могли нас прижать. А если нас посадят в тюрьму, и мы будем ждать, пока нас признают невиновными, мы умрем, прежде чем снова займемся сексом. Бежать было единственным выходом.
- Я схожу за машиной, а потом вернусь и заберу тебя и Реми.
- Я не могу пойти, - мягко сказал Ноа.
- Что ты имеешь в виду? - Я нахмурилась, глядя, как он помогает Реми перелезть через спящее тело Джорджа.
- Ты только что приехал сюда.
Он только что вернулся ко мне, а теперь снова собирается уйти?
- Мы все еще в дне езды от Нового Орлеана. Я и дня не протяну, если снова начнется зуд.
Паника пронзила меня насквозь.
Но Ноа покачал головой. Он уже достал свой сотовый телефон и поднес его к уху, подталкивая меня к двери.
- У меня есть друзья в нескольких высших кругах, которые мне кое-что должны. Я собираюсь позвонить им и посмотреть, что я могу сделать, чтобы разрулить эту ситуацию. Будет лучше, если тебя здесь вообще не будет. Любой из вас.
Он строго посмотрел на меня.
- Поняла?
- Но ... Но - я сжимала руки, глупо по-девичьи чуть ли не хныкая.
- А как же мое проклятие? А Новый Орлеан?
Я проигнорировала Реми, когда она оттолкнула меня в сторону и начала поспешно бросать свои вещи в розовый чемодан.
- Ты мне нужен.
Намек на улыбку коснулся лица Ноа, и он быстро поцеловал меня в губы.
- Все будет хорошо, милая. Я догоню тебя в Новом Орлеане. Ты ведь ищешь Далилу, верно?
Прежде чем я успела ответить, он отвернулся, приставив палец к уху, сосредоточившись на телефонном звонке.
- Привет, Стив. Это Ноа. Вы можете связаться с сенатором по телефону?
Я немного поколебалась, потом потянулась и быстро чмокнула Ноа в щеку на прощание, затем он продолжил разговор. Реми застегивала молнию на своем чемодане, когда я схватила ее за руку.
- Давай. Пошли.
Я вытащила ее из гостиничного номера и закрыла за собой дверь. Мой чемодан и сумочка были на тротуаре мотеля, где Ноа оставил их, я наклонилась, чтобы забрать их.
- Срань господня, - выдохнула Реми у меня за спиной. Я выпрямилась, чтобы посмотреть, на что она уставилась.
Дверь в гостиничный номер Дрейка была все еще открыта, и его окровавленное тело было хорошо видно на кровати. Я схватила край своей рубашки и накрыла им руку, закрывая дверь.
Широко раскрытые глаза Реми уставились на меня в ужасе.
- Это была не я, Джеки. Я клянусь.
Я взяла ее за руку.
- Я знаю, - солгала я. Я не знала, что и думать, но не было смысла расстраивать ее еще больше.
- Мы должны выбраться отсюда, как сказал Ноа.
Она кивнула, и мы помчались на стоянку.
Я бросила свой чемодан на заднее сиденье и забралась на водительское. У нас было три четверти бака, вполне достаточно, чтобы убраться отсюда подальше. Я завела мотор и пристегнулась.
- Поторопись, - крикнула я Реми.
Реми скользнула на переднее сиденье, и по ее дыханию я поняла, что она плачет. Но у меня не было времени утешать ее, если я собиралась вытащить наши задницы из этой передряги.
Хотя я знала, что не должна этого делать, я оглянулась на номера. Между тяжелыми занавесками в комнате Реми было видно лицо Ноа, наблюдавшего за мной. Он на мгновение протянул руку к стеклу и прикоснулся к нему, а затем исчез, снова скрывшись за занавеской.
Еще один беспорядок, который я оставила для Ноа, чтобы он его разгребал. Эта мысль грызла меня, когда я завела "Хаммер" и выехала с парковки, оставив своего белого рыцаря позади - снова. Похоже, это становиться моей дурной привычкой.
Я не хотела об этом думать. Так же как о моем проклятье. Или о Реми, которая тихо плакала рядом со мной, опустошенная тем, что Дрейк мертв - и что она, возможно, была той, кто убил его.
Вместо этого я подумала о Новом Орлеане. Нам просто нужно было добраться туда целыми и невредимыми, и мне нужно было верить, что Ноа все исправит. Я просто надеялась, что на этот раз не втянула его в беду, с которой он не сможет справиться.
Пока мы ехали через Оклахому в Техас, в машине воцарилась тишина. Солнце стояло высоко в небе, летний зной обжигал нас через лобовое стекло. Я включила кондиционер на полную мощность. Реми смотрела в окно со стороны пассажирского сиденья на ровный, заросший кустарником пейзаж, который проносился мимо. Она уже давно перестала плакать, но настроение у нее было по-прежнему мрачное, а ее бледные глаза покраснели.
Это стало было похоже на совсем другую поездку, чем на ту которую мы только начинали. Теперь же на переднем сиденье сидели только два серьезных суккуба. Мужчин больше не было. Интересно, а проклятие тоже имеет к этому отношение?
- Я хочу, есть - неожиданно сказала Реми и посмотрела на меня.
Мое сердце замерло от ее слов, гадая, что она имела в виду кровь или зуд.
Затем она указала на рекламный щит.
- У следующего выезда есть «У Стаки». Мы можем пойти туда? Я хочу поесть ореховый рулет.
* "У Стаки" Фирменная сеть кафе и магазинов (преимущественно в южных штатах), торгующих орехами пекана и конфетами с пеканом под своим товарным знаком.
- Конечно - сказала я и свернула на правую полосу.
- Но затем мы снова продолжим путь. Ноа сказал, что встретит нас в Новом Орлеане, и я хочу быть уверена, что мы будем там, когда он туда доберется.
- Мы будем там вовремя, - заверила она меня.
- Не волнуйся. Пара Слурпов (охлажденный напиток) и ореховых поленьев (фирменное пирожное) не задержат нас надолго.
Она была права, я тоже была голодна. Ореховое полено показалось мне чертовски привлекательным, и мой желудок заурчал.
- И, может быть, один-два кренделя, - добавила я.
- С сыром Начо.
- И шоколад,- добавила Реми.
- От шоколада мне всегда становится лучше.
Мне тоже.
Я припарковала Хаммер как можно ближе к магазину, заняв два парковочных места.
- Ключи? - сказала Реми, протягивая руку.
- Я хочу сесть за руль следующей.
Я протянула их ей.
- Как тебе будет угодно. Просто помни, что мы сейчас в Техасе, так что следи за ограничением скорости.
Потому что ничто так не бросалось в глаза, как огромный красный Хаммер, мчащийся по шоссе.
Она подмигнула мне и одарила своей обычной дерзкой улыбкой Реми.
- Я этого не забуду.
Я была рада видеть, что одна из нас возвращается к нормальной жизни. Я? Я все еще была очень подавлена смертью Дрейка и беспокоилась о том, что Ноа возьмет на себя ответственность за это.
Магазин был заполнен всевозможными памятными вещами NASCAR* и обычным туристическим дерьмом, в дополнение к закускам.
* NASCAR - Частное предприятие, занимающееся организацией автомобильных гонок и сопутствующей деятельностью.
Схватив несколько пакетиков чипсов, шоколад и несколько Dr. Peppers, я направилась к стойке и положила свои покупки.
Мужчина за кассой был в возрасте, толстым и носил кепку в стиле Стаки. Видимо, он должен делать покупки в своем собственном магазине. Он одарил меня дружеской улыбкой.
- Хотите лотерейный билет?
- Нет, спасибо - ответила я, стараясь сдержать улыбку. С тем везением, которое я испытывала в последнее время, один Господь знал, что может произойти. Наверное, мне придется вернуть деньги.
Он кивнул и начал пробивать мои продукты, время от времени поворачиваясь к телевизору, который стоял на низкой громкости за стойкой. Я стала прислушиваться к новостям, которые шли в эфире.
- Ужасное нападение в Супер-8 в Понка-Сити, штат Оклахома, привело одного человека к гибели, а другого к коме, - сказала ведущая серьезным голосом.
- На место происшествия прибыла полиция.
Я застыла на месте.
- Семнадцать тридцать два,- сказал мужчина.
Я оторвала взгляд от телевизора.
- Извините, - сказала я тихо.
- Сколько?
Он повторил, и я осторожно протянула ему свою карточку, чтобы он случайно не коснулся моих пальцев, пытаясь слушать, как ведущий заканчивает репортаж.
- Один подозреваемый задержан для допроса. Полиция говорит, что еще двое находятся на свободе, полиция рассчитывает, что задержит их в ближайшее время.
О Господи! Это были мы.
- Вот, пожалуйста, - сказал продавец, протягивая мне квитанцию и мой пакет с нездоровой пищей. Я взяла его и кивнула ему, оглядывая магазин в поисках Реми. Я не видела ее внутри, поэтому направилась к выходу. Может быть, она уже сидела в машине и ждала меня.
Это было бы хорошо. Чем скорее мы отправимся в путь, тем лучше. Чем скорее мы доберемся до Нового Орлеана, тем лучше.
Но когда я вышла из магазина, я заметила одну проблемку: вишнево-красный Хаммер исчез.
Меня охватил страх. Реми бросила меня?
- Иди сюда, глупышка - послышался ее голос с другого конца парковки. Облегчение затопило меня, и я повернулась, чтобы дать ей настоящую взбучку за то, что она так меня напугала.
И остановилась.
Стянув волосы в длинный конский хвост, Реми надела новый сарафан (на этот раз мятно-зеленый) и помахала рукой от двери блевотно-зеленого "Эль Камино" примерно 1972 года выпуска.
- Иди сюда.
Я снова проверила парковку. По-прежнему никаких признаков Хаммера.
- Реми? Где наша машина?
Она похлопала по блевотно-зеленой двери.
- Прямо здесь.
- В последний раз, когда я проверяла, мы ехали в машине за сто тысяч долларов, а не в каком-то пятидолларовом дерьме.
- Я поменяла "Хаммер" с парнями из колледжа, которые проезжали мимо.- Реми улыбнулась, отказываясь обижаться на мой тон. Она снова погладила дверь, как будто могла успокоить ее после моих обидных замечаний.
- Эта старая дева вполне удовлетворит наши потребности. Она идеально подходит для ... - она оглядела парковку, чтобы убедиться, что ее никто не слышит. - Работы под прикрытием.
Правда. Мы только что обменяли "Хаммер" на ржавое ведро, которое, вероятно, не проедет и пятидесяти миль, не говоря уже о пятистах. Я вздохнула и села на пассажирское сиденье.
- Хорошо, что ты богатая - пробормотала я и дернув дверную ручку.
Она осталась у меня в руке.
Реми расхохоталась.
- Это так похоже на герцогов Хаззарда.
Просто убей меня сейчас.
Я бросила бумажник и пакет ей на колени и посмотрела через плечо на заднее сиденье.
- Я ненавижу тебя, Реми.
- О, это не так, - весело сказала она.
- Сама подумай. Кто будет искать нас в Эль-Камино?
Она действительно была права. Я бросила взгляд на заднюю часть машины.
- Удивительно, что ты смогла разместить весь багаж на заднем сиденье этой машины.
Странно, но я его нигде не видела.
Реми зажмурилась.
- Ммм
Желание заплакать становилось все сильнее.
- Дай угадаю. Ты забыла.
Она завела машину, двигатель взревел - судя по звуку, без глушителя, — и она ожила.
- Да я забыла, - крикнула она, перекрикивая шум.
- Мы купим новые вещи в Новом Орлеане.
- Тогда нам лучше ехать побыстрее, потому что «мы женщины в розыске».
Реми показал мне большой палец.
- Мы будем там раньше, чем ты успеешь оглянуться.

Переводчик: E_Mist



- Одет/одета: джинсы, разноцветные кеды, объемная футболка, бандана с черепами.
- Состояние: приподнятое настроение, немного простужена насморк замучил
- При себе: рюкзак, Беда - мой хорек тоже при мне.
- Способности: телепортация, способна отличать иных от людей.
 
20
Елена_ЧумаДата: Вс, 29.03.2020, 00:19 | Сообщение # 20
Хранительница ПЗ, первородный эльф
Группа: Хранительница
Сообщений: 1403
Награды: 12
Репутация: 37
Статус: Оффлайн
Глава 11


Машина начала дымиться, и все огни на приборной панели загорелись, как только мы въехали в восточную часть Далласа. Мы резко свернули с 20 межштатной автомагистрали к обочине.
Я выскочила из машины и направилась к передней части капота.
- Что случилось? - Сказала Реми, высунув голову из окна.
Кашляя, я махала руками, разгоняя дым.
- Открой капот.
Капот издал ржавый скрип и стон, и когда я его открыла, дым полетел прямо мне в лицо, обдав ресницы жаром.
Реми подбежала ко мне, стуча высокими каблуками по асфальту.
- А что мы ищем?
Черт возьми, я и сама не знала. Металл капота был таким горячим, он обжигал мне руки. Я снова захлопнула его.
- Мне кажется, мы застряли.
- Застряли? - Брови Реми сошлись на переносице, когда она пристально посмотрела на меня. Позади нас со свистом проносились машины.
- Что значит, застряли? - Она посмотрела на "Эль-Камино" так, словно та ее предала.
- Ребята, которые продали мне эту машину, сказали, что она у них никогда не ломалась.
- Господи, неужели ты думаешь, что они могли солгать, чтобы получить бесплатный Хаммер, который ты им предлагала?
Ее глаза расширились.
- Возможно.
Вздохнув. Мои руки уперлись в бедра, и я уставилась на машину.
- Так что же нам теперь делать?
- Вызвать эвакуатор? Позвонить в полицию? - Она указала на дорожный знак, на котором значился номер Службы Помощи на дороге.
Я отрицательно покачала головой.
- Мы не можем вызвать полицию. Нас разыскивают для допроса по делу об убийстве Дрейка, помнишь?
Ее лицо осунулось, и она, казалось, съежилась изнутри.
- Я помню.
Ах, боже мой! Мне не нужно было, чтобы Реми разваливалась на куски прямо сейчас. Я забыла, что Дрейк был ее другом, а иногда и партнером по постели. Я обняла ее за плечи, успокаивая.
- Я уверена, что все обойдется, Реми. Если бы они действительно подозревали нас в убийстве, то сказали бы об этом в новостях. Кто-то, должно быть, узнал, что Дрейк поселился в отеле вместе с нами, и они просто хотят задать нам несколько вопросов. Вот и все.
Я надеялась, что это так. Мне до смерти хотелось спросить Ноа, как у него дела, но звонить ему сейчас было бы очень плохой идеей. Если бы он был задержан, они могли бы отследить мое местоположение по сигналу моего телефона и напасть на нас с группой захвата.
Я не была уверена, происходило ли так на самом деле или просто мой мозг рисовал картинку, которую я видела по ТВ, но в любом случае, я не собиралась звонить ему.
Реми тихонько всхлипнула.
- Так что же нам делать?
Она восприняла это тяжелее, чем я думала.
Встревоженная, я отступила от обочины и оглядывалась вокруг. Должно же быть что-то, что мы могли бы сделать. Мимо проносились машины, двигаясь значительно выше предельной скорости. Полуденное солнце заставляло воздух мерцать над асфальтом.
Мне определенно не хотелось здесь оставаться. Вдобавок к жаре, я устала - устала от того, что в последнее время все идет не так, как надо. Чем больше я следовала плану, тем больше это сбивало меня с верного пути.
Я немного подумала, затем решила следовать своему чутью.
Взяв свою ассистентскую футболку - я снова переоделась в нее и шорты, когда мы вышли из отеля, поскольку это была единственная оставшаяся у меня одежда, - я туго натянула ее, завязав узлом под грудью и обнажив свой неестественно совершенный торс. Затем я закатала подол своих и без того коротких джинсовых шорт.
- Ты делаешь то, о чем я думаю? - сказала Реми позади меня, ее слезы сменились весельем.
- Ага - сказала я, выставив большой палец и уперев другую руку в бедро, - я не знаю, что еще делать. Я встала так, чтобы моя задница и грудь выпирали, и вытащила свои волосы из практичного конского хвоста, чтобы ярко-рыжие локоны струились по ветру.
- Мы собираемся поймать попутку до Нового Орлеана.
Это была идеальная поза, даже если я сама так не сказала бы. Я не буду думать о плохих вещах, которые случаются с автостопомщицами, таких как страшные убийства или изнасилования. Мы с Реми могли постоять за себя, да и я могу стереть мозги любому мужчине, который попытается прикоснуться ко мне (даже если бы я этого не хотела). Автостоп, похоже, был единственным выходом убраться с обочины.
Первая же проезжавшая мимо машина чуть не попала в аварию. Еще одна машина просигналила, но не остановилась.
Третья машина съехала на обочину.
Реми начала подпрыгивать от восторга.
- Остановились! Отлично придумала, Джеки!
Я тоже почувствовала гордость за себя. Автомобиль, который остановился, был хорошим черным седаном, ничего особенного, но чистым, и казалось, мы могли удобно разместиться на заднем сиденье. Спереди сидели два парня, и это немного нервировало меня, но мы могли с ними справиться. Один из них вышел из машины.
И тогда я поняла, что он одет в полицейскую форму.
- Вот дерьмо.
Я посмотрела на Реми.
- Проклятье снова действует.
Ее глаза были широко раскрыты, и она сделала шаг ближе ко мне.
- Малышка, ты и это проклятие – здесь не причем. Ты хочешь перейти к плану Б? - Она указала на свой лоб, изображая, что мы должны очистить его разум.
- Могу я вам чем-нибудь помочь, леди? - Коп растягивал слова, приближаясь к нам, его ботинки тяжело стучали в такт ударам моего сердца.
Я должна была быстро придумать что-то. Мой мозг быстро прокручивал возможные сценарии - мы могли бы одолеть одного копа, никаких проблем. Со вторым тоже не было бы проблем, но тогда у нас не было бы, ни единого шанса заставить другую машину остановиться, если бы рядом с нами была брошенная полицейская машина. А если мы возьмем их машину, это будет еще хуже.
Нам оставалось только пойти с ними и надеяться на лучшее.
Реми снова указала на свой лоб, и я покачала головой. Мы сыграем в эту игру честно.
- Добрый день, офицер - сказала я, натягивая яркую улыбку на свое лицо и притягивая Реми ближе к себе, чтобы я могла наблюдать за ней.
- Мы застряли на обочине дороги.
Он стоял прямо перед нами и, оглянувшись на своего напарника, медленно кивнул ему. Что это означало, я понятия не имела, но держу пари, что это было не очень хорошо. Коп засунул большие пальцы за пояс и слегка качнулся назад, глядя на нас обоих. Его пристальный взгляд на минуту задержался на моей груди.
- А вы, леди, знаете, что автостопом ездить опасно? Я бы вам этого не советовал.
Я возненавидела снисходительные нотки в его голосе.
- Мы в курсе.
Его ухмылка показывала, что он так не думает. - Он указал жестом на машину.
- Это, ваша?
- Вроде как, - вмешалась Реми.
Коп ухмыльнулся, медленно расплываясь в улыбке, которая мне совсем не понравилась.
- Это действительно интересно, - сказал он.
- Вы знаете, что эта машина была объявлена в угон сегодня утром?
Ооо
- Это такое совпадение, - сказала Реми, подарив ему лучшую улыбку суккуба.
- Кто-то украл мою машину этим утром и оставил мне это ржавое ведро.
Офицер улыбнулся сквозь темные очки:
- Тогда вы не против пойти с нами в участок и ответить на несколько вопросов.
- Конечно, - прощебетала она, хватая меня за руку. Когда офицер отвернулся, она обиженно наклонилась ко мне.
- Ты видела, как он со мной обращался? Он даже ни разу не взглянул на меня. Считай, что мы встретили полицейского - гея.
Офицер обернулся, его лицо исказилось от ярости.
- Что вы сказали?
Я застонала.
Через некоторое время я оказалась в маленькой тюрьме Поданк в округе Поданк в Восточном Техасе. Полицейские перевели Реми в другую камеру. Я слышала, как она спорит с охранником.
Они решили разлучить нас после того, как мы слишком много шептались. Я шептала, ей требуя, чтобы Реми не вмешивалась в разум охранников (и таким образом не навлекла на нас еще больших неприятностей, чем у нас уже были), а Реми шепотом спорила со мной. Ни одна из сторон не была продуктивной.
Офицер Хокинс бросил на меня угрюмый взгляд, когда я плюхнулась на скамью в маленькой камере. Мне удалось избежать прикосновения полицейского, но в основном благодаря удаче - и тому факту, что он был в автомобильных перчатках.
Я предполагаю, что он думал, что так он выглядит круто, потому что это, конечно, не было связано с жаркой погодой. Он даже носил одну из тех нелепых бежевых шляп и огромные зеркальные солнцезащитные очки, которые можно было увидеть только на Уокере, Техасском Рейнджере.
- Сиди здесь, - сказал он, указывая на меня, - и помолчи. И если ваша история совпадет с историей твоей подруги, тогда-то мы решим, что с вами делать.
Это было бы очень хорошо для меня. Я сердито посмотрела на него.
- Вы не очень-то справедливы в этом вопросе. Я же говорила вам, что мы не крали эту машину.
- Я должен поверить, что ваша подруга променяла новенький Хаммер на тот кусок дерьма, за рулем которого я застал вас, девочки?
Это действительно звучало довольно глупо.
- Вы ничего не понимаете. Она очень богата. Она же порнозвезда.
Офицер только посмеялся надо мной.
- Конечно, леди. А я - королева Англии.
Я сдержала саркастическое замечание и тяжело опустилась на скамейку. Расстроенная до глубины души, я быстро мотала ногами, пытаясь собраться с мыслями. Я не могла оставаться в тюрьме. Я просто погибну, если понадобиться двадцать четыре часа, чтобы выбраться отсюда. Я посмотрела на высокого мрачного полицейского по другую сторону решетки и вздрогнула. Нет. У меня оставалось еще несколько часов до того, как он станет привлекательным.
- И как долго я здесь пробуду?
Он посмотрел на меня, прищурившись.
- Полиция Оклахомы попросила нас задержать вас для допроса.
- Разве мне не положен телефонный звонок? Или адвокат, или еще что-то?
Полицейский уставился на меня долгим взглядом, потом нехотя сказал.
- Вы получите свой телефонный звонок.
Я оживилась и вскочила со скамейки.
- Правда?
Я, правда, думала, что он меня разыгрывает, пока он не подошел к моей камере и не начал ее отпирать. Мои руки дрожали от волнения, и я сложила их под мышками, чтобы случайно не задеть его и не украсть его разум. Крепко прижав руки к груди, я склонила голову, когда он открыл дверь моей камеры и вышла.
- Один звонок, - сказал он хриплым голосом.
- Так что постарайся, чтобы это помогло.
Я кивнула, мои мысли лихорадочно метались, пока офицер Хокинс вел меня через маленький полицейский участок к своему столу. Там был старый телефон - весь офис шерифа представлял собой пыльную свалку - и он протянул его мне, шнур был скручен в узел.
А кому звонить? Мой соучастник - в буквальном смысле - находился по другую сторону тюрьмы. От Реми не будет никакой помощи. Мой босс? Черт возьми, нет—если доктор Морган узнает, что я в тюрьме, я потеряю свою желанную работу в мгновение ока, независимо от того, есть ли у него ко мне страсть. Было еще светло, так, что о Зейне не могло быть и речи.
Мои мысли вернулись к Ноа, но я колебалась. Если бы Ноа все еще находился под стражей в полиции, и я позвонила бы ему, я бы подставила себя.
- Ну и что же?
Полицейский уставился на меня.
Я подумала и сказала.
- Можно мне на минутку мою сумочку? Мне нужен номер телефона с визитной карточки. - Хотя я ненавидела саму мысль о том, чтобы позвать Люка на помощь, это был мой единственный выход.
Полицейский ушел и через несколько минут вернулся с моей сумочкой в полиэтиленовом пакете. Внутри он был покрыт каким-то порошкообразным веществом, и я подозрительно посмотрела на него. Либо они снимали отпечатки пальцев, либо проверяли на наркотики.
Через несколько минут у меня была визитная карточка, и я набрала номер.
Люк ответил после первого же гудка.
- Люк, слушает.- Даже в его приветствии чувствовался легкий французский акцент. Волна сопутствующего тепла прокатилась по моему телу, и мои глаза непроизвольно закрылись.
- Это я - сказала я и тут же почувствовала себя немного глупо.
- Джеки.
- Я узнал твой голос - тихо сказал он.
Я заерзала на стуле, даже когда в моем сознании прозвенели предупреждающие колокольчики. Этот человек был для меня очень плохой идеей. Очень плохой.
И я безумно хотела его. Черт бы побрал этот зуд.
- Чем я могу тебе помочь, ma belle? - Его голос вернул меня к реальности.
- У меня тут небольшая проблема, - сказала я.
- Я под стражей в тюрьме.
- Понятно - сказал он ровным голосом с легким оттенком смеха.
- Возможно, это тюрьма округа Чероки? Да?
Откуда, черт возьми, он это знает? Неужели он преследует меня?
Я сопротивлялась желанию повесить трубку, хотя все мои чувства дрожали от страха. Мне нужна была помощь этого жуткого мудака, нравится мне это или нет. Мне больше не к кому было обратиться.
- Да именно она. Ты не мог бы мне помочь?
- Я буквально в двух шагах от туда.
Что, черт возьми, это значит?
- Так, э-э, это да или нет?
- О, это определенно да.
Мурашки побежали у меня по коже.
- Так как скоро ты сможешь приехать?
Он всего лишь рассмеялся, звук был гортанным и соблазнительным, но все, же действовал мне на нервы.
Внезапно перед моим лицом возникла рука, потянувшаяся к телефону.
- Если ты собираешься только флиртовать, то с этим телефонным звонком покончено, - угрюмо сказал офицер.
Я отпрянула назад, прижимая телефон к шее, чтобы он не попал в руки офицера Хокинса.
- Подождите, я еще не закончила—
Но он был полон решимости, и его пальцы коснулись моих. Даже когда я дернулась назад, я почувствовала этот легкий щелчок, как будто резиновая лента была туго натянута и отпущена, когда его глаза закатились, и он рухнул на пол.
О Господи! Это не хорошо. Совсем нехорошо.
Я повесила трубку, совершенно забыв о Люке. Теперь мне предстоял гораздо более серьезный кризис. Я стояла над упавшим полицейским и некоторое время колебалась.
Его телефон зазвонил, и я резко вскочила, мое сердце бешено колотилось. Телефон зазвонил снова, и я оглянулась с виноватым выражением на лице.
Вот дерьмо!
- Черт возьми, Джимми, возьми трубку, - крикнул другой мужчина из соседнего кабинета.
Он зазвонил снова, и я схватила трубку, а затем бросила ее обратно, повесив ее максимально быстро. У моих ног громко храпел Джимми в коматозном состоянии. Я перешагнула через него и схватила свою сумочку с его стола, сунув ее под мышку. Я должна была выбраться отсюда.
Быстро пошарив по столу, я не смогла найти ключи от камеры Реми. Я проверила его ремень и сдернула с него цепочку ключей. Успех. Я крепко сжала ключи в ладони, чтобы они не звенели, и побежала обратно в приемную, пригибая голову, когда проходила мимо рядов кабинок на заднем плане.
В зоне ожидания была дверь с паролем, которая преграждала мне путь внутрь. К счастью, значок офицера Джимми висел на цепочке с ключами, поэтому я воспользовалась им и открыла дверь. Реми сидела в одной из камер напротив старой бездомной женщины. В соседней камере сидел мужчина, от которого несло алкоголем, он поглаживал свою промежность, наблюдая за Реми. Прекрасно.
Увидев меня, Реми с облегченной улыбкой подошла к решетке.
- Слава Богу. Это место еще скучнее, чем твоя работа. Ты здесь, чтобы освободить меня?
Я с беспокойством посмотрела на дверь.
- У меня проблема, Реми. Я наклонилась к ней и прошептала: - Я вроде как случайно стерла мозги копу. Сейчас он лежит под своим столом.
Она слегка вздрогнула.
- Это нехорошо.
- Это еще мягко сказано - согласилась я, осторожно оглядываясь на дверь. Скоро кто-нибудь обязательно заметит отрубившегося полицейского.
Реми махнула рукой, отгоняя мое беспокойство.
- Успокойся. Дай подумать.- Она барабанила пальцами по подбородку, обдумывая нашу проблему.
Я бросила тревожный взгляд на остальных заключенных.
- Реми, ты можешь думать немного быстрее?
Мужчина смотрел на меня со всей сдержанностью бульдога, а женщина жутко воняла. Я вытащила ключи и начала пробовать их на двери.
- Что ты там делаешь? - Реми наморщила лоб.
И на что же это было похоже? Может, вяжу ей свитер?
- Я вытаскиваю тебя отсюда.
Она протянула руку через решетку и накрыла мою ладонь своей.
- Не делай этого, Джеки. У нас и так достаточно проблем - нет необходимости добавлять к ним побег из тюрьмы.
Я пристально посмотрела на нее.
- Я не могу здесь оставаться, Реми. - Я указала на свои глаза. - Плохие новости осталось мало времени, если ты понимаешь, о чем я. - Увидев ее непонимающий взгляд, я добавила: - Клятье-про? Куба-сук?
На ее лице появилось выражение понимания.
- Я знаю, что ты не можешь остаться. - Реми похлопала меня по руке.
- Слушай, я проскользну в их головы и поработаю своим моджо. Я могу заставить их думать, что ты была освобождена до того, как попала под стражу. А к концу дня я уже выйду отсюда. Не беспокойся.
Она казалась очень уверенной в этом.
- Ты так уверенна в этом?
Я отнеслась к этому скептически.
- А что, если они захотят посадить тебя за убийство?
- Милая, никто не может устоять перед суккубом, когда она пускает в ход свои чары. Реми тряхнула длинными волосами и изменила позу, сразу же став кокетливой и соблазнительной.
- К концу дня моя репутация - и твоя тоже - будет чиста, как стеклышко. - Она подмигнула мне и уперла руки в бока.
- Ты можешь на это рассчитывать.
Да уж.
Я снова посмотрела на дверь, когда кто-то прошел мимо. Они очень скоро заметят меня здесь, и тогда у меня будут большие неприятности.
- Хочешь, я подожду тебя снаружи?
- Нет, у меня есть рекламная кампания, которую я, должна сделать в Далласе. Я поеду туда, как только освобожусь, а потом встречусь с тобой в Новом Орлеане завтра или послезавтра. Хорошо?
Меня охватила неуверенность. А теперь она тоже собирается оставить меня одну?
- Думаю, что да. Но как я найду Далилу? Я не знаю, как добраться до Нового Орлеана.
Я не была уверена, что готова продолжать одна.
- Просто спроси дом Лафлёр в Садовом районе. Ты его не пропустить. - Она на мгновение задумалась, а потом добавила: - или спросишь о жрице вуду. Это тоже приведет тебя к ней.
- Дом Лафлёр - повторила я, глядя на нее сквозь решетку. Я ни в коем случае не собиралась связываться с вуду. Только не с моим-то везением.
- Поняла.
- А теперь убирайся отсюда - сказала она, прогоняя меня. - Пока тебя снова не поймали.
- Ты хороший друг, Реми. Не знаю, достаточно ли часто я это говорю. - Черт побери, а теперь я становлюсь совсем сентиментальной. У меня даже глаза заслезились.
Она одарила меня сияющей улыбкой.
- Мы, Суки, должны заботиться друг о друге. А теперь беги. Со мной все будет в порядке.
Я, молча, кивнула. Направляясь к двери, я тихо прошла в главный офис. Двое полицейских стояли ко мне спиной, поэтому я задержала дыхание и сделала несколько шагов назад, нырнув между рядами кабинок неподалеку.
Из-за угла появилась женщина-полицейский и сердито посмотрела на меня. Она потянулась к моей руке.
- Вот ты где.
Встревоженная, я отпрянула от нее.
Слишком поздно. Ее глаза закатились, и она рухнула на меня. Вот дерьмо. Только не снова. Я поймала ее скользящее тело и опустила на пол, чтобы она не сломала что-нибудь, падая мертвым грузом. Что ж, это был один из самых неудачных способов заставить ее замолчать.
Раскаяние захлестнуло меня, и я перешагнула через ее спящее тело. Сейчас я не могла думать об этом. Вместо этого я бы подумала о том, как обратить вспять процесс стирания мыслей. Способ должен был быть, я отказываюсь думать иначе.
Я выбежала через парадную дверь на гравийную парковку. Послеполуденная жара была невыносимой, густые сосны в отдалении не пропускали даже малейшего ветерка. Я сделала несколько шагов вперед, мои ноги хрустели по гравию. Что же теперь делать?
Когда я стояла между двумя полицейскими машинами, застыв в нерешительности, рядом со мной проехал темно-синий седан. Взятый на прокат, судя по зеленой наклейке на бампере. Он проехал мимо, потом остановился и дал задний ход.
Окно со стороны пассажира опустилось, и водитель посмотрел на меня.
Люк. Такой же сексуальный и загадочный, как и раньше. Он улыбнулся, прячась за темными очками.
- Бонжур, ma belle.- Подняв подбородок, он указал на пассажирскую дверь.
- Не желаешь присоединиться ко мне?
Все мои чувства вспыхнули, предупреждая об опасности, но я все равно взялась за ручку и открыла дверь. Либо так, либо вернуться в тюрьму и попытаться объяснить, почему те копы были без сознания. Как ни крути, мне пришлось выбрать Люка.
Он улыбнулся, когда я села в машину.
- Куда мы едем?
- Вообще-то, в Новый Орлеан. - Я пристегнула ремень безопасности и заперла дверь, бросив взгляд на полицейский участок.
- Мы можем уже убраться отсюда?
- Ну конечно - пробормотал он, заводя машину и вылетая с гравийной парковки.
Я смотрела на удаляющийся офис шерифа и чувствовала укол вины за беднягу Реми. Я надеялась, что с ней все будет в порядке.
Я надеялась, что все будет хорошо.
Я скрестила руки на груди и посмотрела на Люка.
- Так куда же ты меня везешь?
- Ты такая недоверчивая, - сказал он с легкой улыбкой в голосе. Он не отрывал взгляда от дороги.
- Разве ты не говорила, что тебе нужно в Новый Орлеан?
Конечно, я не доверяла ему; этот парень преследовал меня, и именно отчаяние заставило меня обратиться к нему. А еще мне просто очень нравилось сидеть рядом с его прекрасным телом, черт бы побрал этот зуд.
- Поправь меня, если я ошибаюсь, но разве Новый Орлеан не в пяти часах езды отсюда?
- Ты ошибаешься - сказал он и посмотрел на меня, снимая темные очки. Его улыбка сверкнула, белые зубы ослепительно блеснули на смуглом лице.
- Шесть с половиной часов.
- Слишком точно, слишком.- Черт возьми, но он был очень хорош собой.
Эти янтарные глаза снова улыбнулись мне, и он небрежно провел рукой по своим длинным волосам.
- Ты сказала, чтобы я поправил тебя, если ты ошибаешься. Я так и сделал. Мне показалось, что ты этого хочешь.
Боже, знал бы он, чего я хотела!
Мои ноги трепетали от желания, мои чресла трепетали от желания, и я хотела его так сильно, существовала опасность напасть на него. Я крепко сжала ноги, ерзая на своем сиденье. Моя сумочка впивалась мне в руку, я так сильно сжимала ее.
Потребность пронзила меня насквозь, первобытная и яростная, я посмотрела на сиденья машины. Никаких ковшеобразных сидений, только одна длинная скамейка. Я могла бы соскользнуть вниз, а он мог бы положить руку мне между ног, пока вел машину.
- Джеки? - Он бросил на меня спокойный, изучающий взгляд.
- Ты хорошо себя чувствуешь?
Я несколько раз моргнула, пытаясь отвлечься от своих чудесных фантазий.
- А? - Мои соски были твердыми под футболкой, и я прижала сумочку к груди, чтобы скрыть их.
Он изучающе посмотрел на меня с минуту, улыбка снова искривила его рот и дала мне еще один намек на его идеальные зубы.
- Ты ведешь себя так, словно боишься меня.
- Боюсь того, что я могу сделать с тобой, - согласилась я и покраснела от смущения.
- Я имею в виду, что боюсь того, что ты можешь сделать со мной. - Да, как будто кота можно было засунуть снова в мешок.
Он только улыбнулся.
- Ты же знаешь, что я не собираюсь причинять тебе вред, ma belle.
- Тогда почему ты преследуешь меня? Как ты узнал, что мы здесь? - Его завораживающая сексуальность на мгновение померкла.
- Почему ты преследуешь меня?
И О Боже, неужели он знает о Дрейке?
Но Люк не утратил хладнокровия.
- Ты была похожа на женщину, которая нуждается в друге. У меня было немного свободного времени, поэтому я последовал за тобой. Вот и все. - Он бросил быстрый взгляд на дорогу и снова вытащил темные очки, снова надел их и спрятал свои янтарные глаза.
- Знаешь, у нас есть общий друг.
- У нас?
По крайней мере, это объясняет, почему он преследовал меня.
- Ноа? Зейн?
Люк усмехнулся.
- Если я скажу тебе, это испортит все веселье, дорогая.
- Вперед. Испорть мое веселье. В этом путешествии его почти не осталось.
- Нет? Мне очень понравилось наше маленькое рандеву прошлой ночью. - Его голос понизился, и вместе с ним мое сердце упало в бедра и начало колотиться там.
- Ты, кажется, не возражала против моего внимания.
Господи, помоги мне.
- Я была пьяна – сказала я, звуча слабо даже для своих собственных ушей.
- Не используй это в качестве критерия нашей дружбы, ладно?
Улыбка не исчезла с его лица.
- Значит, мы друзья?
Я не знала, что еще сказать на это.
- Что-то вроде этого. Я откашлялась и посмотрела в окно.
- Я надеюсь, что ты доставишь меня в Новый Орлеан.
- Я польщен тем, что ты мне доверяешь.
- Только не слишком обольщайся, - сказала я.



- Одет/одета: джинсы, разноцветные кеды, объемная футболка, бандана с черепами.
- Состояние: приподнятое настроение, немного простужена насморк замучил
- При себе: рюкзак, Беда - мой хорек тоже при мне.
- Способности: телепортация, способна отличать иных от людей.
 
21
Елена_ЧумаДата: Ср, 08.04.2020, 23:20 | Сообщение # 21
Хранительница ПЗ, первородный эльф
Группа: Хранительница
Сообщений: 1403
Награды: 12
Репутация: 37
Статус: Оффлайн
Глава 12


Люк, казалось, был доволен тем, что вел машину молча. Солнце зашло, взошла луна, и на небе появились звезды. Когда мимо нас проезжали машины, вспыхивали фары, а мы все ехали и ехали. Как только мы доберемся до Нового Орлеана, я смогу отдохнуть.
Находиться так долго в машине с Люком было странно. Часы на приборной панели были разбиты, так что я понятия не имела, как долго мы ехали. Я чувствовала себя очень напряженно и взвинчено, даже просто находясь рядом с ним, но он ничего не делал. Время от времени я ловила на себе его взгляды, но он всего лишь улыбался и отворачивался, продолжая следить за дорогой. Как будто он изо всех сил старался сделать так, чтобы мне было комфортно.
Однако «комфортно» мне не было, учитывая мой растущий зуд.
Сначала я думала, что смогу игнорировать его достаточно долго, чтобы добраться до Нового Орлеана. Но по мере того, как мы ехали дальше в ночь через леса Луизианы, у меня появилось смутное подозрение, что я не смогу этого сделать. Мое тело болело от желания, и даже кондиционер, дующий на меня в полную силу, не помогал.
Мне нужен был секс. Снова. И боже, как же мне все это надоело! А так же пугало: предсказание Реми сбывалось.
Что-то завибрировало у меня на коленях, вызвав приливную волну ощущений. Стон вырвался из моего горла, даже когда я рывком подняла сумочку и стала искать свой Блэкберри.
Люк взглянул на меня с интересом, наблюдая, как я ерзаю на своем стуле.
- Ты хорошо себя чувствуешь?
- Отлично - отрезала я, уставившись на светящийся экран своего телефона, который снова завибрировал в моей руке. Звонил Зейн.
Я на мгновение заколебалась, раздумывая, стоит ли мне ответить, или же быть сукой и оставить на автоответчике. Однако нужда победила. Мне хотелось услышать его голос. Я нажала кнопку вызова и поднесла телефон к уху.
- Алло?
- Приятно слышать твой голос, Принцесса.- Спокойный голос Зейна звучал устало.
- Как проходит поездка?
- А почему тебя это волнует? - Часть меня хотела рассказать ему о своих проблемах, но Люк слушал каждое мое слово.
- Потому что я переживаю за тебя.
- У тебя действительно странный способ показать это, - сказала я.
- Где ты сейчас?
На другом конце провода на мгновение повисла душераздирающая тишина.
- Я не могу тебе сказать, Принцесса.
Мое настроение снова упало ко всем чертям.
- Что значит "не можешь мне сказать"?
- Ты все равно не поймешь.- Он казался таким усталым и печальным.
- Мне очень жаль, что пришлось оставить тебя. Все очень сложно.
Это означало, что он автоматически предположил, что я не пойму.
- Да, ты прав - сказала я, пытаясь скрыть свою боль.
- В моей жизни вообще нет ничего сложного.
- Джеки, я не это имел в виду.
- Просто заткнись, ладно? - Я сосредоточилась, сильно сжимая переносицу, твердо решив не плакать. К черту слезы. Я выбросила из головы удручающе одинокие мысли и уставилась на шоссе впереди.
- Так зачем же ты звонишь, Зейн? Тебе что-то нужно?
На другом конце провода повисла пауза, когда он заметил мой защитный тон.
- Наверное, я хотел убедиться, что с тобой все в порядке, - тихо сказал он. - Учитывая проклятие и все остальное.
Проклятие, которое заставило его отвергнуть меня, как будто я была прокаженной.
- Я в порядке - сказала я, чувствуя, как у меня сдавило горло.
- С тех пор как ты меня бросил, я нашла себе другую компанию, которая поможет мне справиться с моими потребностями. Всеми моими потребностями, если ты понимаешь, к чему я клоню.
- Я в курсе - Зейн тихо рассмеялся, и это вызвало во мне вспышку страстного желания. Черт побери, я скучала по нему.
- Ну, передавай от меня привет Ноа, принцесса. Думаю, мне придется подождать еще один день, чтобы украсть тебя у него.
- Ноа здесь нет - сказала я, потирая большим пальцем свой Блэкберри.
- У меня появился кое-кто новенький. - Я взглянула на красивый, худощавый профиль Люка.
Словно по команде, Люк убрал одну руку с руля и положил ее мне на бедро. Его пальцы с намеком разминали мою плоть, когда он посмотрел на меня.
Легкий стон желания вырвался из моего горла. В его взгляде нельзя было ошибиться.
- Кто-то новый? - Тон голоса Зейна стал настороженным.
- Кто-то, кого я знаю?
Мой слух стал отдаленным, мой разум рассеянным, когда длинные пальцы Люка ласкали мою плоть. Он снова перевел взгляд на дорогу, но его пальцы продолжали легко массировать мою плоть, и это чертовски отвлекало меня.
- Кто-то очень горячий, - мечтательно произнесла я в трубку, и мое дыхание стало прерывистым.
- Пожалуй, мне пора.
Люк снова посмотрел на меня, и его большой палец задел внутреннюю сторону моего бедра.
- Тебе определенно пора, - сказал он, и этот намек на французский акцент в его голосе растопил мою решимость.
- Джеки - предостерегающе произнес Зейн, и все веселье исчезло из его голоса. - Скажи мне, с кем ты. Тебе нужно быть осторожной.
- Увидимся позже, Зейн - сказала я и положила трубку.
Этот волшебный палец снова прошелся по внутренней стороне моего бедра.
- Это был твой парень? - Голос Люка был на удивление холоден.
- Он беспокоится, что ты здесь со мной, не так ли?
- Бывший парень - сказала я, моя рука скользнула по его руке, чтобы остановить эти сводящие с ума круговые движения, которые он чертил большим пальцем.
- И мне сейчас все равно, чего он хочет.
- Bien*,- сказал Люк.
*Bien- прекрасно с французского.
- Мне тоже.
Гравий захрустел под колесами машины, и я уставилась в лобовое стекло, понимая, что Люк остановил машину на обочине шоссе. Он свернул на съезд, и я увидела среди деревьев в паре сотен ярдов впереди заправку, а вдали ярко горел желтый свет указателя.
Но там, где мы припарковались, было тихо и темно, машину почти не было видно с дороги из-за нависших ветвей деревьев.
Люк повернул ключ в замке зажигания, свет погас, и мир между нами стал темным и безмолвным. Единственным звуком было мое учащенное дыхание. Его большой палец снова прошелся по нежной коже моего бедра.
- А твой парень не расстроится, что ты здесь со мной, chérie? В одиночестве? - В его устах одно это слово звучало очень многозначительно, и я поняла, что он имеет в виду.
Мой таинственный смуглый незнакомец давал мне выбор. Если я скажу, он уберет руку с моего бедра, и мы весело поедем дальше. А если нет… ну, даже самый рассеянный суккуб смог бы догадаться, к чему это приведет.
Я изучала Люка в темноте машины. Он был незнакомцем. Опасным незнакомцем, очень опасным незнакомцем, - твердил мой разум, но зуд пересилил все чувства. Я нуждалась в сексе, причем как можно быстрее, а Люк был легок на подъем.
Чертовски легким на вид. Он выглядел совсем не так, как Зейн и Ноа. У обоих были широкие плечи и сильная верхняя часть тела, предназначенная для ношения крыльев. Люк был более стройным, изящным - хотя по-прежнему сексуальным и мужественным на мой взгляд.
Скорее элегантным, чем подавляющим. Его глаза казались темными в свете звезд, и его худое лицо изучало мое, как будто он делал ту же оценку обо мне. Было что-то необычное в его чертах - наклон глаз и изящество скул, что заставило меня подумать, что он не был уроженцем ну, Ада. Как будто я знаю, откуда он родом?
- Ты француз? - Выпалила я. Мне вдруг стало важно, чтобы я прижала его и выяснила, кто он такой.
- Я отовсюду, - сказал он с намеком на улыбку.
- Моя семья происходит из древнего рода цыган.
- Цыган? - Эхом отозвалась я. Современные цыгане? Как странно.
Как жарко, очень, очень жарко. Туман желания заполнил мой мозг, затуманивая мысли и заставляя сосредоточиться на очень маленькой части мира - пространстве между нами в машине.
Я уронила телефон на пол машины и придвинулась ближе к Люку, приняв решение. Он ничего не сказал, когда я придвинулась, просто наблюдал за мной с оттенком веселой улыбки, играющей на его губах.
Моя рука скользнула на его бедро, и я сжала его. Худощавый или нет, но он был достаточно мускулистым, чтобы заставить меня дрожать от восторга от этого открытия. Он улыбнулся мне, его рука скользнула по моей и стала поглаживать ее, безмолвно одобряя. Теперь, когда инициация была назначена, он позволил мне быть доминантом.
Мне это очень понравилось.
- Если мы сделаем это, то сделаем по моим правилам - сказала я, с жаром глядя на него.
- Согласен, chérie.
Я придвинулась ближе, пока мое бедро не прижалось к нему. Он не шевельнул ни единым мускулом, все еще откинувшись назад и глядя на меня, когда я приближалась. Я улыбнулась и склонилась над его коленями. Мои груди касались его бедер, а длинные вьющиеся волосы ласкали его ноги. Я опустила голову под руль.
Слабый звук его вдоха заставил меня задрожать от удовольствия. Каким бы безучастным он ни притворялся, ему это тоже нравилось.
Моя рука потянулась под сиденье, и я нажала на рычаг. Все сиденье быстро откинулось назад еще на полфута, дернув нас обоих и напугав Люка.
- Давай я все исправлю - начал он.
- Не надо, - тихо сказала я и села. Теперь между ним и рулем было достаточно места для меня, и я перекинула ногу через него и перебралась к нему на колени. Было тесновато, но это подходило для нашей цели.
Мы оба одновременно вдохнули, когда мое тело прижалось к нему. Мои бедра прижались к его бедрам. Твердая длина его члена скользнула по моей вершине почти самым идеальным образом, и я потерлась об него, наслаждаясь этим ощущением.
Руль вжался в мою поясницу, заставляя мои бедра сильно прижиматься к нему, я наклонилась вперед, моя грудь оказалась прямо перед его лицом.
Внезапное желание раздеться и извиваться на его коленях поразило меня, и мысленный образ был настолько восхитителен, что я стянула футболку через голову. Его руки скользнули мне на спину, удерживая меня на месте, когда я сняла ее и бросила на сиденье.
Люк наклонился вперед, его руки потянулись вверх, запутались в моих волосах и притянули мое лицо к своему для поцелуя.
Эта интимность беспокоила меня, и я отстранилась.
- Нет - сказала я. - Поцелуи потом. А сейчас помоги мне раздеться.
Может быть, это отвлечет его. Я была уверенна, что это точно отвлечет меня. Я взяла его руки и снова притянула их к своей плоти, направляя их вверх по моей спине, пока они не коснулись моего лифчика.
- Помоги мне его снять - попросила я.
Он прижался лицом к холмикам моих грудей, и я почувствовала, как его язык лизнул ложбинку между ними.
- Твое тело прекрасно, ma belle. Я никак не мог выкинуть их из головы, ощущение их под моими руками.
Его слова вызвали волну будоражащих воспоминаний о том, как он гладил, успокаивал и ласкал каждый дюйм моей кожи, когда я лежала на гостиничной кровати, притихшая под ним. О да. Мне это очень понравилось.
Люк прикусил выпуклость моей груди, когда расстегивал лифчик, вызвав у меня стон восторга. Его рот скользил по выпуклости моей груди, лаская ее губами, пока снимал кружевное белье с моих плеч, а затем отбросил его в сторону.
Я вращала бедрами на нем, чувствуя себя очень непослушной, оседлав его, топлесс в лунном свете. Окна машины запотели от жара нашего дыхания, и я чувствовала себя школьницей, которую вот-вот застукают целующейся со своим парнем на заднем сиденье.
Он снова прикусил выпуклость моей груди, а затем посмотрел на меня снизу вверх.
- Твой ход, ma belle.
- Положи свои руки на меня - тихо сказала я, потянувшись к его мягкой хлопковой рубашке. Я играла с ним, дразня его соски через тонкую ткань.
- Прикоснись ко мне, как вчера вечером.
Я застонала, когда мои пальцы дразнили его сосок, и его руки скользнули по моим обнаженным рукам, массируя их ладонями. Господи, как же это было приятно! Я тихонько вздохнула от удовольствия и погладила его грудь в такт нежным прикосновениям, которые он дарил мне.
Его руки скользили по моей спине, и он медленно водил ими вверх и вниз по моему позвоночнику. Каждый раз, когда его руки опускались ближе к моей заднице, я двигала бедрами вверх и вниз, имитируя его движения. Это сводило меня с ума.
Его руки внезапно толкнули меня вперед, и я рухнула на грудь Люка, мои груди снова упали на его лицо. Он прижал меня к себе, его руки крепко держали меня, когда он уткнулся носом в мою грудь, а его рот прижался к одному из моих сосков.
Я задохнулась от восторга, мои бедра напряглись в ответ, когда это ощущение взяло верх. Боже, его рот был великолепен. Его зубы играли с моим соском, перекатывая его языком и прикусывая достаточно сильно, чтобы заставить меня закричать.
Он дразнил туго натянутую вершинку, пока я не начала извиваться в его объятиях, а затем он переключился на другую грудь, чтобы начать тот же сводящий с ума, восхитительный процесс снова.
- Тебе это нравится, ma belle? - Он прикусил зубами сосок и посмотрел на меня горящими глазами. Бедра Люка приподнялись под моими ногами, напоминая мне о том, к чему мы приближались.
- Тебе нравятся мои губы на твоем прекрасном теле?
Какими бы чудесными ни были его губы, мне хотелось, чтобы он поменьше говорил. Когда он заговорил, я поняла, что своими действиями предаю Зейна и Ноа. Если бы он молчал, я могла бы просто наслаждаться ощущениями и подумать обо всем позже. Поэтому я просто засунула кончик своей груди, обратно ему в рот в безмолвном порыве.
Он понял намек, снова захватил вершинку и сильно пососал, щелкнув языком по ее кончику, его глаза сфокусировались на мне. Было странно эротично смотреть, как он сосет мою грудь, чувствуя, как его бедра двигаются подо мной.
Сосание прекратилось, его рот выпустил чувствительный кончик. Оказавшись на открытом воздухе, сосок затвердел, когда поток прохладного воздуха коснулся моей кожи. Он подул на вершину, затем коснулся ее пальцами. Я снова застонала, ерзая у него на коленях.
- Ответь мне - выдохнул он, прижимаясь губами к моему соску. Достаточно близко, чтобы мучить меня, и достаточно далеко, чтобы свести с ума.
- Я хочу услышать, как ты это говоришь.
Расстроенная и нуждающаяся, я закрыла рукой его рот и снова многозначительно покрутила бедрами.
- Это моя вечеринка, - тихо сказала я.
Это зажгло злой блеск в его глазах.
- Так ли это, ma belle? - Он обхватил меня руками за талию и снял с себя, усадив обратно на пассажирское сиденье.
Мои руки и ноги, казалось, были везде одновременно, и я распласталась на животе, пытаясь приспособиться к тесноте машины. Сбитая с толку, я попыталась сесть.
Он раздевался, поспешно срывая с себя рубашку. Затем его руки снова обвились вокруг моей талии, и я вскрикнула от удивления, когда снова скользнула к нему на колени, на этот раз лицом к рулю.
Его твердый член прижался к моей заднице, и Люк снова обхватил мои бедра, а затем раздвинул мои ноги, так что я снова оседлала его, мои ноги были раскинуты над его ногами. Я ахнула, вцепившись в руль, чтобы не упасть, когда новые ощущения нахлынули на меня.
О, это было очень, очень приятно.
Мои шорты и трусики все еще разделяли нас двоих, и я знала, что он все еще был в штанах - его ноги были горячими и твердыми подо мной. Но это, казалось, не имело особого значения, когда его руки снова прошлись по моей спине, скользя по обнаженной коже и перебрасывая мои длинные, густые волосы через плечо. Затем обе его руки обняли меня спереди и обхватили мои груди, грубо разминая их.
Я громко застонала, откидываясь назад и прижимаясь к нему. Мои соски были зажаты между его пальцами, и он ублажал их.
Его бедра дернулись к моим, прижимая эту твердую, покрытую тканью длину к моим раздвинутым ногам.
- Скажи мне, что тебе это нравится, ma belle.
Ноющие бугорки моих грудей снова дразнили, когда моя обнаженная спина скользила по его груди. Трение нашей обнаженной плоти друг о друга было чертовски эротичным, и я снова застонала. Он остановился, его руки замерли на моей груди.
Я извивалась у него на коленях, зная, чего он хочет. Я не дам ему этого. Все будет на моих условиях. Я не буду умолять - я буду требовать.
- Не останавливайся, продолжай.
Он так и сделал, хотя и не так, как я ожидала. Вместо этого одна из его рук скользнула вниз по моему животу, скользнула к поясу моих шорт и расстегнула их. Другой рукой он снова щелкнул меня по соску.
Затем его рука скользнула за пояс мимо трусиков, его пальцы впились в мою промежность. Они скользили по моей разгоряченной, влажной плоти, вызывая у меня сдавленные стоны, а у него - стон наслаждения.
- Ты такая мокрая для меня, ma belle.
Его пальцы снова прошлись вниз по моей расщелине, медленно и чувственно, затем он снова ущипнул меня за сосок.
- Такая мокрая и горячая.
Когда его пальцы затрепетали над моим клитором, а затем двинулись дальше, я отцепилась от руля и поймала его за руки, направляя его назад.
- Ну же, Люк.
Я снова прислонилась к нему спиной, мои бедра дернулись в ответ.
- Дотронься еще раз.
Все мое тело напряглось, когда он, казалось, раздумывал над этим, это сводило меня с ума. Затем он обвел мой клитор кончиком пальца одним длинным движением. Один раз, второй. Я почувствовала, как он нежно поцеловал меня в плечо, а затем прикусил мою шею сбоку.
Я была потрясена. Покачиваясь на его руке, чувствуя, как его зубы царапают мою ключицу, я почувствовала, как оргазм накатывает на меня, и громко вскрикнула от интенсивного освобождения. Он продолжал тереться о мой клитор, позволяя мне оседлать волну затянувшегося оргазма, когда мои бедра терлись о его, он прошептал мне в шею по-французски.
- О Боже - выдохнула я, прижимаясь к нему бедрами в последний раз, когда он скользнул пальцами по моей плоти. Это был один из самых сильных оргазмов, которые я когда-либо испытывала, и думать, что я испытала его с настоящим незнакомцем, было почти стыдно. Почти. Жгучее, навязчивое желание зуда исчезло, и мое тело стало ленивым и вялым.
Люк снова поцеловал меня в затылок и прижался к моим раздвинутым бедрам, продолжая шептать по-французски.
Это вернуло меня к реальности, и я несколько раз моргнула, пытаясь прийти в себя.
Я растянулась на коленях у незнакомца, его руки все еще были у меня в трусиках. А я все еще не добралась до Нового Орлеана. И пока я резвилась с сексуальным Люком, Реми и Ноа томились в тюрьме.
Я соскользнула с колен Люка и потянулась за своей рубашкой. Мне нужно было одеться, немного прийти в себя, проветрить голову и подумать. Свежий воздух. Мне определенно нужен был свежий воздух.
Он снова потянулся ко мне, прижимая меня к себе.
- Джеки, ma belle - прорычал он мне в ухо, его пальцы снова шарили по моим шортам в поисках клитора.
- Еще нет, моя сладкая.
Люк снова толкнул меня своей эрекцией, напоминая, что один из нас еще не насытился.
По какой-то причине это меня раздражало. Я вывернулась, вытащила его руку из брюк и соскользнула с сиденья машины. Я уставилась на него тяжело дыша.
- Перестань.
Он бросил на меня горящий взгляд, его рот сжался в тонкую полоску.
- Что ты делаешь?
Я натянула рубашку через голову, не обращая внимания на лифчик. Сейчас не время для банальностей.
- Ты же сказал, что мы будем делать все по-моему, верно?
- Да, - один-единственный отрывистый слог.
Хорошо. И тут он вспомнил.
- Ну, мы просто сделали все, по-моему. А теперь я закончил.
Я постаралась сохранить улыбку на лице.
- Спасибо - это было потрясающе.
Я начала шарить по полу, ища сумочку.
Какое-то мгновение он пристально смотрел на меня, а затем рассмеялся.
- Ты просто маленькая гребаная дразнилка, Джеки.
В его голосе было что-то пугающее, мне это не понравилось.
- Ты находишь это забавным? Оставить меня в таком состоянии? - Он указал на эрекцию, которая натянулась на его штанах спереди.
- Нет, не забавно - сказала я, прижимая к себе сумочку. Что еще сказать? Мне все еще нужно было попасть в Новый Орлеан, а он был ужасно зол на меня.
Его глаза стали холодными и жесткими, плечи тяжело вздымались, когда он пытался дышать спокойно. Люк пристально смотрел на меня, и его глаза не отрывались от моего лица. Этот холодный взгляд пугал меня, как ничто прежде, даже Зейн в свои самые вампирские моменты. Было в Люке что-то такое, что заставляло мою кожу временами покрываться мурашками, и сейчас был один из таких моментов. Мой внутренний камертон звенел как сумасшедший.
Что-то в Люке было жутко неправильным.
Его руки сжались в кулаки, и он выжидающе смотрел на меня.
Отчаянно ища оправдания, я оглядела машину. Вдалеке мерцал желтый огонек заправки, и вместе с ним у меня появилась идея.
- Презервативы, - вдруг сказала я. - У меня нет презервативов. - Я указала на заправку.
- Нам нужно купить их. - Я надеялась, что моя улыбка не выглядела сильно фальшивой.
Он провел рукой по лицу и снова потянулся ко мне.
- Тебе не нужны презервативы.
Черт, неужели он знает мой секрет? Я решила блефовать, позволив ему снова провести рукой по моей груди.
- Да? - ответила я, пытаясь сосредоточиться, пока он бродил по моему телу.
- Я не хочу забеременеть. - Мой желудок заурчал в тишине, и я добавила.
- И я хочу что-нибудь перекусить. Я уже несколько часов ничего не ела.
Что было, как бы, рекордом для суккуба.
Люк бросил на меня тяжелый взгляд.
- Презервативы, - согласился он, хотя в его голосе все еще звучали опасные нотки.
- Затем ты вернешься, и мы закончим с этим.
Я кивнула, затем наклонилась, чтобы поцеловать его, он так сильно хотел его раньше. Это только подлило масла в огонь моего чувства, что с ним что-то не так. Поцелуй показался мне странным. Это был бы потрясающий поцелуй, если бы его подарили мне Ноа или Зейн.
Но вкус у него был слегка не тот. Я спрятала свое отвращение, улыбаясь ему, чтобы снять напряжение.
- Ням-ням - соврала я.
- Я вернусь и принесу тебе еще немного этого.
Я погладила рукой его член, чтобы подчеркнуть свои намерения.
Его глаза снова вспыхнули.
- Поторопись, - процедил он сквозь зубы.
- Правильно. Я потороплюсь - сказала я, открыв дверцу машины, я выскользнула из нее, прижимая к себе сумочку.
Ночной воздух ударил по мне, как кирпичная стена, бодрящий и свежий, это было именно то пробуждение, которое мне было нужно, когда я вышла из запотевшей машины. С ясной головой я прошла по гравию и направилась к заправке вдалеке, не оглядываясь назад.
Мои уши напряглись, чтобы услышать звук других шагов по гравию или стук ботинок Люка по дороге, но не было ничего, кроме моего собственного прерывистого дыхания и стрекота сверчков в деревьях.
Этот маленький эпизод только что принял такой оборот, о котором мне не хотелось даже думать. Может быть, если я задержусь в магазине достаточно долго, Люк успокоится, и мы сможем закончить нашу поездку без неловкости.
Я имею в виду, конечно, я использовала его, но это не значит, что он сам себя не предложил. Он сказал, что будет играть по моим правилам. Мои правила включали облегчение для Джеки, но не облегчение для Люка. Я крепкий орешек.
Кроме того, я уже немного устала от того, что все меня используют. Я хотела для разнообразия контролировать ситуацию.
Ладно, я очень устала, размышляла я, топая по обочине шоссе. И это отстой. Если все остальные бессмертные сначала думали о себе, мне нужно было сделать то же самое.
Пришло время Джеки позаботиться о Джеки.
Заправка была уже недалеко, и вскоре я оказалась под яркими огнями. Мои шорты (и трусики) все еще были влажными от продолжительных ласк, которыми мы занимались в машине, но благодаря хаки и длине моей футболки это не было заметно. Я прижимала сумочку к груди, чтобы скрыть тот факт, что на мне нет лифчика.
Внутри заправки было почти пусто. Один старик стоял за прилавком и, когда я вошла, он быстро и дружелюбно помахал мне рукой. Я помахала ему в ответ, а затем направилась в заднюю часть магазина, пытаясь разобраться в своих грязных мыслях, пока хватала несколько пакетов Doritos и все Twinkies, которые могла унести. Я умирала с голоду.
Я задержалась внутри так долго, как только могла, поглядывая на парковку. По какой-то причине я все еще ожидала, что выгляну наружу и увижу машину Люка перед магазином, но она все еще стояла на дороге, терпеливо ожидая меня.
Взяв содовую и небольшую упаковку презервативов, я положила свои вещи на стойку и улыбнулась старику. Мои руки вспотели от волнения, и я вытерла их о шорты. Мне очень, очень не хотелось возвращаться к машине и Люку. Я продолжала думать о том неприятном привкусе в его поцелуе и о том, как резко прозвучал его голос. Это убивало всякое желание, которое я испытывала к этому человеку.
- Вы, кажется, немного нервничаете, юная леди - сказал старик, клацая по древнему кассовому аппарату пробивая мои покупки.
- Ваш молодой человек плохо с вами обращается? - Он посмотрел на презервативы, потом на меня.
- У меня все хорошо - сказала я, пытаясь прекратить этот разговор.
- Просто устала. - Я посмотрела на стойку, барабаня пальцами. Переключиться. Переключиться. Тут мне в голову пришла одна мысль, и я улыбнулась продавцу.
- У вас здесь есть карта Нового Орлеана? - Мы скоро будем там, и мысли о Новом Орлеане вытеснили из моей головы другие, более страшные мысли.
Например, придется ли мне, в конце концов, заниматься сексом с Люком.
Старик покосился на меня.
- Нового Орлеана? Нет, мэм. А зачем вам она?
Я удивленно наморщила лоб.
- Потому что это самая большая достопримечательность в штате?
Хотя, судя по этой маленькой грязной заправочной станции, вероятно, не очень-то много туристов проезжали через нее.
- В Миссисипи?
Неужели он впал в маразм?
- Нет, сэр. В Луизиане.
Он покачал головой.
- Вы в Миссисипи, юная леди. Чуть восточнее Джексонвилля. Луизиана находится примерно в полутора часах езды отсюда.
В этом не было никакого смысла. Я схватила ближайшую газету и уставилась на ее верхушку. "Кларион Леджер", - гласила надпись, а внизу стояла надпись "Миссисипи", напечатанная очень мелким шрифтом.
О, боже мой!
- Должно быть, мы свернули не туда, - сказала я, кладя газету обратно на стойку.
Старик усмехнулся, глядя на меня.
- Вряд ли, мисс. Вам пришлось бы пропустить много дорожных знаков, чтобы так сильно сбиться с пути.
Он упаковал мои вещи и улыбнулся мне.
- Двадцать три девяносто пять, пожалуйста.
Я отсчитала деньги и протянула ему. Как же Люк пропустил поворот на юг, к Новому Орлеану? Если то, что сказал старик, было правдой, то мы пропустили его несколько часов назад. Задолго до того, как похоть начала затуманивать мой разум, а тем более его.
Либо Люк был действительно плохим штурманом, либо он вообще не собирался везти меня в Новый Орлеан.
Холод окатил меня, и я заставила свою дрожащую руку взять сдачу и чек, которые старик протянул мне, стараясь не касаться его обнаженной кожи.
- Спасибо, - прошептала я. Я схватила сумку с прилавка и застыла в нерешительности. Я не могла вернуться к Люку. Я не могла заниматься с ним сексом, не могла позволить ему увезти меня в дебри Миссисипи.
Он был очень опасным человеком, внезапно поняла я. Чертов сталкер, и я радостно забралась к нему в машину, ожидая, что он отвезет меня в Новый Орлеан.
Я была такой идиоткой.
Я повернулась к мужчине за стойкой.
- Мне нужна помощь - сказала я, понизив голос.
- Я должна уйти от своего парня. - Не глядя в окно, я легким кивком головы указала вниз, на шоссе.
- Он там, снаружи, ждет меня.
Старик кивнул и слабо улыбнулся мне, как будто девушки каждый день убегали с плохих свиданий через его заправку.
- Я все понимаю. Сзади есть выход, через дверь кладовой.
Благодарная, я улыбнулась ему и пошла к черному выходу по пыльным проходам.
- Вы не скажете ему, что видели меня?
- Я никого не видел - согласился он.




- Одет/одета: джинсы, разноцветные кеды, объемная футболка, бандана с черепами.
- Состояние: приподнятое настроение, немного простужена насморк замучил
- При себе: рюкзак, Беда - мой хорек тоже при мне.
- Способности: телепортация, способна отличать иных от людей.
 
22
Елена_ЧумаДата: Ср, 08.04.2020, 23:54 | Сообщение # 22
Хранительница ПЗ, первородный эльф
Группа: Хранительница
Сообщений: 1403
Награды: 12
Репутация: 37
Статус: Оффлайн
Глава 13


Позади небольшой площадки, предназначенной для приема гостей, была грязная дорожка, и я побежала по ней, сжимая в руках пакет с продуктами и сумочку. Тропинка вела в лес, и я пошла по ней, стараясь не думать о таких страшных вещах, как волки, медведи и тому подобное.
В конце концов, я не могу умереть от нападения медведя гризли. Это было бы просто ужасно больно. И я даже не знала, живут ли гризли в этой лесной глуши — честно говоря.
Я бежала по тропинке, казалось, целую вечность, пока она не разветвилась на склоне холма, и я остановилась. Если Люк попытается последовать за мной, я не буду спускаться, ведь именно так, он и подумает. А тропинку за заправочной станцией найти было не так уж и трудно. Глубоко вздохнув, я посмотрела на лес справа от тропинки и сделала шаг назад. Я могла бы немного побродить по пересеченной местности.
Как оказалось, пересеченная местность - это полный отстой.
Мои милые балетки не были предназначены для длительных пеших прогулок, и к тому времени, как я прошла пару сотен ярдов, мои лодыжки болели, а ботинки были полны грязи. Палка ударила меня по ноге, и я выругалась, решив в следующий раз пересечь проклятый Юг на самолете. Черт бы побрал Реми и ее идиотские идеи.
- Джеки - раздался вдалеке голос Люка.
Черт.
Я упала на землю, не обращая внимания на грязь и ветки, которые впивались мне в кожу. И не важно, даже если угодила в гнездо со змеями - я не встану, пока Люк не уйдет.
И действительно, через несколько мгновений он уже шагал по тропинке, светя фонариком и высматривая меня. Я пригнула голову, прячась за листвой и прижимаясь как можно ниже к земле.
- Джеки - снова позвал он.
- Где же ты, ma belle? Возвращайся обратно. Мы уже почти в Новом Орлеане.
Лживый ублюдок. Я сжала кулаки, борясь с желанием задушить его. А еще лучше - шлепнуть его по лбу и стереть ему мозги - подождите. Я застыла на месте, напряженно размышляя. Совсем недавно мои руки всячески касались Люка, и он не выказывал никаких признаков того, что поддался моему проклятию.
А это означало, что Люк был кем-то сверхъестественным.
Это объясняло, почему мой внутренний голос сходил с ума каждый раз, когда я видела этого парня.
Это объясняло, почему я попеременно испытывала к нему влечение и дикий страх. А кто он такой? Демон? Нет, демоны - это женщины, напомнила я себе, думая о Мэй. Он не был ни ангелом, ни вампиром, поскольку на него не действовали ни ночь, ни день.
Так кто же он такой, черт возьми?
И зачем я ему понадобилась?
Мой желудок заурчал, напоминая мне, что я не ела уже несколько часов. Я очень медленно развернула Твинки и съела его, стараясь производить как можно меньше шума. Я не встану отсюда, пока не буду знать, что это безопасно.
Когда сквозь деревья пробился солнечный свет, я села и отряхнулась, осматривая повреждения. Обертки от пирожных и пустые пакеты из-под чипсов валялись повсюду вокруг меня, но, по крайней мере, я все еще была в безопасности. Люк не вернулся прошлой ночью - он рыскал по тропинке больше часа, а потом исчез. Меня так и подмывало последовать за ним, чтобы посмотреть, не собирается ли он уйти, но я заставила себя остаться в грязи и переждать.
Я выглядела довольно впечатляюще. Мои ноги были исцарапаны, искусаны насекомыми и покрыты грязью. На футболке ассистента моей порнозвезды были большие грязные пятна на груди и животе, потому что я лежала в грязи, и у меня не было лифчика. Мои волосы были в беспорядке, но, по крайней мере, у меня была моя сумочка. А так как солнце уже взошло, я позвоню Ноа.
Вот только ... у меня не было телефона. Я трижды обыскала свою сумочку, прежде чем вспомнила, что бросила ее на пол машины, а потом забралась к Люку на колени. Ну и черт с ним.
Я посмотрела на тропинку. Наверное, сейчас самое время посмотреть, куда она ведет. Я подумала о том, чтобы вернуться на заправку, а потом передумала. Если Люк все еще был поблизости, он наверняка найдет меня. В своем грязном, потрепанном виде и рыжими волосами я буду выделяться, куда бы я ни пошла.
Поэтому я решила пойти дальше по тропе и посмотреть, куда она ведет. Хуже этой ситуации, в которой я оказалась, быть не могло.
Через полчаса ходьбы я наткнулась на маленькую хижину - крошечная удача в свете одной длинной, уродливой полосы несчастий. Судя по виду лачуги, внутри она была не больше восемь на восемь футов. Здесь не было ни машины, ни даже места для парковки.
Поколебавшись, я постучала в дверь.
Нет ответа.
Я приоткрыла ее и заглянула внутрь.
Оттуда на меня смотрела оленья голова.
Я удивленно дернулась назад, но тут, же расслабилась, поняв, что голова оленя была чучелом. Я открыла дверь еще шире и шагнула внутрь, оглядываясь по сторонам.
Это был охотничий домик. В углу лежали несколько мешков старой и заплесневелой оленьей кукурузы, металлический кофейник и походная печка. В углу у окна было вырезано небольшое отверстие, идеально подходящее для того, чтобы просунуть туда винтовку и пострелять в дичь. Голова Бэмби была единственным украшением на стене справа от меня.
Однако слева от меня лежал запасной комплект камуфляжной одежды. Быстрая проверка под столом принесла мне несколько сапог, а на крючке висела кепка. Идеально. Я переоделась и оставила несколько долларов, оставшихся в бумажнике, на столе в знак благодарности.
Брюки и топ были затхлыми и пахли как старая мокрая собака, но они были чистыми и без грязи. Никто не обратит на меня внимания, когда я приеду в город, хотя они могут поставить под сомнение мое чувство моды. И я была полна решимости, найти здесь какой-нибудь город.
Я порылась в остальной части хижины, но больше ничего стоящего не нашла. Ни телефона, ни телевизора, ни еды, ни питья. Я некоторое время смотрела на оленью кукурузу, но потом решила, что оно того не стоит. Даже я не была настолько голодна. Затем, я схватила сумочку и захлопнула за собой дверь.
Тропинка от хижины разветвлялась, и я довольно долго шла по новой тропинке. Должно быть, это было около трех миль, огромные ботинки были полны решимости стереть мои ноги до крови, но спустившись с большого холма, я почувствовала, что куда-то все, же добралась.
К несчастью, это место выходило прямо на шоссе. Я вышла рядом с указателем, который показывал, сколько миль до следующего города. Черт возьми - слишком далеко, чтобы идти пешком. Я помедлила у кромки леса, потом оглянулась на дорогу. Я не могла оставаться здесь, мне нужно было рискнуть и попытать удачу.
Уже второй раз, когда мне казалось что это не дорожное путешествие, а цепочка каких-то действительно ужасных совпадений, я натянула рубашку туго на груди и приняла сексуальную позу, выставив вперед большой палец. О, пожалуйста, пусть кто-нибудь западет на цыпочку, одетую как с обложки Guns & Ammo*.
* Guns & Ammo-это журнал, посвященный огнестрельному оружию, охоте, соревновательной стрельбе, перезарядке и другим видам деятельности, связанным со стрельбой в Соединенных Штатах.
И снова гены суккуба не подвели меня. Через пять минут остановился грузовик. Я подошла к нему сбоку, пока он стоял на холостом ходу, и подозрительно оглядела его. Он был довольно новым для грузовика и огромным.
Наклейки на бампере с надписями о рыбалке, пиве и бывших женах покрывали заднюю часть, портили то, что могло бы быть в остальном прекрасным автомобилем. Окно со стороны пассажира было опущено, и я заглянула внутрь, моля Бога, чтобы это был не Люк.
Это был грязный мужчина неопределенного возраста, на нем была красная кепка с флагом повстанцев. И он смотрел на меня так, словно только что сорвал джекпот. Мне повезло.
- Привет - сказала я, слабо улыбаясь.
- Вы полицейский?
- Нет - сказал он, и его глаза расширились при виде меня. Он огляделся по сторонам, затем наклонился вперед.
- Сколько?
Я нахмурилась.
- Сколько что?
Он нервно облизал губы и еще немного наклонился, свесившись с руля. От него пахло так, словно он не принимал душ уже несколько недель. Черт возьми, а может быть, и впрямь не принимал.
- Ну, знаешь…
Он снова облизнул губы, пристально глядя на меня.
- Возьмешь за щеку.
О, Фу. Он думал, что я какая-то деревенская проститутка? Ну, нет. Я скривила губы, чтобы выплюнуть прекрасный ответ, но остановилась.
Я могла бы добраться до Нового Орлеана на таком хорошем грузовике, как этот.
Пришло время Джеки снова присматривать за Джеки.
Я скривила губы в улыбке, напустив на себя свой лучший вид "Привет-я-деревенская-шлюха".
- Для тебя пять баксов, сладкий - протянула я.
- Если нужен полный комплект, то он обойдется в двадцать пять долларов.
Он выпучил глаза и открыл передо мной пассажирскую дверь.
- А что будет за двадцать пять?
- Ондатра у тебя в заднице, и видео с ней на Ютубе.
Я мило улыбнулась и взяла его за руку.
Он рухнул с тяжелым храпом.
Я оглянулась, чтобы посмотреть, не смотрит ли кто-нибудь, затем схватила его за рубашку и потащила на пассажирскую сторону кабины. Чувство вины вернулось, но я прогнала его прочь. Я только что вырвала его сознание, но мысль о том, что он хотел, чтобы я отсосала ему за поездку на машине, заставила меня чувствовать себя лучше. Болван. Кроме того, я отказывалась верить, что это состояние необратимо.
Я забралась в грузовик и пристегнулась. К счастью для меня, у этого монстра была коробка автомат, я наклонилась и порылась в бардачке, чтобы посмотреть, нет ли там чего-нибудь полезного.
На пол вывалилась горсть не обналиченных лотерейных билетов и жестянка с жевательным табаком. Я взяла первый билет - пятидолларовый выигрыш. Следующий билет стоил двадцать долларов победителю.
Я улыбнулась, взглянув на своего спящего пассажира.
- Новый Орлеан, мы идем!
С дорожной картой, несколькими инструкциями от доброго человека на заправке и несколькими баксами в кармане, я вскоре направилась обратно в нужном направлении. Я срезала путь на юг через Миссисипи и пересекла длинную дамбу озера Понтчартрейн, постоянно выглядывая в зеркало заднего вида на полицейских.
Конечно, глупо было думать, что кто-то может заявить об угоне грузовика. Мой деревенский друг ехал один, и он не мог никому рассказать, что я сделала.
От мыслей о людях, которых я стерла, мне стало физически плохо, и мне пришлось зажать рот рукой, пока я ехала, яростно сосредоточившись на дороге.
Сосредоточившись сначала на том, чтобы спасти себя, а потом я буду беспокоиться о спасении всех остальных, кому я навредила.
Я оставила грузовик на стоянке на окраине города и сообщила о спущенной шине, чтобы кто-нибудь мог найти моего спящего пассажира и отвезти его в больницу. Я вызвала такси из соседнего магазина, и оно отвезло меня во Французский квартал. Наконец-то Новый Орлеан. Облегчение, пронзившее мой организм, было почти осязаемым.
В бардачке лежало больше семидесяти долларов в не обналиченных лотерейных билетах, и я выкупила их все, прежде чем пересечь границу штата и вернуться в Луизиану. Теперь, когда все деньги были у меня в кармане, я зашла в ближайшее кафе и заказала кофе и что-то под названием бенье.
Бенье, должно быть, по-Каджунски восхитительно-сладкий, потому что я съела четыре штуки, прежде чем остановиться и сэкономить свои деньги.
Несколько человек странно поглядывали на меня, вероятно, из-за снаряжения коммандос, и я решила, что следующим шагом будет купить новую одежду, если я хочу оставаться незаметной.
Или позвоню Ноа.
Зуд поднимал свою уродливую голову, и я знала, что это всего лишь вопрос нескольких часов, прежде чем я снова буду очень нуждаться.
Это был вопрос жизни и смерти, так что сначала Ноа, а потом мода. Если Ноа вообще был здесь. Он сказал, что встретится со мной в Новом Орлеане, но если он все еще в тюрьме, то мне конец. У меня было имя Далилы и я знала, что она живет в каком-то районе города, но не могла вспомнить ничего, кроме этого. Черт возьми!
- Прошу прощения - сказала я, возвращаясь в кафе и вытирая пальцы салфеткой. Я улыбнулась женщине за стойкой.
- Не могли бы вы сказать названия некоторых здешних районов?
Может быть, если я услышу название, то смогу, вспомнить, куда мне нужно.
Она бросила на меня смущенный взгляд, как будто больше всего на свете хотела, чтобы я оставила ее кафе - и ее саму - в покое.
- Районов?
Должно быть, я выглядела еще более растрепанной, чем мне показалось вначале.
- Не берите в голову, - сказала я.
- А где тут ближайшее интернет-кафе?
Бариста указала мне на другую сторону улицы, и я направилась туда, взяв на час напрокат компьютер. Я задумчиво побарабанила пальцами по мышке. Быстрый поиск в картах Google Нового Орлеана показал чертовски много районов, но я не помнила, какой из них принадлежал Далиле.
Район Гарден звучал знакомо, но на карте их было два, а в этих местах - целая тонна домов. Я не совсем понимала, куда идти дальше, поэтому погуглила бизнес Ноа и нашла номер телефона.
Трубку снял его помощник.
- Гидеон Энтерпрайзис, чем могу помочь?
Черт, а как же зовут его помощника? Я на минуту задумалась, прислонившись к телефону-автомату.
- Привет, э-э, а Ноа там? - Должна ли я упоминать, что я думала, что он сейчас в тюрьме?
На другом конце провода повисла пауза.
- Мистер Гидеон сейчас недоступен. Я могу вам чем-нибудь помочь?
- О, гм - я на мгновение заколебалась.
- Вы не знаете, когда он освободится? Мне очень нужно с ним поговорить.
Еще одна пауза.
- Это Мисс Брайтон?
Ой-ой.
- Возможно.
В его голосе послышалось облегчение.
- Мистер Гидеон будет очень рад, что вы позвонили. Он проверял свои сообщения каждый час и просил меня дать ему знать, как только вы позвоните.
О, слава Богу.
- Значит, с ним все в порядке? Он ведь не в тюрьме?
- Нет, мэм. Полиция была вынуждена освободить его, когда у них не было никаких улик против него.
Это была отличная новость.
- Он на месте?
- Нет, он сейчас в Новом Орлеане, ищет вас. Он очень расстроен, что вы не звонили ему в течение последних двадцати четырех часов.
- Я потеряла свой телефон. - Я теребила тяжелый металлический шнур телефона-автомата.
- Вы можете дать мне его номер?
- Я прямо сейчас пишу ему на Блэкберри. Есть ли номер, по которому он может с вами связаться?
Я дала ему номер телефона-автомата и повесила трубку. Мгновения тикали мучительно медленно, пока я смотрела на телефон, ожидая, когда он зазвонит. А что, если это один из тех дурацких телефонов-автоматов, по которым нельзя перезвонить? А что, если Ноа все еще злится на меня и не позвонит теперь, когда знает, что я жива и здорова? А что если - зазвонил телефон.
Я рванула вперед и сорвала его с крючка.
- Алло?
- Джеки? - Настойчивый голос Ноа был самой прекрасной вещью, которую я слышала за последние дни.
- Где ты?
- Во Французском квартале.
Я была так счастлива, что готова была разрыдаться. Я чуть было не сделала этого, когда искала название улицы, на которой была.
- Где ты сейчас находишься?
- Я прямо сейчас выезжаю к тебе. Оставайся на месте, пока я не доберусь туда.
Принуждение овладело мной, и я почувствовала, как мои ноги застыли на месте. На этот раз, однако, я не возражала против власти Ноа.
- Я буду здесь, - пообещала я. - Просто приди и забери меня.
Как только я повесила трубку, я села на тротуар рядом с телефоном и стала ждать. На улице было чертовски жарко, полуденное солнце палило так, словно я была печеной картошкой в духовке. Моя одежда воняла, ведь на мне было не прохладное летнее снаряжение, так что я здорово вспотела, пока ждала.
Добавьте к этому влажность луизианского залива, и это было просто ужасно. Джазовая музыка катилась по улице, смеющиеся туристы бродили взад и вперед по французскому кварталу, и я, возможно, получала бы тоже удовольствие, если бы мне не было так чертовски жарко и не хотелось пить. Кофейня напротив, дразнила меня, люди оттуда выходили, потягивая латте со льдом.
Но я не могла пойти туда; принуждение моего создателя не позволяло мне этого сделать. Я натянула на лоб грязную охотничью кепку, щурясь от солнца стала ждать.
Я просидела там, как мне показалось, несколько часов (хорошо, может быть, полчаса, но это были долгие полчаса), когда на меня упала тень, заслонив солнце и предложив хоть немного облегчения.
- Джеки?
Мое сердце радостно забилось. Я вскочила на ноги и бросилась обнимать Ноа.
- Ты здесь! - Я уткнулась лицом в его шею и вдохнула его запах.
Ноа был теплым, восхитительным и таким сильным. Его руки обвились вокруг меня, и он притянул меня ближе к себе, заключая в свои объятия.
Мы долго стояли там, и дневная жара больше не имела значения. Все кошмарные, ужасные события последних нескольких дней, проклятие, исчезновение Зейна - ничто не имело значения, пока Ноа обнимал меня. Я обвила руками его шею и еще теснее прижалась к нему.
- Спасибо.
Ной усмехнулся, его дыхание легко коснулось моих волос.
- Не надо меня благодарить. Ты же знаешь, что я всегда буду рядом с тобой.
Я знала это, даже если это был тонкий намек о Зейне. Я решила не обращать на это внимания, прижимаясь к нему всем телом и позволяя его волосам щекотать мой нос.
- И все же это заслуживает благодарности.
Он коснулся моих волос, затем вытащил из них маленькую палочку и кинул ее на землю.
- Почему каждый раз, когда я вижу тебя, ты вся в мусоре и плохо пахнешь?
О, он просто должен был вспомнить тот факт, что однажды столкнулся со мной после того, как я выползла из мусорного контейнера. Нахмурившись, я отступила назад, хотя все еще держала руки на мягком трикотажном полотне его рубашки. Он не выходил из моего поля зрения.
- Никогда не говори леди, что она воняет.
Ноа коснулся моего носа и улыбнулся.
- Когда я встречусь с леди, я это запомню. - Прежде чем я успела возразить, он посмотрел на меня с удивлением.
- Так я должен спросить, почему ты в охотничьем снаряжении?
Я подумала о дальнобойщике, Люке и всех других ужасных вещах, которые произошли за последние несколько дней, и содрогнулась.
- Скорее всего, нет.
- Я все понимаю. - Его рука скользнула вокруг моей талии, поддерживая меня. Ноа не стал, бы совать нос в чужие дела.
- Но, может быть, ты захочешь принять душ перед встречей с Далилой?
- Нет - мрачно ответила я.
- Больше никаких задержек. Я хочу избавиться от этого проклятия прежде, чем сойду с ума.
Он посмотрел на мою одежду и усмехнулся.
- Она может подумать, что ты уже это сделала.



- Одет/одета: джинсы, разноцветные кеды, объемная футболка, бандана с черепами.
- Состояние: приподнятое настроение, немного простужена насморк замучил
- При себе: рюкзак, Беда - мой хорек тоже при мне.
- Способности: телепортация, способна отличать иных от людей.
 
Форум » Мистическая литература » Гильдия переводчиков » Джилл Майлз - Дневники суккуба - #2 Суккубы любят погорячее (вампиры, суккубы, ангелы, падшие ангелы 13/23)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Яндекс.Метрика Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Мистик © 2010 - 2020